Выборы во Франции: что победа Макрона или Ле Пен принесет Израилю?

Президентские выборы во Франции вызывают сильное чувство дежа вю: результаты первого тура повторили результаты 2017 года, и из пяти кандидатов во второй тур вышли действующий президент Эммануэль Макрон и лидер ультраправых Марин Ле Пен. Однако, в отличие от прошлых выборов, в этот раз победа Ле Пен кажется не таким уж невероятным исходом.


Предвыборные кампании кандидатов так или иначе вращались вокруг войны в Украине. Макрон осуждал Ле Пен за связи с Владимиром Путиным, Ле Пен говорила о том, как санкции против России скажутся на карманах рядовых французов. 

Однако для тех, кто наблюдает за французской политикой из Израиля, первостепенное значение имеют, вероятно, другие вопросы:  

Израиль и палестино-израильский конфликт 

Связи между Иерусалимом и Парижем «расцвели» при нынешнем французском президенте, говорит в интервью «ХаАрец» Даниэль Шек, бывший посол Израиля в Париже и бывший пресс-секретарь министерства иностранных дел Израиля. Он упоминает о многих видах сотрудничества в области науки, образования, медицины и культуры, которые расширились после прихода Макрона к власти в 2017 году. Президент, отмечает он, также выразил восхищение Израилем как «нацией стартапов».

По словам Марко Саррабии, французского еврея, живущего в израильском кибуце и поддерживающего Макрона, «он – родственная Израилю душа, и он продолжает придерживаться решения о двух государствах. Он настоящий друг Израиля. Он принял довольно революционный закон о том, что антисионизм является антисемитизмом, что было новаторским. Конечно, французы могут критиковать Израиль, но те, кто выступает против существования государства Израиль, считаются антисемитами».

Марин Ле Пен, чья партия «Национальное объединение» имеет глубокие антисемитские корни, в последние годы предпринимала попытки сближения с Израилем – отчасти, чтобы поправить свою репутацию, отчасти на фоне борьбы с исламским экстремизмом. Она даже пыталась организовать официальный визит в Иерусалим – но израильские политики, судя по всему, сторонятся ее из-за радикальных идей, которые она и ее приближенные высказывали в прошлом.

По израильско-палестинскому вопросу Франция и Израиль продолжают расходиться во мнениях: Макрон, как и все французские президенты последних десятилетий, поддерживает решение о двух государствах и выступает против израильских поселений. Но в то же время, говорит Шек, в начале этого года французский президент выступил против доклада Amnesty International, в котором Израиль назван «государством апартеида».

Джордж Мальбруно, репортер и аналитик газеты Le Figaro по Ближнему Востоку, говорит, что рост терроризма во Франции привел к расширению сотрудничества между израильскими и французскими службами безопасности и разведки, а также к тому, что Франция оценила многолетний опыт Израиля в борьбе с террором. 

Если Макрон будет переизбран, эти тенденции, вероятно, сохранятся и расширятся, даже если время от времени между двумя сторонами будут происходить политические вспышки – как во время визита Макрона в Иерусалим в январе 2020 года, когда он набросился на израильскую охрану за то, что она последовала за ним во французскую церковь в Старом городе Иерусалима.

Шек говорит, что если Ле Пен станет президентом, она, вероятно, будет придерживаться традиционной французской позиции в отношении решения израильско-палестинского конфликта на основе сосуществования двух государств. Он считает, что «нет никаких фундаментальных различий в позициях [двух] кандидатов по израильско-палестинскому вопросу».

Иран и ядерная сделка 

Что касается Ирана, то Макрон – по крайней мере, на словах – занял по некоторым вопросам, которые обсуждаются на ядерных переговорах в Вене, более жесткую позицию, чем Соединенные Штаты. Министерство иностранных дел Ирана даже назвало Францию «плохим полицейским», когда министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан в январе пожаловался, что темпы переговоров «слишком медленные». 

Несмотря на такой, казалось бы, жесткий подход, Шек считает, что если и когда соглашение в конечном итоге будет достигнуто, Франции придется присоединиться к позициям Соединенных Штатов и Европейского союза, даже если ей не понравятся некоторые пункты сделки.

Ле Пен в вопросе Ирана изначально встала на сторону Тегерана и защищала его право на реализацию гражданской ядерной программы, которая, по ее словам, является единственной целью ядерных амбиций режима – вопреки оценкам Вашингтона и Иерусалима. Однако в недавнем интервью на французском телевидении она выразила обеспокоенность попытками Тегерана «обойти ограничения, касающиеся его ядерной программы».

Отношение к евреям… 

В последние годы Ле Пен прилагала много усилий, чтобы заручиться поддержкой еврейской общины, преодолевая темную антисемитскую историю своей националистической партии и своей семьи. Ее отец, Жан-Мари Ле Пен, был одним из самых выдающихся антисемитских политиков в послевоенной Европе. Пытаясь дистанцироваться от него, она изменила название партии с «Национальный фронт» на «Национальное объединение» и начала наступление с целью привлечь на свою сторону французских еврейских избирателей, особенно делая упор на опасность исламского экстремизма. 

Несмотря на это, французские еврейские организации массово призвали голосовать во втором туре за Эммануэля Макрона – не потому, что его считают хорошим кандидатом для евреев, но потому, что избрание Ле Пен видится еврейским лидерам катастрофой, которая подвергнет опасности еврейские общины в стране.

и мусульманам 

Если по отношению к евреям Ле Пен пытается смягчить свой образ, то агрессивная исламофобия остается краеугольным камнем ее политики. В 2010 году она сравнила мусульман, молящихся на улице, с нацистской оккупацией. Она хочет изменить конституцию, чтобы предотвратить «изменение состава и идентичности» французского народа из-за иммиграции. Она также хочет провести различие между коренными и некошеными французами при получении социальной помощи. 

В начале своего президентского срока Макрон как-то сказал, что некоторые «используют laïcité [французский секуляризм] для борьбы с исламом». Но с тех пор его позиция по вопросам, затрагивающим мусульман, сдвинулась вправо, особенно после того, как в 2020 году чеченский беженец обезглавил школьного учителя Самюэля Пати. Разочарование французских мусульман в Макроне может даже перевесить их неприязнь к Ле Пен. Как написал в «Твиттере» Марван Мухаммад, бывший глава Коллектива против исламофобии во Франции, НПО, распущенной при Макроне: «Я никогда не видел столько людей, готовых проголосовать за нее, лишь бы заставить «Макрона заплатить» за причиненный им вред».

Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Bob Edme⊥

Читайте также:

Главная тема президентских выборов во Франции – война

«Наше будущее в опасности»: евреи Франции против Марин Ле Пен

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ