Wednesday 26.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Depositphotos.com
    Фото: Depositphotos.com

    «Я хотела помочь другу-гею стать отцом, но стала суррогатной мамой для «обычной» пары»

    Меня зовут Ярден. Я была суррогатной матерью. Впервые у меня появилось желание стать суррогатной матерью, когда я захотела помочь моему другу-гею стать отцом. Но это было очень упрощенное представление о жизни: у меня есть матка, а у него нет, а друзья должны помогать друг другу. Позднее я обнаружила, что в государстве Израиль в XXI веке геям не может помочь наличие суррогатной матери. Мужчинам-«натуралам» – да, женщинам – да, а геям – нет. Наверное, наше государство посчитало, что геи меньше хотят быть родителями или меньше заслуживают того, чтобы быть родителями. В общем, государство Израиль, вероятно, считало, что геи хуже других.


    Итак, я стала суррогатной матерью для гетеросексуальной пары, которая в течение многих лет пыталась зачать ребенка, но у них не получилось. У меня здоровая матка, а у них – нет. Я могла им помочь, хотя до этого мы не были друзьями. И я помогла им.

    То, что могу рассказать вам я о суррогатном материнстве, вы нигде не прочтете. Как это только не называли: торговлей органами, торговлей людьми, проституцией, альтруистическим актом. Напомню, что альтруистический поступок, предполагающий плату, не является чистым альтруизмом. Я не могу судить о суррогатном материнстве во всем мире, потому что всем ясно, что в Индии или Непале одни законы о суррогатном материнстве, а в США и Канаде – другие. Но о суррогатном материнстве в Израиле я могу вам рассказать.

    Кто становится суррогатной матерью? Я состою в большой группе в «Фейсбуке», которая образовалась случайным образом. В ней числятся примерно сто женщин. Все они либо были суррогатными матерями, либо в настоящее время проходят этот процесс, либо готовятся стать суррогатной мамой. Среди них есть семейный психотерапевт, доктор биологических наук, дипломированные социальные работники со второй академической степенью, экономисты, юристы, работницы хайтека, врач, архитектор и другие. Неужели кто-то еще представляет себе, что на этот шаг идут социально слабые слои населения, женщины нелегкой судьбы, которым «общество не дает выбора»? Действительно, в былые времена профиль суррогатной мамы в Израиле был именно таким. Но почему так было? Потому что израильский закон запрещал замужним женщинам становиться суррогатными мамами. Но после того, как закон был изменен, критерии стали другими, и круг потенциальных суррогатных мам расширился. Сегодня социальный профиль суррогатных мам совершенно другой.


    Кто становится сегодня суррогатной мамой? Здесь вы не найдете женщин с проблемами фертильности, или женщин, у которых проблематично протекала беременность. Или у которых были тяжелые роды с риском для жизни. Они не попадают в суррогатное материнство. Не потому, что не хотят. Просто они не пройдут отбор, который проводит специальная комиссия «по вынашиванию плода» («ха-Ваада ле-несиат убарим»). Чтобы быть суррогатной матерью, вы должны быть идеально здоровой. В рамках отбора женщины проходят множество проверок – медицинских, психиатрических, когнитивных, семейных. Это нужно для уверенности в том, что женщина пройдет весь этот процесс без ущерба для себя и своего здоровья.

    Государство Израиль научилось умно регулировать процесс суррогатного материнства, уделяя максимальное внимание суррогатной матери, иногда даже за счет родителей ребенка. Разнообразные осмотры, страховки, советы и бумаги – все это делается для того, чтобы убедиться, что это ее решение, что она понимает весь процесс, что опасность здоровью минимальна, что есть система поддержки, что есть точки выхода из процесса. Кроме того, жизнь мамы считается важнее выживания плода.

    Так в чем же их мотивация? Допустимо говорить о деньгах. Средняя сумма, которую суррогатная мать в настоящее время получает за успешный процесс, составляет около 165 000 шекелей. Это солидная сумма, но жизнь коренным образом она не меняет. Женщина не выбирает суррогатное материнство из-за того, что эти деньги «спасут ей жизнь». На деле, большинство суррогатных мам в упомянутой группе в «Фейсбуке» говорят о процессе самопознания и становления, о рождении крепкой и прекрасной связи с родительской парой – их новой семьей, о возрождении своей женственности. И – да – о проблемных и болезненных моментах, особенно если начинаются какие-то проблемы с беременностью, к которым их организм не привык.

    На этой неделе государство Израиль вспомнило о внесении исторической поправки, сделав еще один шаг по направлению к такому обществу, где геи не будут ниже других. И снова мы слышим старую шарманку: расширение круга потенциальных родителей приведет к эксплуатации женского организма, матки, суррогатных матерей. Определенный дискурс постоянно связывает эти вещи. Но эта связка ложная. Если суррогатное материнство — это эксплуатация женщин из неблагополучных семей, торговля органами или проституция, то его следует запретить для всех. Я, конечно, не разделяю этого мнения. Но если мы все-таки согласимся с мнением, что процесс суррогатного материнства в Израиле проводится должным образом, защищает суррогатных матерей и будущих родителей, то он должен продолжаться. А раз так, то мы должны настаивать на том, чтобы он происходил одинаково для всех. И министр здравоохранения Ницан Горовиц сделал для этого все возможное.

    Ярден Мендельсон, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Depositphotos.com

    Автор – дипломированный психолог, которая семь лет назад была суррогатной мамой˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend