Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ammar Awad, Reuters
    Фото: Ammar Awad, Reuters

    Главврач Южного округа: «Мы знаем, как уменьшить риск заражения»

    "Коронавирусная болезнь COVID-19 – это отнюдь не вирус гриппа, как это пытаются представить в соцсетях. Она не имеет никакого отношения к гриппу, хотя вызывает довольно похожие симптомы частичного острого респираторного заболевания”, — сказал "Деталям" профессор Михаэль Гдалевич, эпидемиолог, главный врач Южного округа министерства здравоохранения.


    Стремясь предотвратить пандемию, израильское правительство прибегло к беспрецедентным шагам, по сути изолировав страну от внешнего мира. Но, поскольку окончательной ясности относительно опасности новой болезни нет, некоторые считают, что на принятие решений министерством здравоохранения могут влиять политические силы. А высказываемые в СМИ и соцсетях мнения сводятся, в основном, к двум полярным. Одни утверждают, что речь идет чуть ли не о самой страшной эпидемии, которая не минует Израиль. Другие, и их тоже немало, считают, что паника подогревается искусственно, а в реальности бояться не стоит, ведь коронавирус — это всего лишь слегка модифицированный, хорошо знакомый вирус гриппа, и не более.

    — Чтобы вообще избегать всяческих слухов и не питаться непроверенной информацией, я советовал бы внимательно следить за веб-сайтом министерства здравоохранения, – говорит профессор Гдалевич. – На нем все очень понятно и доступно изложено, в том числе на русском языке, и информация обновляется.

    — Но коронавирус – это не грипп и не досужая выдумка, искусственно кем-то раздутая?


    По крайней мере, все, что известно о COVID-19 на сегодняшний день, не позволяет сравнивать его с гриппом. И уж, конечно, это не выдумка: болезнь существует, на момент нашего с вами разговора зафиксировано уже более 4 тысяч смертельных исходов, и волна вируса, судя по всему, накрывает всю Европу.

    То есть можно говорить о пандемии?

    Статус пандемии присваивает Всемирная Организация Здравоохранения, но сегодня все признаки говорят об этом.

    — Сторонники конспирологии в качестве примера, характеризующего якобы излишне преувеличенное внимание к коронавирусу, приводят данные американских центров здоровья, согласно которым в США от обычного гриппа за тот же период умерло больше людей, чем от коронавируса...

    Да, известно, что в США в пятидесяти штатах скончалось от гриппа за последний сезон 16 тысяч человек. Но, во-первых, сезон завершился, и это – окончательный сезонный результат, в то время как вспышка коронавируса на спад еще не пошла, и мы не знаем, чем она закончится и каковы будут ее последствия. От COVID-19 скончалось свыше 4 тысяч человек, и трудно прогнозировать, на какой отметке эта цифра остановится. Мы не можем даже сказать, в какой степени этот вирус заразен – пока еще нет точных данных. При этом примерно в 80-90 процентах случаев болезнь протекает легко – или вообще бессимптомно, или с легкими симптоматическими проявлениями.

    Почему же пытаются сравнивать коронавирус с гриппом?


    По степени схожести симптомов, но это – только на первый, поверхностный взгляд. Более серьезное сравнение предусматривает несколько базовых параметров: по свойствам, летальности и по тому, в какой степени болезнь заразна. Чтобы выяснить все это, необходимо время.

    Другая болезнь, с которой сравнивают коронавирус — бушевавший восемнадцать лет назад SARS – атипичная пневмония, которая, кстати, была куда более летальная, чем нынешнее заболевание. Однако сегодня информация стала поступать намного оперативнее, и нам известно в режиме онлайн все, что происходит в любой точке мира. К примеру, прямо сейчас, разговаривая с вами, я смотрю на карту, где информация обновляется каждые несколько минут, и, помимо прочего, постоянно отслеживаются результаты в каждой стране. Благодаря тому, что данные поступают своевременно, удается гораздо точнее сформировать общую картину и знать, какие именно действия следует предпринимать. 

    Например, мы знаем, каким путем распространяется вирус...


    Да, капельным или контактным путем. Поэтому мы знаем, как уменьшить риск заражения этим вирусом. Это личная гигиена, респираторная гигиена, если кто-то болен, то без нужды не следует приближаться к больному. Если вы больны сами, не приближайтесь к другим и не ходите на работу, а сидите на больничном — это всегда правильно и без всякого коронавируса. Если вы были в контакте с кем-то из больных, то проверьте, есть ли его данные на нашем сайте: каждый случай отслеживается самым внимательным образом. Все эти рекомендации очень важны, потому что минздрав и вся медицина страны не могут справиться с проблемой, если население не относится к ситуации серьезно, как партнер в этой борьбе. Да, необходимый обязательный партнер для успеха — наша публика, поскольку она должна выполнять рекомендации минздрава и следовать всем правилам и инструкциям.

    И вы хотите сказать, что наш бесшабашный народ выполняет указания минздрава?

    Будете удивлены, но в основном – да, выполняет. Есть, конечно, случаи безалаберного отношения, но они моментально пресекаются. И во многом благодаря этому в Израиле уровень заболеваемости коронавирусом намного ниже, чем в других развитых странах. Устранить COVID-19 полностью не удастся, число инфицированных будет расти, но не столь стремительными темпами, как в Европе.

    — Как отслеживают тех, кто не выполняет предписания минздрава?

    Карантин — это не рекомендация, а указание. Есть Закон о здоровье нации, и туда внесли также пункт о борьбе с коронавирусом. Таким образом, ситуация наделяет сотрудников минздрава особыми полномочиями, вплоть до того, чтобы с помощью полиции задержать человека, намеренно не соблюдающего карантин и, соответственно, изолировать.

    Такие случаи были?

    — Были, хотя и не много. Нарушителей вернули на карантин.

    — Что вы скажете о группе риска, в которой - азиаты, мужчины старше шестидесяти, диабетики, хронические больные, людей со слабым иммунитетом.

    Надо учитывать, что это - группа риска заболевания, но не группа риска инфицирования. Заразиться может любой, но вирус более опасен для определенных групп населения. И одна из самых важных целей нашей работы — уменьшить контакт с больными и снизить шансы на заражение, в особенности, для группы риска. Поэтому есть специальное указание для тех, кто только что прибыл из-за границы – ни в коем случае не контактировать с теми, кто подпадает под одну из названных вами категорий.

    Я сам, к примеру, вернулся из Нью-Йорка две недели назад, и эти две недели я не контактирую со своей мамой. Выполнять указания не так сложно, но таким образом я могу уменьшить почти до нуля шанс, что она заразится от меня, а ей уже восемьдесят лет.

    Есть ли какая-то какая-то статистика по инфицированным, сидящим в карантине в вашем регионе?

    Есть общая картина по стране – около 20 тысяч тысяч человек сидит в карантине. На юге таких людей намного меньше, чем в центре. В окружном совете Бреннер больше тысячи учеников одной школы отправили на карантин, потому что один из школьников заразился. Поймите, тут главенствует принцип: неважно, сколько людей сидит в карантине, важно, чтобы они соблюдали надлежащие рекомендации.

    Как вы прокомментируете тот факт, если уж мы говорим о юге, что в Газе вообще нет заболевших? И поддерживает ли наш минздрав контакты с их минздравом?  

    Контакты и координация осуществляются на уровне центрального штаба министерства здравоохранения, а не на уровне Южного округа. То, что в Газе нет заболевших — так и в Иране, и в России до недавнего времени "не было", но появились вдруг, внезапно и много. Для того, чтобы были зарегистрированы случаи заражения, нужно, чтобы кто-нибудь их идентифицировал! Поэтому Израиль помогает Палестинской автономии и их медицинской службе. Но все же основная нагрузка, конечно, ложится на тамошнюю систему здравоохранения, и для нас это очень важно.

    Почему?

    Потому что и мы, и наши соседи, в том числе, и Палестинская автономия, в каком-то смысле представляем собой одну, скажем так, "эпидемиологическую единицу". Несмотря на то, что есть границы и они контролируются, люди тем или иным образом их пересекают, выходя на работу. И сегодня не все КПП закрыты, но даже когда они перекрываются полностью, это не герметично.

    Израиль закрыл воздушные границы. Страна оказалась в изоляции. Это нанесет огромный ущерб экономике. Не чрезмерны ли все эти меры? Не вводятся ли они только потому, что у страха глаза велики?

    Я не экономист, я занимаюсь общественным здравоохранением и эпидемиологией. Без сомнения, у всего есть цена, и цена борьбы с коронавирусом явно не маленькая. Но если смотреть на ситуацию с точки зрения эпидемиологии, то именно благодаря подобным мерам удалось замедлить распространение болезни у нас в стране. Надеюсь, что нам удастся и дальше минимизировать последствия от коронавируса, влияя на темпы распространения и количество заболевших.

     Марк Котлярский, “Детали”
    Фото: Ammar Awad, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend