В борьбе с "короной" для ультраортодоксов нет ни Бога, ни государства | detaly.co.il
    Понедельник 28.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mahmoud Illean
    AP Photo/Mahmoud Illean

    В борьбе с «короной» для ультраортодоксов нет ни Бога, ни государства

    Во время первой волны эпидемии апологеты ультраортодоксов заявляли, что правительство не приложило усилий для информирования и просвещения их общества. Эти оправдания больше не работают.

    6 сентября кабинет по коронавирусу санкционировал локальный карантин в «красных зонах», то есть в тех городах, где самый высокий уровень заражения. К ним относятся Бней-Брак, Эльад, Бейтар-Илит и Бейт-Шемеш, где проживает половина ультраортодоксального населения Израиля. Карантин включает закрытие школ и детсадов, но не стоит ожидать, что ультраортодоксальные йешивы закроют свои двери. Даже если ультраортодоксальные политики не добьются того, чтобы правительство освободило их общину от уплаты налогов, ни одного полицейского не пошлют для принудительного закрытия йешивы.

    Лидеры ультраортодоксов уже подвели свою красную черту на прошлой неделе, когда выполнили указания раввина Хаима Каневского, велевшего не проверять учащихся йешив на коронавирус, чтобы не срывать учебу. 92-летний раввин, который широко известен, как духовный вождь «литваков», дал аналогичные указания в марте. Когда правительство приказало закрыть школы по всему Израилю, Каневский сказал, что йешивы будут открыты как обычно.

    Когда первая волна коронавируса непропорционально сильно затронула Бней-Брак и другие города и районы ультраортодоксов, другие раввины воспротивились указанию Каневского, что было редкостью, и приказали йешивам и синагогам соблюдать ограничения правительства, закрыв свои двери. Хотя вторая волна намного разрушительнее, этот прецедент больше не повторится.

    Во время первой волны защитники ультраортодоксов пытались обвинить правительство в отсутствии информирования, заявляя, что оно не предприняло никаких усилий для просвещения их общины, не использующей интернет. Эти оправдания больше не слышны. Теперь ультраортодоксы  осведомлены об эпидемии так же, как все израильтяне, возможно, даже в большей степени, поскольку они понесли гораздо больше жертв. На этот раз решение руководства ультраортодоксов, раввинов и политиков установить свои собственные правила было принято с полным осознанием связанного с этим риска.

    Светским и даже традиционным израильтянам трудно понять это решение, но оно, по сути, не отличается от аналогичных решений политиков, которым приходится управлять риском использования такого грубого инструмента, как тотальный карантин, для предотвращения распространения эпидемии с учетом потерь национальной экономики и психического здоровья своих граждан. По мнению руководства ультраортодоксов, закрытие йешив сопряжено с гораздо большим риском, чем заражение.

    С точки зрения раввинов, это имеет смысл. За 72 года они построили свою автономию в Израиле с благословения и одобрения всех правительств. На протяжении десятилетий государство не вмешивалось. Оно не настаивало, чтобы ультраортодоксы учили своих детей навыкам, необходимым для трудоустройства в XXI веке. Оно не заставляло молодых ультраортодоксальных мужчин и женщин служить в армии. Почему раввины теперь должны позволять государству решать, закрывать ли им учебные заведения? Полгода назад это допустили из-за  шока первой волны. Для них это был опасный прецедент, который нельзя повторить.

    В последние недели резко негативная реакция ультраортодоксов приняла различные формы. Одни бросили вызов ограничениям и приняли участие в свадьбе внука своего раввина в Иерусалиме. Тысячи других настаивали на том, чтобы им разрешили полететь в Украину для паломничества на могилу рабби Нахмана в Умани. Это был принципиальный акт – ни одно правительство, и, тем более, профессор  Рони Гамзу, которого уже выставили национальным козлом отпущения, не будет решать вопросы, связанные с их убеждениями и образом жизни.

    Будь то изучение Торы в йешивах, участие в семейном торжестве или празднование Рош ха-Шана на могиле рабби Нахмана – отказ от любого из этих действий угрожает автономии ультраортодоксов больше, чем ущерб здоровью. Это ставит под угрозу само существование этой автономии.

    Для ультраортодоксов приход в йешиву в первый день месяца милосердия и покаяния элуль – это фундаментальный опыт. Это связывает их с тем, что покойный профессор социологии Менахем Фридман назвал «обществом учащихся» – в этом суть послевоенного ультраортодоксального общинного существования.

    Ежегодное повторение этой традиции необходимо для поддержания их общины. Они осознают, насколько слабо их влияние на молодое поколение, многие уже игнорируют ограничения, имеют смартфоны и гораздо лучше осведомлены о том, что происходит во внешнем мире, чем их отцы. Если они не учатся вместе в йешиве и не участвуют в общинных ритуалах, клей, который скрепляет общину и обеспечивает полное соблюдение постановлений раввинов, будет высыхать и ослабевать.

    Разрыв между руководством ультраортодоксов и профессором Гамзу невозможно преодолеть. Возникающая в СМИ идея о личном конфликте между раввинами и Гамзу, конечно, удобна для премьер-министра Биньямина Нетаниягу и его министров из «Ликуда», которые стремятся переложить вину за неправильные решения на чужие плечи. Но даже когда Гамзу уйдет в отставку, что теперь кажется неизбежным, останется такой же фундаментальный разлад.

    Не может быть соглашения между медицинскими властями, заботящимися о здоровье всего израильского населения, и теми, кто полон решимости защищать свою автономию, свое право самостоятельно устанавливать для себя собственные правила и законы.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Л.К.˜

    На фото: арест в Меа Шеарим во время протеста против борьбы с «короной». AP Photo/Mahmoud Illean

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend