Четверг 25.02.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Carolyn Kaster
    AP Photo/Carolyn Kaster

    Вся президентская рать Байдена – имена и должности

    Конституция США предусматривает перерыв в два с половиной месяца между днем ​​выборов 3 ноября и днем инаугурации нового президента – 20 января. Этот тайм-аут предназначен для упорядоченной передачи власти от уходящего правительства – новому.

    Команда во главе с Тедом Кауфманом, соратником Джо Байдена и его доверенным лицом, который ненадолго сменил его в сенате после того, как последний был избран заместителем Барака Обамы, в течение нескольких месяцев работает над формированием состава своей администрации. Для выполнения этой задачи тщательно изучаются деятельность министерств и ведомств, правительственных агентств, а также планы реформ и законодательств, устанавливаются приоритеты на первые сто дней, подбираются кандидаты на ключевые должности, при этом ставится задача не только проверить соответствие того или иного кандидата конкретной должности, но и выяснить, нет ли у него «скелетов в шкафу», которые могли бы скомпрометировать или бросить тень на будущего президента.

    Тысячи людей подают заявки, претендуя на различные должности при министрах, используя специалистов по связям с общественностью для продвижения собственной персоны.

    Кандидаты на ключевые должности во внутренней и внешней политике, а также в сферах безопасности представляют несколько секторов: конгрессмены, бывшие сотрудники из администрации Обамы, соперники, участвовавшие в праймериз, талантливые лидеры из местных органов власти, которым суждено подняться до уровня национальных лидеров, а также видные общественные деятели.

    Сенаторы-демократы, такие как Берни Сандерс, Элизабет Уоррен и Эми Клобушар, которые участвовали в выборах Байдена, безусловно хотели бы пересесть в министерские кресла. Проблема в том, что им придется подать в отставку, и если губернатор их штата – республиканец, как, например, в Массачусетсе, который представляет Уоррен, он назначит республиканца на их место до следующих выборов, и, таким образом, республиканское большинство в сенате увеличится.

    Для сохранения единства партии Байдену придется отдать роли видным представителям прогрессивно-радикального крыла, таким как Сандерс и Уоррен. Остается только надеяться, что им не дадут на откуп внешнеполитическое ведомство и сферу безопасности, поскольку они известны своей враждебностью Израилю.

    Кандидаты, которые занимали руководящие посты в аппарате Обамы, стремятся вернуться в администрацию и получить продвижение по службе, считаются подходящими для Израиля: Ник Блинкман, который был заместителем госсекретаря и заместителем советника по национальной безопасности, считается ведущим кандидатом на пост советника по национальной безопасности; Сьюзен Райс, бывший советник и посол в ООН, баллотируется на пост госсекретаря, а Мишель Флурной, заместитель министра обороны, претендует на пост главы оборонного ведомства.

    Эрик Гарсетти, мэр Лос-Анджелеса, первый еврей и второй латиноамериканец, занявший столь высокую должность, бывший офицер ВМФ, восходящая звезда Демократической партии, рассматривается в качестве кандидата на пост министра транспорта. Если это назначение состоится, то, безусловно, можно будет говорить о факторе, который Израиль сможет использовать в контактах с новым правительством.

    Согласно результатам выборов, демократы продолжат контролировать палату представителей, но на данный момент им не удалось получить большинства в сенате, который останется под контролем республиканцев. Демократы не смогут осуществить глобальные реформы, которые они наметили, такие как увеличение числа судей Верховного суда, национализация системы здравоохранения или реализация амбициозной программы «зеленой энергии».

    Хотя «республиканский сенат», безусловно, осложнит жизнь администрации Байдена, это все же в какой-то степени это даст возможность подкорректировать политическую культуру сотрудничества между двумя партиями, которая стала ухудшаться при Обаме и достигла своего апогея во времена Трампа.

    Разделение контроля в конгрессе также отмечено израильским аспектом. Поскольку отношения республиканцев с Израилем намного крепче, чем у демократов, сенат мог бы помочь Израилю отменить или ослабить возможные антиизраильские законы и решения.

    Разумеется, тесные отношения и тесное сотрудничество вряд ли достигнут уровня взаимопонимания в тандеме Нетаниягу-Трамп. Но, с другой стороны, вряд ли стоит предполагать возможную враждебность Байдена к израильскому премьеру только потому, что последний крепко связан с республиканцами и у него были серьезные разногласия с Обамой. Во всяком случае, Байден заявил, что он не собирается мстить за что-то, у него нет претензий, и он собирается поддерживать хорошие отношения с Израилем.

    Сотрудничество в сфере безопасности, по всей вероятности, останется на прежнем уровне; оно, безусловно, взаимовыгодно, но не симметрично. Соединенные Штаты помогают Израилю намного больше, чем Израиль – Соединенным Штатам. Не похоже, что Байден нанесет вред этому сотрудничеству или в качестве инструмента давления использует американскую военную помощь Израилю, чтобы заставить его пойти на уступки палестинцам, как того требуют радикалы. Эта помощь закреплена в подписанном сроком на десять лет соглашении между Обамой и Нетаниягу в 2016 году, вступившем в законную силу в 2018. Любая попытка внести коррективы в соглашение может быть воспринята, как нарушение соглашения, и Байден, который участвовал в его разработке, вряд ли решится на такой шаг.

    Ключевой вопрос – Иран, с которым Байден хочет возобновить переговоры о новой «ядерной сделке» вместо той, которую отменил Трамп. В свою очередь, у Ирана уже есть предварительное условие – снятие жестких санкций, наложенных Трампом. Байден может пойти на это. Возможно, он извлек уроки из провалов «ядерной сделки», подписанной Обамой в 2015 году, а, может, и нет.

    Еще одна серьезная проблема – расширение и углубление стратегического союза Израиля и арабских стран, над которым работал Трамп и который стал своего рода поворотным моментом в истории. Одним из факторов, которые привели к нормализации отношений между Израилем и Эмиратами, Бахрейном и Суданом, стала необходимость обуздать региональные подрывные поползновения Ирана. Трамп планировал присоединить к сформировавшемуся союзу другие арабские страны, такие как Саудовская Аравия, Оман, Кувейт и Марокко. Некоторые из них решили переждать, пока не прояснится, выиграет ли Трамп и продолжит ли прежнюю политику.

    Байден может разрушить начатое Трампом, поскольку это противоречит желанию заключить новую ядерную сделку с Ираном, но еще и потому, что радикалы от демократов хотят отделить Соединенные Штаты от Саудовской Аравии и стран Персидского залива, считая, что речь идет о странах с самым реакционным в мире режимом.

    Вопрос этот отнюдь не теоретический. Переговоры по «ядерной сделке» 2015 года повлияли на политику США в отношении Ирана. В 2009 году президентские выборы в Иране были фальсифицированы, и оппозиция инициировала массовые демонстрации, подавлявшиеся силой. Протестующие ждали американской поддержки, ратуя за чистоту выборов, но Обама хранил молчание. Оказалось, что он боялся рассердить аятолл и тем самым поставить под угрозу шансы на достижение «ядерной сделки».

    Что касается палестинского вопроса, Байден не вернет посольство США из Иерусалима в Тель-Авив, но вновь откроет консульство для палестинцев в Восточном Иерусалиме, а также офис ООП в Вашингтоне, которые Трамп закрыл.

    Байден вновь станет помогать палестинской администрации и Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам; выступит против расширения поселений и проигнорирует «сделку века» Трампа. Вызывает большое сомнение, что Байден способен предложить, – не говоря уже о том, чтобы разработать, – свой собственный мирный план, в особенности, после того, как Обама, самый пропалестински настроенный американский президент в истории Соединенных Штатов, не смог добиться прогресса в переговорах и найти нужное решение.

    Эйтан Гильбоа, Walla. М.К. Фото: AP Photo/Carolyn Kaster .
    Автор – профессор-американист Бар-Иланского университета˜.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend