Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Emrah Gurel
    AP Photo/Emrah Gurel

    Зачем Анкара вмешалась в карабахский конфликт?

    В Турции сообщения о событиях в Нагорном Карабахе не сходят с первых страниц местных газет. Поддерживает ли местное население Эрдогана, могут ли пострадать турецкие армяне, и каким видится этот конфликт глазами турецких политиков и экспертов? 


    – В Турции существует очень серьезная оппозиция Эрдогану, противостоящая  ему по разным вопросам. Причем не «карманная», а вполне независимая. Но по вопросу о Карабахе в стране существует согласие, поддержка борьбы Азербайджана единогласна, так как практически все считают, что дипломатические усилия провалились, – рассказал «Деталям» главный редактор газеты «МК-Турция», автор телеграм-канала «Повестка дня Турции» Яшар Ниязбаев. – Никто из оппозиции не высказывается против, за исключением, может быть, прокурдской партии – да и то не особо громко, поскольку все понимают, что в Турции очень непопулярно делать такого рода заявления. 

    – А что думают сами турки? Они разделяют важность этого конфликта, или это кажется им отвлечением внимания от внутренних проблем и ненужной авантюрой Эрдогана? 

    – Такие подозрения всегда возникают, но интересно, что результаты опросов не показывают какого-то роста рейтинга Эрдогана, поэтому, если отчасти план и состоял в том, чтобы отвлечь граждан от внутренних – в первую очередь, экономических – проблем, нельзя сказать, что игра стоила свеч. Думаю, это действительно позиция Эрдогана, который, будучи человеком в возрасте, пытается воплотить свое видение – то, что в Турции называют «особым вектором». Рядовые граждане солидарны. Это заметно и по личному общению, и по публикациям в СМИ. Никто не против поддержки Турцией Азербайджана – и потому, что азербайджанский народ действительно считают братьями, и потому, что это постоянно подпитывается информационно. Ну и главное — это ведь конфликт за пределами Турции, так что поддерживать его легче, чем если бы боевые действия велись внутри страны. 


    – В Армении утверждают, что, на самом деле, война ведется с Турцией, и это продолжение – как минимум, на символическом уровне – конфликта столетней давности, который вылился в геноцид. Говорят ли в Турции, что Армения – давний враг? 

    – Такой риторики нет. Более того, Турция очень внимательно относится к тому, чтобы не подпитывать антиармянский национализм, так как понимает, что если переборщить, могут пострадать армяне,  живущие в Турции. Поэтому и председатель турецкого парламента, и сам Эрдоган подчеркивают, что происходящее не касается турецких армян.

    Интересно, что когда обсуждались иностранцы, воевавшие на стороне курдских отрядов народной самообороны в Сирии, там была такая риторика: они – французы, греки, англичане и так далее – напали на нашу страну сто лет назад, и теперь вновь воюют против нас в рядах сирийских боевиков. Тот конфликт описывали, как продолжение действий столетней давности – а сейчас про Армению такого не говорят. Упор сознательно делается не на армян, а на армянское государство.

    – Зачем Эрдогану вмешиваться в еще один конфликт, когда он уже участвует в войнах в Ливии, в Сирии, а также противостоит Греции и Кипру в Средиземноморье?

    – Идеологию Эрдогана можно сформулировать так: «Если ты на поле боя, ты сидишь и за столом переговоров». То есть твои позиции за столом переговоров будут сильнее. И недавно министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сказал, что такой подход себя оправдывает. Так Турция заявляет о себе как о глобальном игроке. Можно предположить, что Азербайджан продвинется до определенной точки, попытается захватить побольше территории, а потом уже, не доходя до Карабаха, начнет переговоры, которые сможет вести с позиции силы. Турция хочет принимать участие в этих переговорах и дать России понять, что она здесь – ключевой и влиятельный игрок. 

    – Что в Турции говорят о роли России? 


    – Чавушоглу как-то сказал, что Минская группа ОБСЕ, занимающаяся поиском путей мирного урегулирования карабахского конфликта, и входящая в нее Россия выступают на стороне Армении. В то же время на днях он заявил, что так как Россия имеет связи и с Азербайджаном, и с Арменией,  она может выступать своего рода связующим звеном в разрешении конфликта, поэтому Анкара хотела бы работать в этом направлении с Москвой

    – Возможно ли, что они координируют действия – может быть, неофициально? Российские интересы или вероятность противостояния с Россией вообще принимаются турецкой стороной в расчет при принятии решений?

    – Я не слышал ни одного подтверждения, что какая-то координация осуществляется даже за закрытыми дверями. Другое дело, что, конечно, активное неучастие России и молчание Москвы в то время, когда Эрдоган каждый день что-то говорит, играет на руку турецкой стороне. 


    – Евгений Пригожин, которого называют владельцем ЧВК «Вагнер», дал недавно интервью турецкой газете, где сказал, что Турция вправе защищать Азербайджан. А говорят ли в Турции что-то про российских наемников? Считают ли, что «Вагнер» уже в Армении? 

    – Как ни странно, про «Вагнера» на этот раз практически ничего не говорят, хотя, например, во время ливийской кампании и событий в Сирии турецкие газеты очень активно о них писали, да и сам Эрдоган очень часто упоминал эту организацию. Но в последнее время эта тема вообще не возникает, о ЧВК ничего не говорят. Считать, что там могут быть российские наемники, мне лично кажется странным: это очень сильно испортило бы отношения России с Азербайджаном, а Москва, как мне кажется, все-таки не хочет терять эту связь. Возможно, Россия использует какие-то другие рычаги, но вот так напрямую отправлять бойцов ЧВК для участия в войне стран, которые ей близки – значило бы делать выбор.

    Российские власти подтверждают, что если состоится нападение на Армению, то Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), частью которой являются и Россия, и Армения, активируется, и Россия вступит в конфликт, но пока вопрос касается территории Азербайджана. Мировое сообщество считает Нагорный Карабах территорией Азербайджана, оккупированной Арменией, поэтому никто, по сути, и не вмешивается, разве что призывают к прекращению огня. 

    – Возможно ли прямое военное столкновение между Турцией и Россией в Нагорном Карабахе? 

    – Это мне кажется маловероятным. В Нагорном Карабахе нет турецких военных. Там есть турецкое вооружение, но его Турция продала Азербайджану раньше – точно так же, как Россия или Израиль. Присутствие там каких-то протурецких наемников Турция тоже отрицает. Поэтому там некому сталкиваться. Эта история не сталкивает Россию и Турцию напрямую, хотя все зависит от того, как дальше будут развиваться события.  

    Александра Аппельберг, «Детали». На иллюстрации: демонстранты с турецкии и азербайджанскими флагами на митинге в поддержку Азебрайджана, Стамбул, 4 октября 2020. Фото: AP Photo/Emrah Gurel

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend