Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Abir Sultan/Pool Photo via AP
    Abir Sultan/Pool Photo via AP

    Все варианты развала правительства

    Яир Шарки, один из ведущих ультраортодоксальных журналистов и политобозреватель 12 телеканала, выступил со статьей в газете «Макор ришон», пытаясь разобраться, какие подводные камни ожидают новое, едва сформированное правительство.

    По мнению Шарки, за отправную точку следует принять сам факт невообразимой метаморфозы, когда крохотная партия с шестью мандатами, едва перевалившая электоральный барьер, вдруг оказалась у кормила власти. Из хранителей боевого наследия почившей в бозе партии МАФДАЛ представители «Ямины» вдруг оказались на самой вершине власти. Но почувствовали это тогда, когда им, скопившимся в депутатском кабинете Нафтали Беннета после того, как правительство уже было приведено к присяге, вдруг сообщили, что Беннета ждет на проводе президент Соединенных Штатов Америки. Они словно ощутили себя в ином измерении.

    Путь лидера «Ямины» к премьерству занял всего девять лет. Это – короткая, и одновременно длинная дорога, подчеркивает Шарки, поясняя, что потребуется долгая политическая жизнь, чтобы заполнить зияющую пустоту, образовавшуюся после неоплаты кредита доверия, полученного Беннетом от избирателей, и требуется колоссальная уверенность в себе, чтобы доказать, что партия с шестью мандатами не зря стала во главе правительства.

    «Беннету придется доказывать, что он достоин премьерского кресла. Ключевое условие – устойчивость правительства, даже если состав коалиции изменится или расширится после принятия бюджета, – пишет Шарки. – Это потребует от Беннета нулевого высокомерия, умения прислушиваться и терпения, чтобы сотрудничать, укрепляя свое руководство. Коалиция состоит из восьми партий, и устойчивость зависит от каждой из них. Он будет первым среди равных. И пока Нетаниягу остается на политической арене, есть скрепа, которая сможет держать коалицию».

    Несмотря на то, что ротация произойдет – если произойдет – через два с четвертью года, Беннет должен уже сегодня безоговорочно решить для себя, что сделает все для укрепления коалиционной прочности. Это важно, как считает Шарки, и по отношению к Лапиду, у партии которого больше всего мандатов в нынешнем правительстве и который своими руками создал правительственный кабинет, пользуясь широкой общественной поддержкой. Это верно и с точки зрения политической: потеряв доверие многих своих избирателей на пути формирования правительства, Беннет не может позволить себе потерять доверие своих политических партнеров по демонтажу предыдущей власти.

    У Нетаниягу это произошло, когда Саар и Ганц предпочли быть министрами в правительстве Беннета-Лапида, а не сменными премьер-министрами вместе с Нетаниягу. И не из-за идеологического упорства и принципиальности, а из-за недоверия к политическим договоренностям, которые он им предлагал.

    Кто же, по мнению Шарки, представляет собой мину замедленного действия в новом правительстве, наспех сшитом из партийных лоскутков?

    Во-первых, Бени Ганц. Достаточно было взглянуть на его кислую физиономию во время инаугурации и понять, что он чувствует, пролетев мимо должности премьер-министра; учитывая, в особенности, тот факт, что он был буквально в шаге от премьерского кабинета: как при ожидаемой ротации в ноябре, согласно сценарию пятых выборов, так и сразу же, если бы принял предложение Нетаниягу. И если вдруг у него появится возможность наверстать упущенное, он непременно ею воспользуется.

    Во-вторых, это Гидеон Саар, который высокомерно делает вид, что не заостряет свое внимание на розовой мечте стать главой правительства. Мало того, что ему надо ждать четыре года, пока Беннет и Лапид будут соревноваться между собой, кто из них лучший премьер, так еще и его карьера, похоже, начинает замедляться, а с его непомерными амбициями ему будет не так приятно осознавать, что по сути дела он топчется на месте, пока другие наслаждаются своими успехами.

    С другой стороны, Либерман, который получил беспрецедентный контроль над государственной казной, постарается изо всех сил как можно удачнее использовать свои возможности. «Авода» и МЕРЕЦ, которые получили возможность после многих лет тяжелого противостояния вернуться к власти,  не собираются просто так от нее отказаться. Даже Ганцу подсластили пилюлю, оставив за ним его любимое министерство обороны. Беннет и Лапид безусловно заинтересованы в сохранении коалиции. И только Саар может, почувствовав себя обиженным, взорвать правительство изнутри.

    Слабость Саара – в его собственной партии, уверяет журналист. «Новая надежда» – независимая партия. Зеэв Элькин, Ифат Шаша-Битон, Йоаз Гендель и даже Бени Бегин – не «солдаты» партии. Каждый из них представляет собой отдельный политический бренд, который имеет собственный вес. Пока Саар руководит ими мудро и в кооперации с ними, предотвращая дезертирство, вопреки заманчивым предложениям и сильному давлению со стороны «Ликуда». Однако сомнительно, что эти самодостаточные политики пойдут за ним в том направлении, которое может нанести ущерб новой коалиции.

    До сих пор, по мнению Шарки, новое правительство не подвергалось серьезным испытаниям. Марш флагов прошел без эксцессов, на «огненные шары», запущенные из сектора Газа, ЦАХАЛ моментально ответил атакой. Единственный странный «затык» случился при утверждении временного положения поправки к Закону о гражданстве, продление которой обычно осуществляется автоматически раз в год. Но это, скорее, можно списать на обычные политические игры, когда оппозиция при любом удобном случае пытается вставить палки в колеса коалиции. Как считает новый министр внутренних дел Айелет Шакед, на этой неделе поправка все-таки будет утверждена; вряд ли «Ликуд» и «Религиозный сионизм» захотят пойти против здравого смысла и разрешить воссоединение семей палестинцев в обход Закона о возвращении.

    Как ни странно, отмечает Шарки, в оппозиции есть человек, который извлекает непосредственную выгоду из существования гибридного правительства. Это – Бецалель Смотрич, лидер партии «Религиозный сионизм». Его неприкрытая политическая цель – стать бесспорным политическим лидером религиозного сионизма, и шаги Беннета расчищают для него путь. Различие между ними только играет ему на руку.

    Но кроме того, Смотрич параллельно вел борьбу и с Нетаниягу за влияние на умы раввинов из национально-религиозного движения.

    «Смотрич приложил все усилия, чтобы установить новые правила игры против Нетаниягу. И выиграл. Позже глава правительства жаловался на самоуверенность и бесцеремонность Смотрича.

    Ему не следует советоваться с раввинами, потому что он говорит напрямую с Богом», – таким диагнозом закончил Яир Шарки.

    Марк Котлярский, по материалам «Макор ришон»˜. 

    Abir Sultan/Pool Photo via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend