«Восстание» в ЛГБТ-сообществе: «Уймитесь!»

«У меня такое ощущение, что протестующие перешли всяческие возможные границы. ЛГБТ-сообщество не требует каких-то прав или привилегий, оно просто хочет быть привилегированной кастой», — сказала в интервью «Деталям» Меира Хаюн, жительница Кфар-Сабы.

И в этом мнении не было бы ничего необычного, если бы ни одна небольшая, но весьма существенная деталь: Меира – лесбиянка. Потому, если кому-то кажется, будто все ЛГБТ-сообщество единодушно в восприятии парадов гордости, или других методов борьбы за свои права — знайте, что это не так. Более того: пост Меиры, опубликованный на странице в Фейсбуке после того, как в Тель-Авиве прошел гей-парад, был расценен как выпад против ЛГБТ-сообщества и вызвал большой общественный резонанс. Хотя это был, наверное, крик души.

«Я испытала сильный стыд от того, что принадлежу к ЛГБТ – тому сообществу, которая отстаивает толерантность, понимание и принятие отличий, — написала Хаюн. — Но именно это сообщество почему-то приняло решение во время поста Девятого Ава выйти на улицы, устроив балаган с барабанами и хороводами и перекрывая шоссе.

Разве недостаточно того, что еще и месяца не прошло с тех пор, как мы повсюду блокировали движение во имя парада, чей смысл давно выхолощен? Однако нам показалось этого мало, и мы высыпали на улицы в день национального траура. Мы, сообщество, требующее толерантности и признания нас равными, почему-то остались глухи и слепы к чаяниям других людей».

Хаюн рассказала «Деталям», что во многих комментариях, которые она получила, содержали угрозы и оскорбления.

— Чем вызвана такая реакция?

— Скорее всего, тем, что впервые за всю историю государства Израиль поднялся человек, представляющий ЛГБТ-сообщество, плоть от плоти этого сообщества — и открыто сказал своим единомышленникам: «Уймитесь! Хватит, довольно, вы перегнули палку! В самом деле, сколько можно играть в эти игры, давайте вести себя по-человечески!»

Взгляните на меня: я – лесбиянка и не скрываю этого. Родители принимают меня такой, какая я есть. У меня ребенок, жизнь течет своим чередом, я не могу пожаловаться на то, что меня притесняют, дискриминируют по моей сексуальной ориентации. Везде, где бы я ни находилась или где бы ни работала, меня прекрасно принимают, с любовью и уважением..

— Но почему вы решились выступить с подобным заявлением?

— Все началось после того, когда мой отец возвращался в Кфар-Сабу, где мы живем, как раз во время поста Девятого Ава. А он еще и постился к тому же. И он застрял из-за демонстрации, устроенной ЛГБТ-сообществом.

Отец вернулся домой крайне раздраженным и спросил меня: «Послушай, что вы делаете, что вы творите?!» Понимаете, впервые — а мне уже пятьдесят лет — впервые за все время отец упрекнул меня, но не за мою ориентацию, а за те неудобства, которые ему доставили мои товарищи по сообществу!

— Что вы ему ответили?

— А что я могла сказать? Ответила: «Папа, ты же знаешь, что меня не было на той демонстрации, но ты прав». И после этого я написала свой пост, который вызвал такое бурное обсуждение. Но я написала: «Хватит, остановитесь!» Потому что у меня есть ощущение, что протестующие перешли всяческие возможные границы. ЛГБТ-сообщество не требует каких-то прав или привилегий, оно просто хочет быть привилегированной кастой.

— Как вы объясняете агрессию комментаторов?

— Многие из них упрекали меня чуть ли не в предательстве нашего сообщества. Да, я лесбиянка — но это вовсе не значит, что я должна думать и поступать так же, как и мои товарищи! Кто вообще определил, что мы должны думать и говорить именно так, а не иначе?

Меира Хаюн

Вы знаете, сколько людей среди ЛГБТ-сообщества, соблюдающих традицию?! Кто-нибудь их спросил, а хотят ли они, чтобы эта демонстрация проходила именно в день 9 Ава?! Никто их не спрашивал! Есть несколько человек, которые почему-то решают за всех, как следует себя вести, а как – нет. И остальные идут за ними, как стадо.

Это то, что происходит сегодня. Нельзя забывать, что мы все – евреи, мы все живем в государстве Израиль, и у всех есть какие-то свои права и привилегии, и у каждого есть свое собственное мнение.

Знаете, в общей сложности мой пост получил свыше тридцати тысяч лайков, свои комментарии оставили шесть тысяч участников, я насчитала полторы тысячи репостов… Но скажу честно, если бы этот пост не содержал критику в адрес гей-сообщества, то вряд ли вызвал бы такой резонанс. Проблема в том, что никто не отваживается критиковать руководство сообщества, боятся. А теперь, благодаря тому, что мой пост получил такое распространение, я стала рупором тех, кто боится высказать свое мнение. Но я из «своих», и никто не может упрекнуть меня в том, что я – человек со стороны.

Да, я лесбиянка, но у меня свой взгляд на мир. И я, например, в отличие от многих из них, вовсе не считаю, что надо протестовать против закона о суррогатном материнстве! Перечитайте этот закон, там нет ни слова против ЛГБТ-сообщества, а оно относится к этому закону так, будто речь идет о походе в супермаркет, чтобы там приобрести себе ребенка!

— А что вы скажете по поводу гей-парада в Иерусалиме?

— Его охраняли две тысячи шестьсот полицейских. Знаете, мне кажется, что у этих стражей порядка есть дела поважнее. Зачем нужен этот парад? За две недели до этого проходил такой же парад в Тель-Авиве. Провести шествие в Иерусалиме решили ветераны движения, верхушка — но разве было недостаточно тель-авивской акции, зачем кричать об одном и том же на всех углах?!

Все эти многочисленные демонстрации создают проблемы для других людей, образуются пробки, заторы, мы мешаем людям нормально существовать. Это то, что меня нервирует более всего. Надо уважать других. Иерусалим – город трех религий, и ни одна из этих конфессий не хотела бы видеть парады гордости. Ни иудеи, ни мусульмане, ни христиане. Согласно опросам, восемьдесят процентов всех жителей Иерусалима не хотят гей-парадов. Почему надо делать это вопреки мнению иерусалимцев? Назло им?!

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Эмиль Сальман

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend