Партнёры

Вот чего не учел Путин, готовясь к войне с Украиной

Война с Украиной образца 2022 года не может быть повторением военной компании 2014-2015 годов, приведшей к подписанию кабального для Украины «минского протокола». Перечислим тут лишь некоторые отличия.


Украинцы верят в свои вооруженные силы

Согнав свыше 100 тысяч солдат с полевыми госпиталями и запасами топлива к восточной границе Украины и отправив «батальонные тактические группы» в Беларусь, Россия стремится повысить уровень социальной тревоги среди гражданского населения в Украине. Это, наряду с анонсом совместных с Беларусью учений — инструменты массового шантажа. Однако, хотя определенная обеспокоенность возросшей военной активностью России заметна в украинском обществе, это — далеко не главная проблема, которая омрачает жизнь людей в Украине. Угроза войной – давно не новость, Россия начала необъявленную агрессию против Украины еще в 2014 году. В некотором смысле главный враг Украины сегодня — ее внутреннее настроение. Именно оно может спровоцировать агрессора, создав у него иллюзию возможности провести «маленькую победоносную войну».

Но за минувшие 8 лет украинские государственные институты и общество в целом прошли очень серьезный экзамен на зрелость и самостоятельность. Украинская армия образцов 2014-го 2022 годов – это две разные армии, несопоставимые по уровню подготовки и оснащению. Военный и политически шантаж России пока оказывает прямо противоположный эффект. Сегодня украинцы больше доверяют вооруженным силам Украины, волонтерам, обычным людям и церкви — по сравнению с декабрем 2020 года. О росте доверия армии свидетельствует опрос, проведенный Киевским международным институтом социологии в декабре 2021 года. Меньше всего украинцы верят российским СМИ – 3% (и это — в стране, где треть населения продолжает говорить по-русски!) Половина местных жителей верит в высокую вероятность вторжения Путина в Украину.

Запад не останется в стороне

Военные вторжения в Грузию в 2008 году и в Украину в 2014 году Кремль использовал не только для своего возвращения в глобальную международную политику, но и для тестирования реакции Запада на такие действия. Столкнувшись преимущественно с «коллективным осуждением» и «глубокой обеспокоенностью» его действий, Путин решил существенно повысить ставки. Однако теперь, даже если Украина потерпит поражение, цена победы будет совсем другой: Запад, не вмешиваясь в конфликт, окажет всю необходимую военную и финансовую помощь, чтобы Украина могла отстреливаться до последнего.

По сути, начиная с 1991 года Киев не имел такой беспрецедентной поддержки со стороны мировой общественности. США на случай российского вторжения уже подготовили пакет санкций, а сенатор Менендес с трибуны заявляет, что Путин должен решить, сколько мешков с телами русских сыновей вернет в Россию.

Политическая консолидация

Прямым подтверждением сплочения украинского народа и консенсуса между политическими силами Украины стало развертывание сил территориальной обороны. Планируется, что до конца февраля она будет укомплектована на 90%. Задумываемая как «гражданский аналог» армии, ТО в краткие сроки позволяет развернуть и рассредоточить на огромных территориях военизированные силы (в случае необходимости – неотличимые от гражданского населения), которые будут оказывать сопротивление врагу. Ввязаться в городские бои, аналогичные тем, что велись в Чечне – это страшный сон для ее военачальников. Особенно учитывая размеры территории, боевой опыт — почти миллион человек были в зоне анти-террористической операции (АТО), общую готовность отстаивать свою землю, в сочетании с поставками высокотехнологических вооружений.

Ведущие политические силы страны пытаются демонстрировать свое единство. Несмотря на идейные разногласия и личные антипатии между политическими игроками, сейчас все солидарны в вопросе коллективного противостояния российской угрозе. И «Слуга народа», и «Европейская солидарность» едины в своих оценках и реакциях на возможную агрессию Кремля. Подчеркивают важность укрепления армии, поиска союзников. Президент Зеленский осуществляет дипломатические визиты, заручается поддержкой международного сообщества, «Европейская солидарность» готовит законопроекты, которые призваны усилить украинскую армию.

Что нужно России?

Есть все предпосылки для того, чтобы не допустить военных действий и мирно урегулировать ситуацию. Проблема в том, что Российская Федерация вместо того, чтобы идти на компромиссы и искать пути сближения с Западом, ищет только новые сферы приложения свой силы.

Главная цель Кремля – геополитический контроль над Украиной, удержание ее в орбите своего преимущественного влияния. Запугивание украинского народа, деморализация политических сил и создание «пораженческих настроений» — приоритет в краткосрочной перспективе. Именно для этого осуществляется массовая переброска войск, которая широко освещается в прессе; тратятся огромные деньги российских налогоплательщиков — ради создания «картинки» скорой войны.

Вторая компонента – экономическое истощение. Опасаясь возможной войны, из Украины уходят инвесторы, сокращается производство, уменьшается вовлеченность страны в мировые экономические процессы. Угроза полномасштабной войны — главный девальвационный фактор. В данный момент это самая чувствительная для украинцев компонента стратегии Путина в результате «запугивания военным вторжением».

Экономические интересы в этой игре преобладают над политическими. Украине следует помнить, что в политике нет друзей, и при этом — усиливать свою военную мощь, не поддаваться на манипуляции ни России, ни Запада.

Мила Рухман, «Детали». AP Photo/Alexei Alexandrov

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ