Выборы, которые потрясли мир

Выборы, которые потрясли мир

22 ноября правая Партия свободы (PVV) Герта Вилдерса с радикальной антиисламской, антииммиграционной и антиевропейской программой неожиданно победила на парламентских выборах в Нидерландах, получив 23,6% голосов и 37 из 150 мест в нижней палате.

60-летний политик крайних взглядов с 25-летним стажем политической жизни впервые попал в Палату представителей в 1998 году и основал PVV в 2006 году. И высоко взлетел, оказавшись в до сих пор немыслимом положении возможного следующего премьер-министра страны

«Такого исхода никто не ожидал», — говорит Стейн ван Кессель, доцент кафедры европейской политики Лондонского университета королевы Марии. Партия Вилдерса набрала вдвое больше голосов, чем на последних выборах в 2021 году.

Вилдерсу удалось привлечь на свою сторону не только избирателей из других крайне правых или популистских партий, доля голосов которых в результате упала, но — правоцентристских сторонников правящей Народной партии за свободу и демократию (VVD), и даже некоторых крайне левых избирателей.

«Системный провал»



По словам Сары Л. де Ланге, профессора политического плюрализма Амстердамского университета, голландская политическая система фрагментирована больше, чем другие европейские страны, и крайне неустойчива.

Электоральный барьер крайне низок — 0,67 процента на последних выборах, — что позволяет новым и нишевым партиям легко получить парламентское представительство — в последний парламент прошли 17. У избирателей в Нидерландах большой выбор партий, в том числе правых, и часто решение, за кого голосовать, приходит в последнюю минуту.

«Как и в Израиле, при такой раздробленности несколько партий должны объединиться, чтобы сформировать коалиционное правительство», — вздыхает де Ланге. Уходящее правительство Марка Рютте, премьер-министра с 2010 года, состояло из четырех партий: правоцентристской VVD, центристских Христианского союза (ХСС) и Христианско-демократического призыва (ХДА), а также Либеральных демократов 66 (Д66).

После выборов 2021 года на создание этой коалиции ушло 299 дней, и сохранить ее в итоге ее оказалось трудно. Длительные переговоры о формировании правительства — одна из причин потери доверия голландцев своему правительству, считают эксперты.

Истоки успеха Вилдерса лежат в первую очередь в причине, по которой были назначены досрочные выборы. В июле коалиция Рютте распалась, не сумев договориться об изменениях в праве на воссоединение семей для просителей убежища. Именно Рютте предложил ограничить эти права с целью сокращения иммиграции; его партнеры по либеральной и христианско-демократической коалиции выступили против. Рютте подал в отставку, став временным премьер-министром и назначив выборы на ноябрь.

Тем самым он «действительно поставил на повестку дня вопрос об иммиграции», — говорит Санне ван Оостен, исследователь Оксфордского университета, специализирующаяся на влиянии антимусульманского расизма на политику и общество. Предвыборная борьба перенеслась на политическую территорию Вилдерса.

«Задумавшись об иммигрантах, — добавляет она, — люди подумали: «А почему бы мне не проголосовать за партию, наиболее известную антииммиграционной направленностью?» Перефразируя бывшего лидера французских ультраправых Жан-Мари Ле Пена: зачем голландским избирателям голосовать за правоцентристскую партию, имитирующую крайне правую, если проще проголосовать за крайне правую?

2024 год, судя по всему, будет благоприятным для единомышленников Вилдерса по всей Европе. Ультраправая Партия свободы в Австрии занимает первое место по опросам, партия «Альтернатива для Германии» — второе место, а националистическое движение «Фламандский интерес» ведет в бельгийских опросах.

Это первая ошибка правоцентристов. Второй ошибкой было снова открыть двери Вилдерсу в качестве возможного партнера по коалиции. В 2010 году лидер ультраправых уже соглашался поддержать первое правительство Рютте. Вилдерс отошел от этого соглашения в 2012 году, а Рютте отказался снова работать с ним и его партией, сочтя, что они не заслуживают доверия.

Вилдерса «всегда исключали из правительства априори. Избиратели заранее знали, что голосование за PVV — в некотором смысле, пропавший голос», — объясняет де Ланге.

Однако новый лидер VVD Дилан Йешилгёз изменила эту динамику, заявив, что не хочет исключать ни одного избирателя, поэтому также не собирается исключать ни одну партию. У людей создавалось впечатление, что, если они проголосуют за PVV, это наконец-то даст партии шанс на власть.

Смягчение риторики Вилдерса сделало его более приемлемым вариантом для избирателей из правого центра. Он выбрал иммиграцию и стоимость жизни центральными пунктами своей кампании и подчеркнул важность компромисса и сотрудничества с другими партиями.

Он заявил, что наиболее радикальные идеи — деисламизация Нидерландов путем запрета исламских школ, Корана и мечетей, а также обязательный референдум по выходу Нидерландов из Европейского союза, — для него больше не приоритет (хотя это по-прежнему фигурирует в манифесте его партии).

Электоральная нестабильность

Следующим шагом Вилдерса станет попытка сформировать правительство. С одной стороны, его PVV — крупнейшая партия в Палате представителей, а в новом законодательном органе есть несколько правоцентристских партий, с которыми Вилдерс мог бы заключить партнерство. С другой стороны, VVD уже заявила, что не войдет в правительство Вилдерса, а лишь поддержит его со стороны, и новая правоцентристская партия «Новый общественный договор» не едина по данному вопросу.

У PVV также могут возникнуть проблемы с комплектованием правительства и кабинета, отмечает де Ланге, поскольку PVV — это, по сути, партия с одним членом — Вилдерсом — без реальной партийной организации и «значимого опыта работы в правительстве», в том числе, на местном уровне.

В то же время коалиция, созданная без PVV — с участием VVD и альянса «зеленых» и Левой рабочей партии, — по словам ван Кесселя, «придаст большую достоверность популистскому утверждению о том, что все основные партии одинаковы и глухи к «голосу народа». Потенциально это может способствовать еще более успешному результату Вилдерса в следующий раз.

Более широкая коалиция будет » идеологически столь широкой, что приведет к всевозможным компромиссам, смягчению политики» и возможному застою, добавляет ван Кессель.

Победа Вилдерса и его возможный приход на высший пост в голландском правительстве приходятся на время огромной электоральной нестабильности не только в Нидерландах, но и в Европе в целом.

Политический центр ослабевает, а ультраправые и правопопулистские силы на подъеме. Например, в сентябре 2022 года крайне правая партия «Шведские демократы» стала второй по величине партией в стране и теперь поддерживает извне правоцентристское правительство меньшинства. А в соседней Финляндии Партия финнов (бывшая «Истинные финны») вошла в коалицию после апрельских выборов, ныне контролируя министерства внутренних дел, финансов и юстиции.

Заглядывая в будущее, можно сказать, что 2024 год, похоже, станет хорошим годом для единомышленников Вилдерса в других частях Европы. Австрийская крайне правая Партия свободы в настоящее время занимает первое место с 29 процентами голосов, а выборы должны состояться следующей осенью.

Партия «Альтернатива для Германии» занимает второе место с 22 процентами в Германии, а правое националистическое движение «Фламандский интерес» лидирует в опросах в Бельгии с 23 процентами. Хотя президентские выборы во Франции пройдут не ранее 2027 года, самые последние данные опросов показывают, что Марин Ле Пен лидирует в первом туре.

В более широком европейском контексте результаты выборов в Нидерландах — пример, как не следует конкурировать с ультраправыми — особенно правоцентристам. Ван Кессель выразил это кратко: «Когда правоцентристские партии пытаются конкурировать на базе ультраправой повестки, это в первую очередь легитимизирует ультраправых».

В данном случае речь шла об иммиграции, и правоцентристские партии пытались ходить и говорить как ультраправые. Однако, как отмечает де Ланге, избиратели больше доверяют «заявлениям популистских радикально-правых партий на эти темы, чем заявлениям мейнстримных партий».

Если правоцентристские партии собираются решать проблему иммиграции, им придется потратить время, чтобы подумать, как лучше это сделать». VVD, по словам де Ланге, попыталась сделать «именно то, чем известен Вилдерс, — связать иммиграцию с повседневными проблемами граждан». В частности, заявляя, что нынешний жилищный кризис в Нидерландах вызван чрезмерной иммиграцией – тезис, который Вилдерс выдвигал на протяжении многих лет.

Ван Оостен говорит, что десятилетние исследования этого вопроса показывают, что «нормализация, легитимизация и оправдание — на самом деле помогают праворадикалам, а не сохраняют предпочтения избирателей более традиционных партий. Это то, чему политические партии не хотят учиться. Политические партии в Нидерландах, от правых до левых, видят, что правые радикалы завоевывают позиции, используя критическую повестку дня, и двигаются в этом направлении — а демократии нужно, чтобы люди могли выбирать. Гораздо полезнее было бы решительно отстаивать свою позицию за иммиграцию или против расизма, а не опираться на риторику праворадикальных партий».

Лиам Хоар, «ХаАрец», Н.Б. Фото: AP Photo/Peter Dejong

Новости

«Мы в правильном месте»: Кирилл Серебренников подготовил особое поздравление для Аллы Пугачевой
Миллиарды шекелей планируется выделить на восстановление поселений на севере
США: Значительно увеличилось количество гуманитарной помощи, попадающей в Газу

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ