Возвращение в «Школу»

4 апреля, в рамках иерусалимского фестиваля искусств, театральный ансамбль «Мисторин» (ивр., тайна) представит свою новую постановку – «Shkola». Эти постановки необычны тем, что традиционную театральную сцену актерам заменяет альтернативное пространство.

— У нас постоянная труппа, что для Израиля большая редкость, — рассказывает «Деталям» художественный руководитель театра, режиссер Юлия Гинис. – И мы уже десять лет работаем вместе, а в последние 4-5 лет занимаемся «иммерсивным театром», от английского слова immerse – «погружаться».

— Иммерсивный театр — это такой жанр, когда зритель вместо того, чтобы прийти в зал, сесть в кресло и смотреть на происходящее на сцене, попадает в некий мир, в котором и сам он действует: блуждает, смотрит на что-то, участвует в чем-то, — объясняет она. — Каждый новый наш спектакль проходит в новом месте, с которым как-то связано его содержание. Например, предыдущий мы ставили в здании первого муниципалитета Тель-Авива, и он был посвящен убийству Арлозорова.

Их новый спектакль ставится в помещении иерусалимской школы «Кедма». И называется он так же: «Школа» — только название написано латиницей: «Shkola».

— Это более или менее обычная школа, в которой мы создаем викторианскую страшилку в стиле Диккенса. Спектакль показывает, как взрослый человек воспринимает свои воспоминания о школе. Обычно этот период — не самый легкий в жизни человека. Этакое волшебное путешествие в мир памяти, — говорит Гинис.

И добавляет, что спектакль состоит из пяти историй, и зритель сам выбирает, куда ему идти в каждый следующий момент.

— Спектакль так устроен, что, возможно, зрители посмотрят кусочки из 2-3 историй, а может, одну из них от начала до конца — но это не главное. Главное же, что, открывая очередную дверь, не зная, что ожидает его за ней, зритель попадает в очередное пространство воспоминаний.

— Как этот прием связан с детскими воспоминаниями? Какова идея этой неожиданности?

— В иммерсивном театре очень важно ощущение волшебства и магии. Зритель открывает для себя пространство, в котором находится. Другой план можно сформулировать в одной фразе: внутри каждого из нас живет ребенок. И у него есть свои страхи, травмы, радости, но сам он сидит внутри взрослого. Иногда мы хотим вернуться к этому ребенку, а иногда не хотим туда заглядывать, но сам ребенок просит, чтобы на него обратили внимание. Это и есть главная идея спектакля.

Юлия Гинис родилась в Москве, в возрасте 12 лет приехала с родителями в США, а в Израиль она перебралась в 16 лет, и самостоятельно. Закончила в Иерусалиме школу визуального театра. Чем привлекает ее иммерсивный театр?

— Начав заниматься таким театром, трудно вернуться к черной коробке и зрителям, сидящим в темноте. Близость к зрителю имеет огромную силу, это совершенно меняет работу актеров, делает ее гораздо более тотальной. То, что может пройти, когда зритель смотрит с балкона на далекую сцену — невозможно, когда зритель оказывается на расстоянии ладони от лица актера. В иммерсивном театре все, действительно, происходит здесь и сейчас. И зрители меняют спектакль – одни смотрят на происходящее с опаской, другие хотят от актеров еще и еще — и спектакль становится иным.

В обычном театре очень многое – иллюзия. Нарисованные на картоне деревья нам представляются лесом. Здесь же такое невозможно: зритель находится настолько близко, что ему бывает важно почувствовать какую-то текстуру, прикоснуться к ней, взять в руки какой-то предмет. И это тоже — часть происходящего.

— Думаете, жанр иммерсивного театра будет распространяться все больше и больше?

— Сегодня, в век интернета, люди испытывают потребность прикоснуться к чему-то живому, почувствовать себя частью чего-то, не только что-то увидеть, но куда-то пойти и что-то пережить. Так что, думаю, будущее за нами.

Максим Рейдер, «Детали» К.В. Фото: Дина Сира


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend