«Враг моего врага»: готов ли арабский мир к сближению с Израилем?

В секретном отчете израильского МИДа, который был распространен в декабре минувшего года, утверждалось, что Саудовская Аравия не пойдет на улучшение отношений с Израилем и не поддержит, по крайней мере публично, мирную инициативу президента Трампа по Ближнему Востоку, пока Израиль не даст значительных послаблений палестинцам.

Об этом сообщила новостная служба 13-го телеканала, сославшись на высокопоставленного израильского чиновника, знакомого с содержанием документа. Вообще, отчеты израильских специалистов об уровне израильско-саудовских отношений – довольно большая редкость, и обычно содержат в себе деликатную информацию. Именно поэтому упомянутый отчет, составленный центром исследований при МИДе, был выпущен под грифом “секретно” и представлен лишь ограниченному числу израильских представительств за рубежом, нескольким высокопоставленным представителям МИДа, а также членам совета национальной безопасности при министерстве главы правительства.

Но верен ли вывод, содержащийся в нем? C этим согласны не все.

— Долгое время считалось, что до решения палестинского вопроса никакой прогресс в отношениях Израиля с арабскими странами невозможен. Но на практике процесс сближения уже идет полным ходом, хотя и без особой огласки на данном этапе, – сказал «Деталям» доктор востоковедения Шауль Янай с кафедры изучения Ближнего Востока в Еврейском университете. – Отношение к Израилю меняется в Кувейте, Бахрейне, ОАЭ, Саудовской Аравии. От моих коллег я знаю, что подобные процессы, пусть и не синхронно, происходят также в странах Северной Африки – Марокко, Тунисе, и не только там.

Отсчет этим изменениям можно вести с 2002 года, когда на свет появилась так называемая “саудовская инициатива», в основе которой лежала очень простая формула: как только решится израильско-палестинский конфликт, то члены Лиги арабских государств начнут процесс полной нормализации отношений с Израилем…

— Значит, все снова упирается в палестинскую проблему?

— Но не потому, что страны Персидского залива настолько озабочены палестинскими проблемами. Более того, они ненавидят палестинцев от всей души! Знаете, как они их называют? “Флюстинцы”! Слово «флюс» по-арабски означает «деньги». Они перевели палестинцам десятки миллиардов за последние 70 лет, но те не упустили ни единой возможности предать своих спонсоров.

Вспомним вторжение Ирака в Кувейт – тот самый Кувейт, который традиционно был наиболее щедрым спонсором Палестинской автономии, Ясера Арафата. Они поддерживали палестинскую экономику как прямыми пожертвованиями, так и налогами, которые ежемесячно взимали с 400 тысяч палестинцев, работавших в их стране, и переправляли эти деньги в Рамаллу. Миллиарды долларов, которых без помощи Кувейта ПА никогда бы не получила! И когда Саддам вторгся в Кувейт, кого поддержали палестинцы? Саддама! А что сделали кувейтские власти после того, как их страна была освобождена? Изгнали 400 тысяч палестинцев со своей территории, в качестве мести руководству палестинской автономии.

Да, тогда Израиль не мог принять условия «саудовской инициативы» – туда входил уход из Восточного Иерусалима, включая Старый город, кроме территории вокруг Западной стены; ликвидация всех поселений; право на возвращение арабских беженцев. Да и саудовцы не очень старались продвинуть эту инициативу, потому что их вниманием вскоре завладели другие ближневосточные события: именно тогда началась холодная война между саудовцами и Ираном, которая сильно повлияла на все события, происходящие в регионе вплоть до сего дня – от возникновения новых террористических организаций, типа «Исламского государства», до так называемой “арабской весны”.

— Это – война за гегемонию на Ближнем Востоке?

— За гегемонию, за влияние, за нефть и газ. Это – один из мироформирующих конфликтов последних десятилетий. Сначала Саудовская Аравия пыталась задействовать террористические организации против Ирана, но эта стратегия провалилась, потому что террористы из «Джебхат ат-нусры», ИГ и других группировок объявили это королевство предательницей исламской веры и прекратили с ним всякое сотрудничество. И когда Саудовская Аравия проиграла войну с Ираном за влияние в Ираке, Сирии, Ливане – страны Персидского залива увидели, что их существование под угрозой. И начали искать нового стратегического союзника в регионе, с которым можно будет противостоять Ирану.

— И выбор пал на Израиль?

— Это естественно, ведь Израиль конфликтует с Тегераном, который финансировал создание ракетных комплексов у «Хизбаллы» и ХАМАСа и полностью финансирует «Исламский джихад». Потому в Персидском заливе стали оживленно обсуждать один единственный вопрос: является ли враг врага – другом, или все еще нет? Они приняли решение в пользу возможного сотрудничества, ответив самим себе на вопрос: «А какой реальный конфликт у нас имеется с Израилем?” Этот вопрос обсуждался в их прессе, по телевидению, в соцсетях. Ответ оказался очень простым: «Если исключить палестинскую составляющую, конфликта с Израилем у нас нет!»

— Но готовы ли они закрыть глаза на эту «палестинскую составляющую» ради возможного стратегического партнерства с нами?

— Это дебатируется до сих пор. Официальный подход гласит, что конфликта с Израилем нет, но в любом случае перед нормализацией должна быть решена палестинская проблема – иными словами, должно быть создано палестинское государство. С другой стороны, говорят арабы, ведь Израиль и ПА поддерживают сотрудничество во многих областях. Так если даже палестинцы ведут открытый диалог с Израилем, и соседние государства – Иордания и Египет – тоже нормализовали отношения с сионистским государством, почему Саудовская Аравия должна быть святее всех? Когда речь уже не идет о едином арабском антиизраильском фронте?

— Что говорят противники нормализации?

— Они считают, что истоки конфликта лежат гораздо глубже, чем палестинская проблема, аргументируя это с позиций теологии: Коран-де называет евреев грешниками, убийцами пророков, отрицающими существование Бога в мусульманском его понимании. Евреи, по их представлениям, были наказаны Всевышним, который отнял у них право первородства и передал его сначала христианам, а затем – мусульманам. У евреев, таким образом, есть право быть лишь подчиненными. Или принять ислам. Следовательно, утверждают они, создание еврейского государства нарушает естественный ход истории и генеральный план Всевышнего.

Но, хотя исламская доктрина в Саудовской Аравии необычайно сильна, там есть и сторонники практических решений, которые заявляют, что сейчас не время вмешивать теологию в современную политику. У нас, говорят они, есть общий враг — шииты и иранская угроза. Израиль доказал способность отражать эти угрозы. И там помнят, что Израиль фактически в одиночку боролся за возобновление экономических анти-иранских санкций, и повлиял на выход США из ядерного соглашения. Израиль, с их точки зрения – государство с сильной армией, с развитыми технологиями, с обширными связями в Вашингтоне. С учетом всех этих моментов, Израиль кажется им идеальным партнером в противостоянии с Ираном.

— Есть подтверждение тому, что практический подход начинает там превалировать?

— Нетаниягу сам признал, что существует теневой союз между умеренными суннитскими государствами и Израилем. В данный момент Израиль не готов заплатить требуемую арабскими странами цену за то, чтобы сделать этот союз открытым. По этой же причине и арабские государства предпочитают действовать с определенной осторожностью, пока не решена палестинская проблема,.

— И сейчас терпение умеренных арабских стран по отношению к палестинцам начинает истощаться?

— Несомненно. Примерно год назад саудовцы вызвали Абу-Мазена в Эр-Риад и заявили ему, что программа Трампа по мирному урегулированию является частью саудовской инициативы, и что Абу-Мазен обязан ее поддержать, хотя она и содержит в себе непростые вещи для палестинцев – отказ от права на возвращение, столица не в Иерусалиме, а в Абу-Дисе, обмен территориями и сохранение крупных поселенческих блоков, демилитаризованное государство – это, более или менее, основные пункты программы Трампа. «Мы со своей стороны поддержим вас материально, – пообещали саудовцы. – Вы получите независимое государство, мы полностью восстановим палестинскую экономику. Но есть угроза существованию нашей страны, и мы обязаны заручиться поддержкой Израиля в преддверии следующей большой войны».

Когда начнется такая война, они не знают. Но в Эр-Риаде понимают, что после того, как Сирия, Ирак и Ливан полностью стабилизируются с экономической, демографической и политической точек зрения, Иран начнет подготовку к следующему военному раунду, опираясь и на свои силы, и на военную мощь стран-союзниц – Сирии, Ирака, возможно, даже части йеменских войск. Об этих планах иранцы заявили еще в 2005 году и с тех пор работают над их реализацией, в этот проект вкладываются абсолютно фантастические суммы.

Именно поэтому Саудовская Аравия так озабочена созданием контр-коалиции. С участием Израиля. Первый серьезный экзамен их новой стратегии придется выдержать через два месяца – в апреле, когда должен быть официально представлен план Трампа, при поддержке Саудовской Аравии. Тогда станет понятно, пойдут ли палестинцы, которые пока выступили  резко против этой программы, на попятный, под саудовским давлением. Если это случится, то процесс нормализации отношений Израиля с арабским миром перейдет на следующий, более открытый этап.

Многое зависит и от результата апрельских выборов в Израиле, от того, кто станет премьер-министром. В Саудовской Аравии предпочитают Нетаниягу – там любят работать с уже знакомыми им лидерами, а не привыкать к незнакомцам. Зависит и от того, удастся ли Израилю не дать иранцам обосноваться на северной границе. Если да – то следует ожидать, что нормализация продвинется еще немного вперед. Так что впереди еще много этапов, а пока параллельно нарастает экономическое сотрудничество между Израилем и странами Персидского залива в сфере безопасности. Сотрудничество, конечно, пока неформальное, но оно развивается и крепнет.

Игорь Молдавский, «Детали». К.В. Фото: Reuters


тэги

Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend