Фото: Rodi Said, Reuters

Вернется ли Сирия в Лигу арабских государств

«Вся Сирия – ваша», – сказал Дональд Трамп президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, словно он – султан Османской империи, передающий обширную провинцию одному из своих визирей. Израиль был бы счастлив услышать от могущественного лидера такое же заявление, но даже если бы оно прозвучало, то не имело бы реальной ценности. Потому что сферу деятельности Израиля в Сирии определяет Россия, а не Соединенные Штаты. Москва осуждает Израиль за те или иные действия, угрожает нам, и решение Трампа о выводе войск не меняет реалий на местах.

Решение Трампа не меняет мировой порядок. Военное вмешательство США, которое началось очень поздно, после того как более полумиллиона сирийцев были убиты и 8 миллионов бежали из своих домов, не остановило операции Турции, Ирана и, особенно, России. Еще при Бараке Обаме, несмотря на войну против ИГИЛ, Вашингтон дистанцировался от принятия мер, направленных на поиск дипломатического решения войны. Политический канал, открывшийся на конференциях в Женеве, и усилия Саудовской Аравии по созданию альянса милиций, который мог бы диктовать желаемое решение, потерпели неудачу и были заброшены.

Вместо этого Россия открыла альтернативный канал в Астане, столице Казахстана, где проводились консультации по урегулированию кризиса. Место западной коалиции, которую пытались создать и возглавить США, занял треугольник Москва – Анкара – Тегеран. Турция получила под свою ответственность Идлиб и северную Сирию; Иран согласился чуть-чуть отодвинуть свои силы от границы с Израилем, но продолжает действовать в районе Дамаска; «Хизбалла» контролирует весь регион между Ливаном и Сирией. Россия перешла от ведения военных действий в Сирии к шагам по восстановлению статуса Башара Асада на общеарабской арене.

Возвращение Асада в Лигу арабских государств обсуждали на этой неделе. Пока нет окончательного решения, но до марта, до очередного саммита ЛАГ в Тунисе, Россия будет продолжать убеждать арабских лидеров принять обратно в свои ряды блудную дочь – Сирию, исключенную оттуда в 2011 году. Не случайно в этом месяце президент Судана Омар аль-Башир, разыскиваемый Международным уголовным судом в Гааге по подозрению в совершении преступлений против человечности, слетал в Дамаск и обратно российским военным самолетом. После аль-Башира Дамаск посетил президент Ирака Бархам Салах, а в ближайшее время тот же маршрут проделает иракский премьер-министр Адель Абдель-Хади.

Но более важная встреча состоялась 23 декабря между Али Мамлюком, руководителем национальной безопасности Сирии, правой рукой Асада и главой всех разведслужб страны, с начальником разведки Египта Аббасом Кемалем. В лаконичном объявлении, опубликованном в Каире, говорилось, что обсуждались двусторонние вопросы, связанные с ситуацией в регионе. Но редактор египетской правительственной ежедневной газеты "Аль-Ахрам" Джамиль Афифи подробно объяснил, что отношения Египта с Сирией «исторические, их невозможно прервать», и что «угроза национальной безопасности Сирии является угрозой национальной безопасности Египта».

Афифи выразил намерения президента Абдель Фаттаха ас-Сиси, который год назад заявил, что готов помочь сирийской армии, потому что это национальная армия, а не милиции. Вопреки позиции Саудовской Аравии, Египет в ООН проголосовал за российскую резолюцию, отвергающую осуждение Сирии. Сделает ли Каир еще один шаг вперед и поддержит ли возвращение Сирии в ЛАГ? Раньше Египет воздерживался от прямой конфронтации с Эр-Риядом. Но после дела Хашогги и ослабления статуса Саудовской Аравии на арабской и мировой арене колебания ас-Сиси, вероятно, не будут особенно долгими.

Как и Иордания, которая открыла терминал Насиб на границе с Сирией, Египет предпочел бы видеть Дамаск в составе ЛАГ. Ведь исключение Сирии из ЛАГ в 2011 году не способствовало изменению политики Асада, а привело к укреплению влияния Ирана. А Турция, заклятый враг Египта и Саудовской Аравии, стала фактически хозяином северной части Сирии.

Заинтересованность России в возвращении Асада в сообщество арабских стран основана не только на желании обеспечить сначала арабскую, а потом и международную законность для диктатора, но и на стремлении сбалансировать влияние Ирана и Турции в Сирии, – цель, которой Соединенные Штаты не достигли, да похоже, и не намеревались достигнуть.

Американская бездеятельность нашла свое отражение в выступлениях спецпредставителя США по Сирии Джеймса Джеффри, который объяснил, что Иран будет удален из Сирии дипломатическими, а не военными средствами. Он не уточнил, кто будет управлять дипломатическими усилиями, и не сообщил, какие рычаги политического давления планирует использовать Вашингтон.

Цви Барэль, «ХаАрец», Д.Н. К.В.
Фото: Rodi Said, Reuters

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend