Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Этих людей мы выбираем в кнессет?

    Ровно через неделю, в четвертый раз за два года, Израиль надеется на чудо: заснуть 23 марта с политикой в состоянии прогрессирующего паралича и проснуться наутро с новым либеральным правительством технократов, свободным от шантажа ультраортодоксов, которое покончит с эпидемией коронавируса и вытащит страну из тяжелейшего экономического кризиса.


    Блажен, кто верует...

    Вы как, веруете? Мы – нет.

    По этой причине никого ни к чему не призываем. Оглянитесь вокруг и сами посудите: кого можно выбрать не из двух, а из двенадцати зол?


    «Ликуд»? Коррумпированная, прогнившая, импотентная партия одного человека, которую он 12 лет назад устранил от управления государством. Поскольку в Израиле голосуют за партийный список, всмотритесь в лица первой десятки. Еще хуже выглядит вторая и третья десятка тех, кто по прогнозам может остаться в кнессете. Все они – марионетки, обслуживающие нужды главного кукловода.

    «Еш атид»? Еще одна партия одного человека, за которым леса не видно. Если эта партия за столько лет ничем не проявила себя в оппозиции и не добилась ни одной перемены ни в одной области, с чего и почему надо ждать от нее волшебного перерождения?

    «Ямина»? Это название не совсем точно. Правильнее было бы – «Куда прикажете». Можно влево. А можно в центр. Все зависит от того, что дадут взамен. Чем жирнее кость, тем вероятнее поворот флюгера на 180 градусов.

    «Новая надежда»? И в чем она состоит? В том, чтобы отделаться от главного кукловода и... И что дальше? В одиночку эта партия не победит. В чем же выигрыш избирателя? На языке страховых компаний – total loss. Была машина – остался металлолом.

    «Объединенный список»? Но мы же – не арабы.

    ШАС? Но мы же – не ультраортодоксы.


    «Еврейство Торы»? См. выше.

    «Наш дом Израиль»? Еще одна партия одного человека, который много лет обещает золотые горы в разной упаковке. Для него политика – магазин, а избиратели – покупатели. Есть товар на любой вкус.

    «Авода»? В бульварных романах это называлось «женщина со следами былой красоты». Были отцы-основатели государства, всесильная партия, почти 30-летняя власть. Осталось только название, за которым ни кола, ни двора.


    «Кахоль-лаван»? Хватит! Нас уже обманули. Да не один раз, а три! Была партия – стал публичный дом.

    МЕРЕЦ? Но мы же – не самоубийцы.

    «Религиозный сионизм»? А вы посмотрите на его двухголовое руководство: гомофоб и мракобес с экстремистом и расистом. Где тут сионизм? И что это за религия? У Ку-клукс-клана тоже есть религия?

    Все эти второсортные политики погрязли во лжи. Чем крупнее политик, тем больший лжец, которому столько же дела до измученного карантинами народа, сколько нам – до жизни на Марсе.

    Что же остается? В сухом остатке – три вещи.

    «Корона», о которой перечисленные партии стараются не упоминать.

    Обнищание и разорение сотен тысяч людей, которым предложили «веселиться и пить пиво», не думая, что на это у них нет денег.

    Депрессия в темном туннеле, где свет в конце – всего лишь отблеск пожара, в котором сгорели солидарность и взаимопомощь тех, кто много лет распевал хором: «Как приятно братьям сидеть вместе...»

    Если бы на одном из бюллетеней было написано «Против всех», его популярность затмила бы все прочие партийные символы.

    За последние полвека Израиль так и не дождался обновления политики, куда не пошли молодые, талантливые, образованные – они предпочли хайтек. Мессии оказались лже-Мессиями, пророки – лже-пророками, профессионалы – дилетантами.

    За считанные дни до пасхального песнопения «Чем отличается эта ночь от всех ночей?» зададимся вопросом: чем отличается ночь 23 марта от всех ночей?

    Во все другие ночи наш голос не слышен. В эту ночь от него зависит все.

    Во все другие ночи мы верим в перемены и ждем их. В эту ночь мы ни во что не верим и ничего не ждем.

    Во все другие ночи мы ощущаем сладость жизни. В эту ночь нам только и остались, что горькие травы, как предвестник такого же горького исхода.

    Во все другие ночи мы гуляем, трапезничаем или спим. В эту ночь мы прилипнем к экранам телевизоров, чтобы снова услышать то же самое: что было, то и будет.

    Рафаэль Рамм, «Детали». Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend