Войны может и не быть. Ливан готовит компромисс по месторождению «Кариш»

Ливан готовится предложить спецпосланнику США, старшему советнику Госдепартамента по энергетической безопасности Амосу Хохштейну компромиссное предложение по урегулированию конфликта вокруг израильского газового месторождения «Кариш». Это месторождение, как считает Ливан, находится на «спорной» территории.


Об этом рассказало вечером в понедельник, 13 июня, агентство Reuters со ссылкой на источники в ливанском правительстве. Хохштейн прибыл в Ливан по приглашению местного правительства с целью урегулирования кризиса вокруг решения Израиля начать разрабатывать это месторождение. Накануне Ливан нервно отреагировал на прибытие в спорный (как там считают) район специализированного судна для добычи газа.

Израиль неоднократно заявлял, что месторождение «Кариш» находится в исключительной израильской экономической зоне и не попадает на спорную территорию даже по самой радикальной ливанской версии. Напомним, что Ливан много лет отстаивал как свою территорию севернее так называемой «линии-23». Но после того, как стало известно о больших запасах газа в этом районе, он увеличил свои претензии и начал требовать всю акваторию Средиземного моря севернее так называемой «линии 29», фактически приплюсовав туда 1400 километров израильской территории.

Чтобы выйти из тупика, Хохштейн предложил сложную конфигурацию линии границы, которая могла бы устроить обе стороны. Ливан с этим не согласился. Но три неназванных высокопоставленных источника в ливанском правительстве, причастных к выработке решений, сообщили Reuters, что Ливан не будет настаивать на «линии 29». Такое решение принял президент Мишель Аун. Вместо этого Ливан хочет предложить вариант «линия-23 плюс». Под словом «плюс» подразумевается 300 километров акватории, которые охватывают месторождение «Кана», но не «Кариш».

По словам источников, Аун выступил перед группой независимых депутатов парламента и заявил, что предыдущие правительства не проработали должным образом этот вопрос и не оставили сильной аргументации в пользу «линии 29», поэтому спор не имеет судебной перспективы. Соответственно, нет возможности использовать «линию 29» как отправную точку для спора о границе.

При этом Ливан продолжает настаивать на скорейшем возобновлении переговоров о демаркации границы и не намерен разрешать Израилю добывать газ на месторождении Кариш, пока не будет поставлена последняя подпись под этим договором. Реакция Израиля на это пока неизвестна.

Как уже рассказывал сайт «Детали», генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла заявил вечером в четверг, 9 июня, что его организация «рассматривает все варианты реагирования» на случай, если Израиль начнет добывать газ на месторождения «Кариш»: «Мы не боимся войны, – заявил Насралла. – И мы не намерены смотреть на то, как Израиль вторгается на суверенную ливанскую территорию, чтобы качать ливанский газ. Израиль должен прекратить всякую деятельность на спорной территории, а греческая компания, которой принадлежит судно, обслуживающее газодобывающую платформу, должна немедленно отозвать его назад. Мы понимаем, что цена войны для Ливана может быть очень велика. Но Израиль заплатит дороже. Для него цена войны может оказаться воистину экзистенциальной».

Это заявление было сделано после того, как плавучая нефтедобывающая платформа перебазировалась на новое место, в 80 километрах к западу от Хайфы. Следует отметить, что точка, откуда будут качать газ, не входит в спорную территорию даже в ливанской версии, что было немедленно доведено до ливанской стороны.

«Мы призываем Ливан ускорить переговоры о морской границе», – говорится в совместном заявлении министра энергетики Карин Эльхарар, министра обороны Бени Ганца и министра иностранных дел Яира Лапида.

Реакция ливанского правительства была крайне резкой. Премьер-министр Наджиб Микати назвал перебазирование платформы «израильским вторжением в природные ресурсы Ливана» и предупредил о неизбежной эскалации. Заместитель генерального секретаря «Хизбаллы» Наим Кассем заявил агентству Reuters, что его организация готова начать военные действия против буровой установки, как только такое решение примет ливанское правительство.

«Ложь и угрозы в адрес Израиля – это попытка ливанских властей отвлечь внимание ливанского народа от коррупции и недееспособности руководства», – прокомментировал такую реакцию неназванный высокопоставленный чиновник в структурах безопасности Израиля. Представители Госдепартамента США заявили, что они «очень обеспокоены».

Ранее министр обороны Бени Ганц и министр иностранных дел Яир Лапид заявили: «Буровая установка «Кариш» является стратегическим объектом Израиля, который предназначен для добычи энергоресурсов и природного газа в израильских территориальных водах для развития зеленой экономики страны, и Израиль готов ее защищать».

За два дня до этого, 6 июня, президент Ливана Мишель Аун согласился принять старшего советника Госдепартамента США по энергетической безопасности Амоса Хохштейна в Бейруте, чтобы обсудить с ним возможность продолжения переговоров о демаркации морской границы с Израилем.

Спор о морской границе между Израилем и Ливаном до сих пор не урегулирован. Изначально спорными считались 860 километров исключительной экономической зоны в Средиземном море, которые сейчас контролирует Израиль. Ливан предъявлял на них претензии достаточно давно. В 2012 году Израиль дал понять, что готов пойти навстречу требованиям ливанцев и разделить эти воды в соотношении 42:58 в пользу Бейрута. Однако позже выяснилось, что именно в этом районе залегает подводное газовое месторождение.

Понятие «исключительная экономическая зона» как раз означает, что у государства, которому эта зона моря принадлежит, есть исключительные права на добычу там полезных ископаемых (хотя эти воды и не считаются территориальными водами страны и, например, все государства пользуются там свободой судоходства).

В итоге в конце 2020 года Ливан потребовал отдать ему уже не 860, а 1430 километров спорных вод, выходящих за южную границу вод, на которые раньше претендовал Бейрут. Месторождение «Кариш» частично оказалось внутри этой новой спорной зоны. Израиль отказался пойти навстречу. 5 июня после прибытия на место плавучей буровой платформы президент Ливана Мишель Аун заявил, что «переговоры о проведении южной морской границы все еще продолжаются, и любая активность в зоне конфликта представляет собой провокацию и враждебную деятельность». Аун потребовал, чтобы ливанская армия предоставила ему официальную и точную информацию о буровой установке и ее местонахождении.

Шейх Насралла потребовал от правительства разместить ливанскую платформу напротив израильской. Учитывая эти угрозы, ЦАХАЛ начал крупномасштабную операцию по обеспечению безопасности платформы. Военно-морские силы готовятся обезопасить ее над водой и под водой. Вокруг платформы в радиусе 1500 метров будет установлена зона безопасности – туда нельзя будет заходить чужим судам. Там же будет развернутая сложная система подводных датчиков, электрооптических систем, воздушное пространство будут охранять беспилотники. Обеспечением безопасности займутся военно-морские силы совместно с оборонной компанией Elbit.

«Детали», В.Н. AP Photo/Ariel Schalit⊥