Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Maya Alleruzzo
    AP Photo/Maya Alleruzzo

    Вы против вакцинации из соображений свободы совести? Заплатите за это цену

    Защита свободы совести и религии имеет фундаментальное значение для либерального общества. Эти понятия возникли в результате религиозной борьбы в XVI веке с распространением Реформации, и теперь считаются основными правами человека.

    То есть властям не разрешается навязывать нам что-либо, что противоречит нашей совести, и они должны позволять нам действовать в соответствии с нашими сознательными решениями. Как любое право, оно не является абсолютным, но его ограничения должны быть минимальными и редкими.

    Сознательное решение, выбор, который делает наша совесть - это не повседневный выбор. Это не решение, какой заказать сандвич и какую выбрать машину. Такое решение затрагивает глубину нашей идентичности, это - решения, которые не мы принимаем, а они принимают для нас. Это - решения, исходящие из внутреннего, «сокровенного» человека, из глубоких душевных слоев, которые предшествуют волевым импульсам.

    Например, мусульманин не преклонится перед статуей языческого божества. Его идентичность определяет его действия еще до того, как он сделает выбор. В таких вопросах мы не можем поступить иначе, чем диктует нам совеcть, а если бы могли - мы не были бы теми, кто мы есть. Решение проистекает из нашего «я», из нашего мировоззрения в целом, и позволяет нам сохранять верность себе, своему достоинству и нашей идентичности.

    Совесть по сути своей является вещью персональной и субъективной, а свобода совести - вызов обществу, именно потому, что совесть временами предписывает нам действовать вопреки обычаям - будь то против общественной практики, религиозного истеблишмента или политического режима.

    Так, люди, отказывающиеся от военной службы по соображениям совести, часто воспринимаются, как избалованные маменькины сынки, предатели или сумасшедшие.

    Отклонение от общепринятых правил влечет за собой социальные и психологические трудности, и это часто наносит вред человеку, который придерживается своих принципов. Либеральный подход заключается в том, чтобы позволить людям быть верными своей совести и, таким образом, сохранить свою идентичность и свое восприятие добра и долга, поэтому в либеральном государстве человек имеет на это право, и в идеале - без какого-либо наказания.

    Можно сказать, что государство, которое стремится наказать граждан, отклоняющихся от правил, не уважает их человеческую сущность, их уникальную идентичность.

    С другой стороны, не все трудности, с которым сталкивается человек, должны считаться нарушением его прав. Человек, требующий свободы совести, должен учитывать определенные трудности - ведь он по определению идет против большинства. Поэтому соблюдающие заповеди евреи смиряются с финансовыми трудностями из-за своего нежелания работать в субботу, а вегетарианцы готовы отказаться от удовольствия насладиться стейком на столе у своиих друзей.

    В тоталитарных государствах узников совести сажают в тюрьму, потому что совесть побуждает их действовать вопреки законам своей страны. Подавляющее большинство из них знали, что их поведение приведет к лишению свободы, однако были к этому готовы. Когда Натан Щаранский в Советском Союзе содействовал репатриации в Израиль, его посадили в тюрьму. Он решил, что для него лучше быть верным своей совести, чем солгать самому себе и остаться на свободе.

    Давайте теперь предположим, что все противники вакцин действуют из соображений свободы совести. Их противодействие - это не сиюминутный каприз или поверхностное следование за модой.

    Это взрослые люди, которые по разным причинам полагают, что вакцина опасна, или что она является частью глобального заговора, или что вакцинация означает подчинение экономическим или идеологическим силам, которым они противостоят.

    Либеральное государство не должно принуждать их к вакцинации, тем самым попирая их автономию, право распоряжаться своим телом. Если предположить, что опасность, которую они представляют для жизни других людей, не слишком велика, то и угроза наложить на них большие штрафы неуместна. Но как насчет запрета на участие в массовых мероприятиях?

    Такой запрет, когда речь идет только о мероприятиях с участием более сотни человек, причем запрет, который можно обойти при предъявлении отрицательного результата теста на «корону», - далеко не строгая санкция. Это в лучшем случае мешает развлечениям и, конечно же, не нарушает жизнь человека серьезным образом. Если учесть, что это ограничение основано на достойных уважения основаниях - защите здоровья, а может быть, даже жизни других граждан, - понятно, что это - мелкие неприятности.

    На деле, если исходить именно из предположения, что противники вакцинации поступают так принципиально, по совести, запрет на посещение кино кажется незначительным. По сравнению со способностью сохранять свою идентичность и чувство собственного достоинства, отказ от просмотра еще одного фильма с друзьями просто не принимается в расчет. Как уже говорилось, любой соблюдающий заповеди или вегетарианец обычно идет на такие уступки.

    Поэтому удивляют крики противников вакцинации. Вместо того, чтобы принять ту малую жертву, которую требуют от них, отказаться от массовых мероприятий с высоко поднятой головой, с гордостью за свое сознательное решение, мы слышим их громкие крики, суть которых - нежелание мириться с какими-либо санкциями,  даже с риском для здоровья других.

    Если бы мы не знали, что это люди, в которых говорит хорошо развитая совесть, можно было бы подумать, что посещение клуба или спектакля для них равноценно их праву не вакцинироваться. А это означает, что для них отказ от вакцинации является ни чем иным, как еще одной формой социального развлечения.

    Томер Персико, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Maya Alleruzzo

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend