Среда 14.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Argentina_Junta_1976_Jorge_Rafael_Videla_Oath_Wiki_public

    Израиль засекретил все это в госархиве

    Необычная встреча произошла в марте 2021 в Высшем суде справедливости (БАГАЦ). С одной стороны – трое судей. С другой – лица, имена которых остались неизвестны. Слушалось дело о доступе к секретным архивным документам ШАБАКа. Запрос касался обстоятельств убийства доктора Исраэля Кастнера в марте 1957 года и был отклонен. Какое отношение имеет убийство Кастнера к государственной безопасности?

    В данном случае прогресс состоит в том, что после многолетнего гробового молчания властей БАГАЦ потребовал от руководства ШАБАКа представить причины, по которым оно отказывается предать гласности искомые документы.

    Еще более актуальный вопрос – когда, кому и что говорила Голда Меир после начала Войны Судного дня? Но и в этом случае ответы хранятся в госархиве под грифом  «Совершенно секретно».

    В последние годы был проведен ряд слушаний по важным историческим событиям, и все они имеют общую черту: требование о том, чтобы государственный архив, министерства или разведывательные организации открыли документы многолетней давности для общественности.

    Обращение по поводу другого исторического инцидента в том же марте также завершилась неудачей. В этом случае правозащитники во главе с адвокатом Итаем Маком стремились получить доступ к документам министерства обороны, касающимся связей в сфере безопасности, которые Израиль поддерживал с кровавым диктатором на Гаити, продавая ему оружие в период с 1960-х по 1980-е годы.

    Судья тель-авивского окружного суда Хагай Бреннер выразил обеспокоенность тем, что обнародование документов «повредит образу государства» и послужит причиной санкций против Израиля, и предостерег от «предсказуемых попыток элементов, враждебных Государству Израиль... использовать публикацию материалов, чтобы опорочить Израиль».

    Таким же образом засекречены оружейные сделки Израиля с диктаторскими режимами в Аргентине и в Чили в 70-х годах прошлого века. Судебные иски были отклонены, а еврейские семьи, чьи родственники были убиты или пропали без вести в этих двух странах, пытаются получить информацию другими путями.

    Война Судного дня, «Моссад» и Дир-Ясин

    «Военная цензура Израиля чувствительна к трем вопросам, - говорит профессор Ури Бар-Йосеф, член НКО «Война Судного дня». К ним относятся «возможное разоблачение военных преступлений, раскрытие источников разведки и ядерная программа Израиля».

    Около года назад НКО обратилась в БАГАЦ с ходатайством об открытии государственным архивом протоколов заседаний кабинета министров и дневника премьер-министра Голды Меир. Но дело так и не дошло до первого слушания.

    «Моссад» также не желает раскрывать свои тайны. Одно из них – дело Эли Коэна, знаменитого израильского разведчика, работавшего в Сирии в начале 1960-х годов. Имя Коэна недавно вновь попало в заголовки СМИ в связи с попытками найти его останки и вернуть в Израиль. 56 лет спустя после того, как «наш человек в Дамаске» был повешен на городской площади, возможно, его семья получит некоторое утешение. Тем не менее, даже после этого останется загадкой, как сирийцы его раскрыли. Ответы могут быть самыми разными: халатность «Моссада», ошибки самого Коэна, наличие «крота» в организации.

    Еще одно историческое событие, которое остается частично нераскрытым – это массовое убийство, совершенное членами подпольной еврейской организации ЭЦЕЛь в арабской деревне Дир-Ясин на западной окраине Иерусалима в апреле 1948 года.

    «Тот факт, что государство скрывает материалы, лишь раздувает проблему, – говорит режиссер Нета Шошани, режиссер документального фильма «Рожденные в Дир-Ясине». – Скрытность – самая глупая стратегия, нам не нужно бояться правды».

    «Мизрахим» и йеменские дети

    Но закрыты не только дела, связанные с безопасностью. ШАБАК также скрывает значительный объем документов о своей деятельности в гражданской сфере. В их числе – слежка, начиная с 1950-х годов, за новыми репатриантами из арабских стран и деятельность, связанная с подавлением массовых беспорядков в Хайфе в 1959 году из-за этнической дискриминации. Эти дела включают отчеты о прослушивании телефонных разговоров и «сдерживающих действиях» под грифом «предотвращение политической подрывной деятельности». По всей видимости, слежка продолжалась и в 1970-е годы за группой «Черные пантеры». Около двух лет назад доктор исторических наук Шай Хазкани обратился в БАГАЦ с просьбой обнародовать эти материалы. ШАБАК признал, что играл роль в подавлении протестного движения «мизрахим» (евреев из стран Ближнего Востока), но в ответ сообщил суду, что в его архиве хранится «множество документов», имеющих отношение к данному предмету. Дело все еще в процессе.

    Лишь одна битва оказалась успешной за последние годы — это рассекречивание документов по делу о пропавших без вести «йеменских детях». В 2016 году после многолетнего давления со стороны общественных организаций госархив открыл сотни тысяч страниц документов, большинство из которых без всякой причины оставались конфиденциальными. Документы не позволили проверить утверждения об организованном похищении детей, но вскрыли старые раны. В настоящее время они доступны только семьям из соображений конфиденциальности.

    Уникальным примером, который прямо свидетельствует о бессмысленности требования засекречивания архивов, является отчет Рифтина. Его автор Яаков Рифтин, депутат кнессета и член комиссии кнессета по иностранным делам и обороне (назначенный Бен-Гурионом в 1948 году), описывает 15 инцидентов, включая внесудебные убийства задержанных и пытки во времена «Хаганы». С момента написания отчет хранился в архивах ЦАХАЛа. Попытки опубликовать его на протяжении многих лет не увенчались успехом. Государство заявляло, что его публикация «может вызвать эмоциональный взрыв и, возможно, акты мести».

    Прорыв произошел в 2017 году, когда тогдашний директор госархива, доктор Яаков Лозовик, на заседании межминистерского комитета в отличие от своих предшественников выступил за обнародование отчета. Комитет отклонил его решение, но в том же году Институт исследования израильско-палестинского конфликта «Акевот» обнаружил копию отчета Рифтина в архиве института истории кибуцного движения «Яд Табенкин».

    Прошлым летом по запросу Авнера Пинчука из Ассоциации гражданских прав в Израиле цензура неожиданно заявила, что «не видит препятствий для публикации отчета». Теперь он размещен на сайте института.

    «Исторические документы о деятельности государства принадлежат гражданам – это отправная точка для решения вопроса», – говорит Лиор Явне, директор Института «Акевот». По его словам, проблема открытости заключается не в безопасности государства, не в международных отношениях, а только в необходимости защитить самооценку израильского общества и его «официальную историю».

    Офер Адерет, «ХаАрец», В.П. На фото: глава аргентинской хунты, генерал Хорхе Рафаэль Видела дает президентскую присягу (1976). Фото: Wikipedia public domain.˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend