Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Misha Japaridze
    AP Photo/Misha Japaridze

    «Второй Сулеймани». Что известно о новом иранском министре иностранных дел?

    «[Хосейн] Амир-Абдоллахиян – это еще один Касем Сулеймани в области дипломатии». Так один из иранских законодателей недавно охарактеризовал нового министра иностранных дел Ирана.  


    Как и Сулеймани, влиятельный командующий иранскими силами «Кудс», который был убит в результате удара американского беспилотника в январе 2020 года, Амир-Абдоллахиян хорошо известен своей поддержкой организованной Ираном «оси сопротивления» на Ближнем Востоке, в которую входят ХАМАС, «Хизбалла», «Аль-Хашд аль-Шааби» в Ираке, йеменские хуситы и другие группы, которые Иран поддерживает по всему региону.

    Действительно, 57-летний дипломат, который ранее занимал пост спикера парламента по международным делам и заместителя министра иностранных дел по делам арабских и африканских стран, однажды назвал себя «солдатом Сулеймани». В прошлом он говорил, что каждый раз, когда он отправляется в страну в качестве дипломатического посланника, он сначала консультируется с Сулеймани, чтобы получить необходимые указания.

    Хосейн Амир-Абдоллахиян родился в Дамгане недалеко Тегерана, но его семья переехала в столицу, когда ему было шесть лет, после смерти отца. Они поселились в одном из беднейших районов города. Нынешний министр описывает себя как «выходца с юга» – этот термин обычно используется для обозначения семей, живущих в бедных южных окраинах Тегерана и имеющих относительно низкий уровень благосостояния.


    Амир-Абдоллахиян добровольно участвовал в ирано-иракской войне с 1980 по 1988 год. Вероятно, именно этот опыт привел его к работе в отделе Ирака министерства иностранных дел в 1990 и 1991 годах. В 1991 году он получил степень бакалавра международных отношений в Школе международных отношений министерства иностранных дел, а затем – степени магистра и доктора международных отношений в Тегеранском университете. Его диссертация «Социологические факторы в провале инициативы Большого Ближнего Востока» анализирует ошибки стратегии США на Ближнем Востоке после 11 сентября 2001 года, которые он объясняет игнорированием США факторов, связанных с культурой и идентичностью.

    Амир-Абдоллахиян заявил, что с самого начала своей карьеры он тесно сотрудничал с Сулеймани. Например, под его руководством он присутствовал на прямых переговорах 2007 года с американцами в Ираке. 

    В 2011 году благодаря хорошим отношениям Амира-Абдоллахиана с силами «Кудс» и Сулеймани тогдашний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назначил его заместителем министра иностранных дел по делам арабских и африканских стран, где проходила основная деятельность сил «Кудс». Когда в 2013 году Мохаммад Джавад Зариф стал министром иностранных дел, Амир-Абдоллахиян был единственным из команды Ахмадинежада, сохранившим свой пост. Как отмечается в публикации вашингтонского Института Ближнего Востока, именно близость к КСИР, с которым Зариф не хотел ссорится, стала причиной того, что Амир-Абдоллахиян сохранил свою должность.

    Но в 2016 году его внезапно уволили. Объяснений этому могла быть несколько. По некоторым данным, Зариф и Амир-Абдоллахиян не были на одной волне в отношении региональных вопросов, особенно после заключения ядерной сделки в 2015 году. По другой версии, увольнение Амир-Абдоллахияна было сигналом Западу о том, что политика Ирана в регионе меняется. Некоторые предполагали, что его уволили, чтобы умиротворить арабские страны и тогдашнего госсекретаря США Джона Керри, который считал Амира-Абдоллахияна одним из главных препятствий на пути мирных и дипломатических усилий тогдашнего иранского президента Хасана Рухани в отношении США и крупных арабских стран региона, таких как Саудовская Аравия.

    Не исключено, что после большого дипломатического успеха – подписания ядерной сделки – Зариф решил все-таки сократить влияние КСИР на свое ведомство. Как известно из просочившейся в 2020 году аудиозаписи интервью, Зариф был недоволен тем, что Сулеймани постоянно подрывал его дипломатические усилия. По его словам, в Исламской Республике «поле» – то есть военные операции и операции влияния сил «Кудс» на Ближнем Востоке, – а не дипломатия всегда было на первом месте. 

    Однако Амир-Абдоллахиян утверждает, что именно действия Сулеймани и сил «Кудс» на Ближнем Востоке принесли безопасность Ирану и региону. По его словам, дипломатия всегда опиралась на «поле», и если американцы соглашались на переговоры с Ираном в отношении ядерной программы и других вопросов, то только из-за возможностей Ирана на местах и его влияния на Ближнем Востоке.


    Теперь, став министром иностранных дел, Амир-Абдоллахиян сможет более органично интегрировать стратегию сил «Кудс» в национальный внешнеполитический подход. Он даже сказал, что будет продолжать путь Сулеймани во внешней политике.

    Амир-Абдоллахиян ясно дал понять, чего он хочет добиться на посту министра иностранных дел. «Мы на Ближнем Востоке стремимся закрепить достижения «оси сопротивления», – сказал он во время парламентского рассмотрения его кандидатуры на эту должность. – Мы гордимся тем, что поддерживаем наших союзников».

    Что касается ядерной сделки, у Амир-Абдоллахияна нет большого опыта, поскольку он не присутствовал на переговорах. Если встречи участников сделки возобновятся, дипломаты наверняка почувствуют разницу. Как пишет эксперт Атлантического совета по Ирану Сина Азоди, Мохаммад Джавад Зариф с его безупречным английским языком, дипломами престижных американских университетов и опытом представления Ирана в ООН был особенно хорошо подготовлен для того, чтобы попытаться преодолеть четырехдесятилетний разрыв между Вашингтоном и Тегераном.


    Его сменщик, с другой стороны, считает, что «дипломатия понимает только язык силы», и чтобы заставить США снять санкции с Ирана, страна должна увеличить свои рычаги влияния на переговоры, продвигая свою ядерную программу. 

    Он поддержал закон, согласно которому Иран резко сократил свои ядерные обязательства и серьезно ограничил доступ Международного агентства по атомной энергии к своей ядерной программе – закон, который бывший президент Рухани назвал вредным для Ирана и одним из самых важных препятствий для достижения соглашения с Западом об отмене экономических санкций.

    За время своего пребывания в должности Зариф превратил министерство иностранных дел в самое важное государственное ведомство за последние восемь лет, приведя в него целое поколение иранских дипломатов, которые вели переговоры по ядерной сделке. Это министерство теперь досталось Амир-Абдоллахияну, и ему предстоит сложная работа, поскольку его неизбежно будут сравнивать с Зарифом.

    Однако Амир-Абдоллахиян пользуется большим доверием КСИР и верховного лидера Али Хаменеи, что дает ему привилегии, которых не было у его предшественника. Как пишет Foreign Policy, его пребывание на этом посту может привести к значительному расширению роли министерства иностранных дел в формировании ближневосточной политики Ирана.

    Александра Аппельберг, «Детали». Фото: AP Photo/Misha Japaridze

    Читайте также:

    Что происходит с ядерной сделкой?

    Новый глава иранской разведки: кто, откуда, чего от него ждать

    Иран вступил в новую эпоху

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend