Thursday 27.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/John Minchillo
    AP Photo/John Minchillo

    Война утихла, проблемы взорвались

    20 мая члены израильского военно-политического кабинета, принимая решение о прекращении огня в секторе Газа, пытались успокоиться, похлопывая друг друга по плечу. Источник, принимавший участие в заседании, рассказал, как один за другим руководители спецслужб брали слово и перечисляли нанесенные ХАМАСу потери. Потом пришла очередь министров, которые хвастались так, словно только что победили в Шестидневной войне или операции «Энтеббе». 11-дневные боевые действия в Газе нанесли серьезный ущерб ХАМАСу, но также и Израилю. И самое главное – операция никак не способствовала решению основных проблем в секторе Газа.


    В конце каждого раунда насилия, или, если угодно – войны в Газе, за последние 12 лет приходило понимание, что положение Израиля ухудшилось. Приходило понимание, что нас втянули в войну намеренно или по халатности – из-за запущенности проблем и наплевательского отношения, близорукости и отсутствия стратегии в палестинском вопросе. После каждого раунда Нетаниягу и члены кабинета понимали, что необходимо сформулировать всеобъемлющую стратегию для сектора Газа и отношений с палестинцами в целом. Но каждый раз текущие вопросы отвлекали все внимание на себя, и в течение нескольких недель о проблеме забывали или отодвигали в долгий ящик. И так до следующего витка насилия. Нет никаких оснований думать, что сейчас все будет иначе.

    Помимо пространных описаний ущерба, нанесенного ХАМАСу, прекращение огня в Газе обсуждалось на заседании военно-политического кабинета очень ограниченно. Все вопросы политики и стратегии оставляли на потом, открытыми для обсуждения в будущем.

    Нынешняя операция еще раз показала, что политика Нетаниягу в Газе провалилась. Сохранение власти ХАМАСа, ослабление власти Палестинской автономии, передача катарских денег как выкуп террористам, увиливание от восстановления сектора Газа и создания экономических стимулов для предотвращения обострения конфликта – с одной стороны. А с другой – молчание в знак согласия с продолжением бесперебойных поставок ХАМАСу новых ракет и современных видов вооружений.


    В конце заседания кабинета оказалось, что открытых вопросов, оставленных на потом, гораздо больше, чем ответов. Прежде всего, еще не решено, какой будет ответная политика Израиля, если ХАМАС возобновит атаки против Израиля, будь то ракетные обстрелы, зажигательные шары или массовые демонстрации у разделительной стены. Отреагирует ли Израиль жестко? Или вернется к сдержанной политике? Позволит ли Израиль лидерам ХАМАСа спокойно разгуливать по улицам, зная, что им ничто не угрожает? Будет ли Израиль противодействовать вооружению ХАМАСа и начнет лит серьезный диалог с Египтом о прекращении поставок через египетскую границу оборудования и сырья, идущих на наращивание военного потенциала ХАМАСа? Не говоря уже о налоговых сборах, которые поступают непосредственно в кассу ХАМАСа для финансирования его деятельности.

    Военный кризис в Газе, может, и закончился, но напряженность в Иерусалиме никуда не исчезла. Менее чем через три недели вновь соберется суд, чтобы вынести решение о выселении палестинских семей из квартала Шейх Джарах. Правительство вообще не обсуждало этот вопрос. В израильской политической реальности, когда одно переходное правительство сменяет другое, очень сомнительно, чтобы вообще можно было принимать решения по таким судьбоносным вопросам. Когда нет решений и политики, повестку дня диктуют такие экстремисты, как Итамар Бен-Гвир. Если это повторится, следующая вспышка – лишь вопрос времени.

    Более того, операция в Газе усилила влияние ХАМАСа на палестинское общественное мнение. Министр обороны Бени Ганц во время операции в Газе несколько раз заявлял, что сразу после прекращения огня Израилю придется работать над восстановлением отношений с Палестинской автономией. Годы намеренного ослабления Абу-Мазена и усиления ХАМАСа взорвались сейчас прямо в лицо Израилю.

    Президент США Джо Байден уже намекнул в своем заявлении вечером 20 мая, что американцы намерены более серьезно заняться израильско-палестинским вопросом по окончании четырех месяцев, когда им было не до этого. Давление, оказанное Байденом с целью прекращения операции в Газе, наряду с резким осуждением Израиля со стороны многих конгрессменов, доходившее до призывов прекратить поставки оружия в Израиль, должно вызвать серьезную озабоченность в политическом эшелоне. Правительство Израиля, похоже, еще недостаточно осознало политические перемены в Америке. Если это не произойдет быстро, ущерб может быть огромным.

    Самый большой и самый больной вопрос, который остается открытым, касается внутренней ситуации в Израиле, особенно отношений между евреями и арабами. И по этому вопросу в кабинете министров пока нет серьезной дискуссии. Недавний кризис вновь открыл старые раны, которые, как считали многие израильтяне, давно зажили. И породил новые раны. Он раскрыл глубокую ненависть к еврейскому государству со стороны определенных слоев арабского общества и чудовищный расизм со стороны определенных слоев еврейского общества. Чтобы подавить беспорядки, пришлось применить силу. Видимо, это было неизбежно, чтобы не допустить скатывания в гражданскую войну.

    Если в Израиле все-таки будет сформировано новое правительство, ему придется сделать этот вопрос приоритетным. Прислушиваться к мнению арабских граждан, их проблемам, сотрудничать с арабскими партиями в правительстве и назначать арабских министров. Это должно быть частью решения. Но пока Израиль, судя по всему, движется в сторону пятых выборов, которые, как и все предыдущие, будут пропитаны ненавистью и подстрекательством. Поэтому трудно представить, что проблемы начнут решаться.


    Барак Равид, Walla. Ц.З.˜ Фото: AP Photo/John Minchillo

     


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend