Я буду голосовать за Социалистическую партию Израиля

Политическое представительство в Израиле богато и разнообразно, но в то же время в системе зияет дыра, которую уже много лет стараются не замечать депутаты и кандидаты: в нашей стране нет социалистической партии. На практике ни один из списков не претендует на эту роль, что и обуславливает растущее из года в год неравенство.


В Израиле произошла и продолжается очевидная подмена понятий: вместо социалистической партии здесь есть социальные – ШАС, НДИ, «Яхадут ха-Тора». Каждая из них в финансовом плане старается урвать из бюджета кусок для собственного электората, а в политическом – сохранить для него же привычный образ жизни в рамках статус-кво: по субботам въезды в города ортодоксов перекрывают заграждения, зато за их пределами по пляжам можно ходить в бикини. Плохой мир лучше доброй войны, но в конечном итоге все эти политики пытаются лишь взять побольше. Про тех, кто наполняет котел, из которого они берут, в Израиле не думает никто.

В арабском секторе ситуация в последний год была еще более странной: исламисты РААМ пытались заниматься решением социальных проблем (нехватки жилья, борьбы с преступностью, развития инфраструктур), тогда как пост-коммунисты ХАДАШ и иже с ними специализировались на националистических лозунгах.

Социалистическая политика отличается от социальной, как минфин от собеса. Разницу это ни Либерман, ни до него Кац так и не смогли распознать. Или не захотели. Они предпочли оставаться начальниками собеса.

В теории и в риторике социалистическими себя объявляют партии «Авода» и МЕРЕЦ. Однако, на деле, «Авода» являлась, в первую очередь, партией чиновников и государственных служащих, профсоюзов и независимых профессиональных объединений. Их права и доходы первичны для «Аводы», большинство электората которой относится к верхним децилям в рейтинге доходов. В уходящем правительстве председатель «Аводы», радикальная феминистка Мерав Михаэли может претендовать на звание «худшего министра года». Коллапс в аэропорту из-за нехватки персонала, пробки на дорогах из-за недостатка маршрутов и полос, провальные переговоры с водителями автобусов, антисоциальная реформа тарифов на проезд, не функционирующие по субботам поезда, не снижение регуляции и не открытие рынка перевозок для большей конкуренции, планы ужесточить правила парковок в городах – господи, что еще надо, чтобы добить умирающий общественный транспорт? Однако отнюдь не факт, что ее партия поплатится за это мандатами: у белых воротничков, которых «Авода» представляет, все более-менее в порядке.


МЕРЕЦ, в первую очередь, – партия правозащитная, а поскольку наиболее угнетенными традиционно считаются меньшинства (палестинцы на территориях, подконтрольных ЦАХАЛУ; израильские арабы; ЛГБТК-сообщество; нелегальные инфильтранты, и другие), те люди, которые в массе своей пополняют казну своими налогами, также остаются вне их зрительного фокуса (хотя конечно, они есть и среди перечисленных категорий).

«Я социалист, а Либерман нет» – заявил в недавнем интервью профсоюзному изданию Davar1 председатель МЕРЕЦ Ницан Горовиц. Но это неправда: в должности министра здравоохранения Горовиц удовольствовался выделением средств на аппараты MRI и проекты строительства новых медицинских центров. Доходы и условия работы медиков его не особо интересовали, реформа импортных пошлин пробуксовала именно в той части, за которую отвечает минздрав: парфюмерия, средства гигиены, лекарства. Ни Горовиц, ни Михаэли, ни Уда, ни Лапид, ни Беннет не стукнули кулаком по столу, когда министр финансов Либерман и министр экономики Барбивай продолжали проводить неолиберальную экономическую политику Нетаниягу, делая богатых подрядчиков и импортеров еще богаче, а мелких производителей, наемных работников, индивидуальных предпринимателей – еще беднее.

Классических правых – «Ликуд», «Религиозный сионизм», «Ямину» – идеология не обязывает быть социалистами. Они традиционно выступают за большую открытость рынка и экономический неолиберализм, выражающийся в создании лучших условий для магнатов в сочетании с подачками слабым слоям и игнорировании среднего класса, который истончается с каждым новым кризисом из-за того, что государство не дает ему подушки безопасности. Но вот для «Аводы», а также и списка «Кахоль-лаван» Ганца, который оттянул на себя сторонников левоцентристского сионизма, разочаровавшихся в «Аводе», такую позицию можно считать предательской.

Перед каждыми выборами колеблющийся электорат в Израиле оценивается в 15-20%. Примерно столько же и на «русской улице». Несмотря на «родовую травму», которую репатрианты из СССР вынесли из своего прошлого (не понимая, что уравниловка военного коммунизма в рамках учения Маркса имеет не так уж много общего с социализмом при рыночной экономике), «русские» израильтяне в социализме нуждаются не меньше, а то и больше других. Нуждаются не в социальных подачках, а в социалистической системе, при которой государство обязано создавать социально-ориентированную рыночную среду, а не дикий капитализм, при котором около 20% живут неплохо, около 20% в полной нищете, а все кто между ними надрываются, чтобы свести концы с концами, потому что своими налогами обеспечивают и верхних,и нижних.

Социальным политиком быть удобней, чем социалистом. Социальная подачка какому-то сектору всегда меньше того, что собрано с других: значит, останется, что отдать подрядчикам. Повышение выплат «русским» пенсионерам – лишь малый процент от того, что забрали силой у их детей и внуков. Новые льготы и пособия ортодоксам – часть того, что вытащили из карманов работающих израильтян. Хронические бедняки в Израиле имеют политическое представительство, высокопоставленные служащие тоже, тогда как работающие люди – нет.

Система социальной помощи, распределяемой министрами и депутатами – явная политическая коррупция: заняв министерские посты, лидеры партий за счет налогоплательщиков покупают себе голоса на будущих выборах. Всем это видно и ясно, но все стараются этого не замечать. Государство Израиль превратилось в рэкетира, который отнимает деньги у тех, у кого может: не у крупного бизнеса (он отобьется) и не у обездоленных (с них нечего взять), но у людей работающих, инициативных, самостоятельно кормящих себя (плюс еще несколько человек).

Выборы 2022 года станут праздником «социалов»: рэкетир собрал с подвластной ему толпы на 46 млрд больше, чем ожидалось. В казне излишков будет миллиардов на шесть, какое поле для споров о том, как их правильно поделить! Под этот шум и пройдет избирательная кампания. Но подлинный социализм – не про то, как делить собранное, а про то, как собирать; про не равное, но справедливое распределение финансового бремени между членами общества. Которого в Израиле не добивается сегодня ни одна из партий.

«Авода», если на праймериз в ней сменятся председатель и политический курс; «Кахоль-лаван» Ганца, кто бы к нему ни примкнул; «Еш атид», или какое-то новое политическое движение (хоть в еврейском, хоть в арабском секторе), способное забрать «протестные мандаты», могут поднять флаг социализма, в котором так нуждается Израиль после долгих лет разрушительной социальной политики Нетаниягу. Социализм в подлинном его значении общественного сотрудничества, свободного предпринимательства и справедливого налогообложения, стимулирующего труд, а не отбивающего всякое желание создавать что-то в нашем нынешнем «тайкуностане».

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Depositphotos.com

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ