Всадники без головы

Каждый день, каждый выпуск новостей, каждая публикация результатов опроса заостряют в партии «Авода» и в «Сионистском лагере» признание того, что без серьезной встряски, без настоящей реформы – они обречены.

Когда среднее число мандатов в опросах составляет 12-13, путь к однозначному числу и к общему краху – короткий, быстрый и болезненный. Когда весь список и его кандидат в премьеры не воспринимаются угрозой «Ликуду», как на выборах в 2015 году, избиратели будут решать: Яир Лапид, Орли Леви-Абекасис или Бени Ганц. Можно будет закрыть лавочку и прочитать поминальную молитву.

Признание того, что Ави Габай не может возглавить список, также становится все более четким. Чтобы свергнуть Габая, нужна альтернатива. Тот, кто согласится выдвинуть свою кандидатуру, поднять упавшее знамя. Такой человек не существует. Ни Ганц, ни Амир Перец, ни Эхуд Барак не согласятся участвовать в этом «вонючем трюке».

Решение, которое депутаты обдумывают днем и ночью – уйти самим. От Габая и от  партии, которая дышит на ладан. «Раскол» стал волшебным словом и вариантом. Но сам акт раскола – это легкая часть плана. Каков следующий этап? Кто встанет во главе? Отчаявшись, они смотрят по сторонам и главное – оглядываются на Ципи Ливни.

Одна из идей, которые усиленно обсуждаются в последнее время, состоит в том, чтобы отделиться от «Сионистского лагеря» и сформировать независимую фракцию, а затем прийти к Ливни и сказать ей: история этого блока завершена. Откажитесь от партнерства с «Аводой», возьмите депутатов вашей фракции «Ха-Тнуа» — и пойдем все с Ганцем. Станем альтернативой «Ликуду». Лапид сократится в размерах, «Сионистский лагерь» исчезнет. Произойдет перезагрузка, задуют ветры перемен, у нас появится шанс.

Похоже, они правы. Ганц и Ливни могут стать сообща именно тем, что доктор прописал живому трупу. Верно, что бывший начальник генштаба еще не открыл рта, не обозначил позиции, не взял на себя никаких обязательств. Но, видимо, не будет далек от истины тот, кто полагает, что Ганц находится между «Аводой» и «Ликудом».

Некоторые из депутатов «Сионистского лагеря» не довольствуются обсуждением сценариев. Они пытаются беседовать с Ливни по душам. Верно, говорят они ей, вы подписали соглашение с Габаем о партнерстве и решили: Габай возглавит «Сионистский лагерь», а вы – оппозицию. Но государство – прежде всего. Свалить Нетаниягу и правую коалицию или, по крайне мере, сдерживать их в следующем правительстве (а для этого добиться, чтобы они без нас не могли сформировать кабинет) – гораздо важнее. Иногда приходится ломать, что строить заново.

Ливни слышит и вздыхает. Она осторожна, опытна, опаслива. Она не скажет ничего, что осложнило бы ей жизнь. Она не хочет утечки, которую потом пришлось бы отрицать. Когда Ливни вела переговоры с Габаем о возобновлении партнерства накануне летних парламентских каникул, к ней пришли депутаты «Аводы» и попытались ее отговорить. Не подписывайте ничего, не привязывайте себя к тонущему кораблю. Вы нам понадобитесь, умоляли они ее.

Возглавить оппозицию – большой соблазн. Ливни подписала. Она сказала Габаю, что продолжит работать в интересах объединения и сплочения. Она публично заявила, что откажется от забронированного за ней места в списке в пользу Ганца. Это был намек на то, чтобы Габай тоже отказался от своей брони. Габай промолчал.

Ливни встречается с каждым потенциальным сильным политическим игроком независимо от того, в каком состоянии он сейчас находится. Один из них – Моше («Буги») Яалон. Она также встречается с Ганцем и с Эхудом Бараком. С Бараком они несколько лет враждовали, но теперь вроде решили забыть старое. Присутствие Ливни в официальных СМИ и в соцсетях намного превосходит присутствие Габая. Пост председателя  оппозиции дает ей большое преимущество. Страницы Ливни в «Твиттере» и «Фейсбуке» весьма активны.

Любой, кто не знаком с политической бухгалтерией, легко может понять, что Ливни является лидером лагеря, а Габай – просто один из рядовых функционеров , которого  иногда приглашают на интервью в какую-нибудь телестудию. Барак тоже сводит Габая с ума. Барак и Ливни его просто подавляют.

У Габая сейчас – труднейший период в жизни. Его можно сравнить с председателем коммерческой компании, чьи акции резко падают, ее финансовые отчеты катастрофичны, а он бессилен. Он не может кого бы то ни было уволить, не может ничего оптимизировать,  не может ни с кем скооперироваться. Он одинок.

Большинство союзников, которые поддерживали его в праймериз, отказались от него. Другие держатся на безопасном расстоянии. Как и в коммерческой фирме, каждый вариант плох: объявление банкротства, описание имущества или отставка.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: Ципи Ливни. Фото: Офер Вакнин.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend