Суббота 24.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Hassan Rouhani Bushehr nuclear power AP Photo Iranian Presidency Office, Mohammad Berno

    Вот почему ОАЭ и Бахрейн сделали явными свои тайные связи с Израилем

    Если бы на состоявшуюся 15 сентября в Белом доме церемонию подписания пригласили всех, кто приложил руку к заключению мирных соглашений между Израилем и странами Персидского залива, почетное место занял бы иранский лидер Али Хаменеи, чьи гегемонистские устремления подтолкнули страны Персидского залива к сближению с Израилем.

    В любом случае, он, вероятно, ответил бы отказом. Но второй кандидат, не менее достойный, несомненно, принял бы приглашение: любой из десятков тысяч инженеров и предпринимателей, работающих в израильских стартапах. Будь Белый дом хоть на каплю откровеннее, он мог бы пригласить Шалева Хулио, официального представителя NSO Group - израильской компании, чье шпионское оборудование по последнему слову техники сделало ее любимицей режимов Персидского залива.

    Сегодня, в 2020 году, неоспоримый факт заключается в том, что хайтек является не только обязательным условием процветания и конкурентоспособности экономики на глобальном уровне – высокие технологии стали мощным дипломатическим и военным активом. Статус Израиля, как технологической державы, намного превышающий его вес с точки зрения обычных экономических показателей, таких как ВВП и население, позволил ему укрепить связи с развивающимися державами, такими как Китай и Индия, и более старыми экономическими лидерами, такими как Япония и Южная Корея. Теперь это начинает работать на Ближнем Востоке.

    В случае азиатских держав главным катализатором выступают сами технологии. Эти страны рассматривают израильские инновации как способ продвижения своих отраслей вверх по цепочке создания стоимости, сохранения конкурентоспособности и решения таких проблем, как нехватка воды и продовольствия. В идеале они хотят извлечь уроки из израильского опыта создания инновационной экономики стартапов.

    Второй технологический катализатор менее благоприятен, но не менее важен, когда речь идет о Ближнем Востоке, а именно: возможности Израиля в области искусственного интеллекта и тому подобное. Израиль считается ценным партнером в противостоянии Ирану не потому, что ОАЭ или Бахрейн ожидают, что ЦАХАЛ отправит своих солдат в Персидский залив, а из-за наших возможностей по сбору разведданных и кибервойне, что в очередной раз было продемонстрировано в мае, когда, согласно сообщениям, никто иной, как Израиль на несколько дней заблокировал функционирование иранского порта «Шахид Раджаи».

    При таких обстоятельствах никого не должно удивлять, что задолго до того, как отношения между нашими странами стали официальными, критически важным компонентом отношений Израиля со странами Персидского залива, развивавшимися вдали от света прожекторов, была продажа им хакерского оборудования. Учитывая репутацию этих стран в области прав человека, это был грязный бизнес, но очень важный, потому что Израиль должен был разыграть эту карту, чтобы завоевать их дружбу. В этом отношении палестинская карта и обещания отменить аннексию были не более, чем шуткой.

    Ощутите волшебство

    Не случайно именно ОАЭ и Бахрейн стали странами, нормализовавшими отношения с Израилем. Обе стремятся перестроиться в экономическом отношении, отказаться от нефти и газа в качестве основы своей экономики и перейти к экономике более разносторонней, основанной на туризме, торговле и, прежде всего, технологиях. Подобно Китаю и Индии, они не просто хотят заключать сделки с израильскими технологическими компаниями. Они хотят, чтобы на них повлияла магия «нации стартапов», чтобы они смогли развивать свой собственный технологический сектор.

    По этой причине есть все основания ожидать, что эти соглашения, в отличие от тех, что есть у Израиля с Египтом и Иорданией, окажутся намного глубже и будут включать реальные деловые связи и туризм, возможно, даже культурный обмен. Израиль смог заключить с Египтом сделку по поставке природного газа, потому что она ограничилась переговорами между несколькими правительственными чиновниками, и все – газ потек по трубам через границу. В технологиях все по-другому: люди здесь не менее важны, чем оборудование и программное обеспечение, одно без другого не существует.

    В Белом доме Нетаниягу предсказал, что эти соглашения знаменуют собой «начало новых, мирных отношений», которые «в конечном итоге расширятся и включит другие арабские государства, и в конечном итоге могут раз и навсегда положить конец арабо-израильскому конфликту».

    Возможно, и так, но в настоящее время ОАЭ и Бахрейн с их далеко идущим интересом к технологиям – исключение на Ближнем Востоке. Подавляющее большинство режимов могут говорить о технологиях, но дальше идти не готовы. Политические расчеты, которые помешали первому раунду мирных соглашений с Египтом и Иорданией перерасти в более широкий мир на Ближнем Востоке, не изменились.

    Саудовская Аравия – одна из стран, которая могла бы нормализовать отношения с Израилем, и если бы это произошло, это стало бы большим достижением, а Саудовская Аравия – гораздо более крупная и сложная страна, чем небольшие эмираты Персидского залива. Тайные отношения между нашими странами существуют уже давно, и кибертехнологии являются важнейшей их частью: по сообщению «ХаАрец», Эр-Рияд закупил у израильской компании технологию взлома телефонов.

    Наследный принц Мохаммед бин Салман упорно пытается продвинуть королевство в новую эру, где нефть будет играть вторую скрипку после высоких технологий и других секторов. Это было основной мотивацией реформ, таких как разрешение женщинам водить автомобиль и ограничение действий религиозной полиции, – все это для того, чтобы дать возможность рядовым гражданам Саудовской Аравии вступить в XXI век и сделать их рабочим материалом экономики, основанной на знаниях.

    Не все в полной мере согласны с этим грандиозным проектом. Король Салман по-прежнему является официальным правителем страны и, как сообщается, не желает жертвовать палестинцами только для того, чтобы помочь осуществить мечты своего сына о высоких технологиях. Возможно, Израилю придется подождать еще немного, чтобы получить этот большой приз.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец»˜. М.Р. Фото: AP Photo Iranian Presidency Office, Mohammad Berno

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend