Пришло время побеждать

На будущей неделе исполнится 45 лет Войны Судного дня. Последней войны, в которой ЦАХАЛ одержал неоспоримую победу на двух фронтах одновременно. С тех пор ЦАХАЛ буксует на месте, хотя ему приходится иметь дело с врагами гораздо слабее, чем регулярные армии Египта и Сирии. В результате миллионы наших граждан живут под тенью постоянной террористической угрозы.

В канун Рош ха-Шана генерал Херци Халеви, командующий Южным военным округом, заявил, что не видит шансов на мир ни в ближайшие десять лет, ни потом. Как и все его предшественники со времен первой ливанской войны, он воспринимает террористическое сопротивление против существования еврейского государства, как рок, который невозможно изменить и в следующие десятилетия. Халеви, конечно, всех успокоил тем, что «мы многократно превосходим наших врагов». При этом он не видит ситуации, при которой это многократное превосходство решит проблему. И нам не нужно ждать, как мы делаем все это время – в перерывах между раундами насилия и ракетных обстрелов, что решит ХАМАС. ХАМАС решает, быть войне или не быть, сколько времени она будет длиться и когда закончится, и на каких условиях. Неужели этому не будет конца?

Государству Израиль предстоит год тяжелых военных противоборств. Даже если Халеви правильно оценивает обстановку, мы должны отвергнуть его концепцию на корню, хотя и правительство, и ЦАХАЛ, наверняка, его поддержат. Раз уж мы «многократно превосходим врага», значит, нам нельзя мириться, ни с оперативной, ни с моральной точки зрения, с жизнью под постоянной угрозой. Именно для этой цели, для устранения постоянной угрозы, мы создали свое государство. Нужно выкорчевать этот фатализм, который родился в нашем генштабе во времена первой интифады, что, дескать, проблему террора нельзя решить военным путем. Этот постулат опровергается фактами. Это неверно ни с фактической, ни с воспитательной точки зрения. Вопреки распространенному в командовании нашей армии мнению, на борьбу с Израилем палестинцев ведет надежда, а не отчаяние. А свои надежды они черпают, среди прочего, из неуверенности в победе нашего руководства, а также командования ЦАХАЛа и ШАБАКа. Когда те, кто ведет борьбу с террором, сами не верят в возможность победы, это дает террористам надежду и чувство уверенности. И ростки этой надежды мы видим на местах: все столкновения между нами, с многократным превосходством и ничтожными врагами, заканчивались в лучшем случае вничью.

Если после очередного военного раунда на юге мы снова услышим прогноз, что в ближайшие десять лет, как и потом, на юге не будет мира и покоя, то наш долг сказать армии и правительству: мы этого не принимаем! С нашим политическим влиянием и военным превосходством можно в течение короткого времени добиться подлинного спокойствия. Нельзя ждать еще несколько десятилетий. Хватит уже тех десятилетий, которые терпели жители юга, да и вся страна.

Министр обороны Авигдор Либерман пытается перевернуть палестинскую парадигму. Он устанавливает, как минимум, на декларативном уровне, новые рамки подхода, противоречащие тому, к чему привыкли наши высшие военные чины. Около недели назад, сообщив об избрании следующего начальника генштаба, он публично поставил перед ним задачу – действовать, руководствуясь понятиями «решение проблемы» и «победа». «Я слышу слишком часто (от высших офицерских чинов) такие слова, как «на политической арене», или «юридическое значение», — сказал министр обороны. – Для меня высшая ценность – это победа, а не объяснения».

Удивительно, что спустя 70 лет после создания государства и 45 лет после Войны Судного дня, где мы одержали величайшие в нашей истории победы, должен встать министр обороны и напомнить армии (может, даже, делая ей выговор), что она должна побеждать.

Исраэль Харэль, «ХаАрец» Ц.З.

Фото: Зеэв Спектор, GPO.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend