Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Vahid Salemi
    AP Photo/Vahid Salemi

    Война с ХАМАСом опять на повестке дня

    22 июня в Газе по инициативе лидера ХАМАСа Яхьи Синуара состоялось совещание палестинских террористических группировок. По его итогам Израилю был выдвинут ультиматум.

    «Мы предупреждаем израильского врага и его союзников, что не стоит откладывать снятие блокады. Враг не преуспеет в своей политике вымогательства». Речь идет о намерении Израиля увязать любые послабления для сектора с заключением сделки по обмену удерживаемых в Газе израильтян и тел израильских солдат на палестинских заключенных в израильских тюрьмах.

    Накануне Синуар после встречи со специальным координатором ООН по ближневосточному мирному процессу Тором Веннесландом заявил, что переговоры с ООН «сорваны». Также ХАМАС отказался от египетского посредничества. Это означает, что предварительные соглашения о длительном перемирии, достигнутые сторонами после майской войны, на грани срыва.

    Основными факторами для угрозы новой войны служит, по всей видимости, неуступчивость обеих сторон, имеющих свои причины.

    Поначалу казалось, что условия соглашения, ключевые детали которых долго обсуждались на разных уровнях, вскоре будут согласованы. Израиль давно требовал возврата тел израильских солдат и пленных в качества условия для урегулирования, и этот пункт не мог являться новостью для руководства ХАМАСа.

    Но в свое время Израиль уступил, видимо еще надеясь на реальность «сделки века». Теперь новый премьер Нафтали Беннет, критиковавший политику Нетаниягу, не может позволить себе идти на уступки ни в этом вопросе, ни в том, чтобы терпеть обстрелы из Газы. Но за угрожающими заявлениями непосредственных участников конфликта стоит большая политика: личность нового президента Ирана и венские переговоры по «ядерной сделке», которая теперь заменила «сделку века».

    Бен Самуэль и Ионатан Лис в «ХаАрец» отмечают разную реакцию правительства Израиля и администрации США на итоги президентских выборов в Иране. Премьер-министр Нафтали Беннет использовал победу сторонника жесткой линии Ибрагима Раиси для попытки оказать давление на мировые державы, чтобы они пересмотрели свое намерение подписать новое ядерное соглашение с Тегераном. Между тем администрация Байдена заняла  более осторожный подход, настаивая на том, что дипломатия остается лучшим способом остановить разработку иранского ядерного оружия.

    «Из всех кандидатов верховный лидер Али Хаменеи выбрал «палача из Тегерана», – сказал Беннет на первом еженедельном заседание кабинета министров правительства. Премьер напомнил, что Раиси печально известен в стране и в мире своей ролью в «комитетах смерти», которые руководили казнями противников правительства. Напротив, советник по национальной безопасности президента США Джейк Салливан отметил, что США надо «держать руку на пульсе», и результаты выборов не должны отвлекать администрацию Байдена от заключения ядерной сделки с Ираном.

    О влиянии фактора выборов нового президента на ситуацию на Ближнем Востоке пишет в недавнем отчете исследовательский Центр Альма. По мнению его экспертов, итоги выборов в Иране были предрешены. Режим аятолл сделал все, чтобы гарантировать избрание главного судьи Ибрагима Раиси на пост президента. Они доказали всем, у кого могли быть какие-либо сомнения, что в Иране не только нет демократии, но иранский режим вообще  не намерен изменять свою радикальную идеологию ради «сделки с Западом».

    Если бы Иран хотел послать «примирительный сигнал», содействовав избранию лидера с западными связями, например Али Лариджани, бывшего спикера парламента Ирана, или Мохаммада Джавада Зарифа, министра иностранных дел, это был бы поворот к смягчению позиции. Но избрание Раиси означает не изменение политики, а, скорее, изменение послания, которое верховный лидер Али Хаменеи хочет направить Западу:

    1. У нас нет намерений изменить идеалам исламской революции.
    2. Мы не только не собираемся менять свою природу, но будем продолжать отстаивать идеалы исламской революции под любым давлением и вопреки любому сопротивлению внутри и за пределами Ирана, и не пойдем на компромисс в этом вопросе.
    3. Главный посыл – Иран не отступит, не пойдет на компромисс и не боится США.

    Таким образом, как полагают эксперты центра, Тегеран ясно дал понять, что не намерен смягчать свои позиции и одержим распространением исламской революции на Ближнем Востоке и во всем мире. Согласно этой точке зрения, Соединенные Штаты остаются «большим дьяволом», а Израиль – «малым».

    ХАМАС явно воодушевлен личностью нового президента Ирана и жесткой позицией иранских лидеров на переговорах, означающей среди прочего  продолжение поддержки своих союзников в регионе. В то же время там видят явное желание лидеров США как можно скорее решить тактические проблемы с Ираном и Россией, чтобы развязать себе руки для большой холодной войны с Китаем.

    Следовательно, США проще надавить на Израиль, чтобы не допускать вспышки новой напряженности на Ближнем Востоке. Россия также продолжит поддерживать ХАМАС под предлогом скорейшего оказания гуманитарной поддержки мирным жителям сектора Газы.

    Таким образом, на стороне Израиля практически нет союзников, ибо ключевые страны в регионе не желают новой вспышки напряженности. А на стороне нового «правительства перемен» – лишь верность новой политике: проявить жесткость по отношению к ХАМАСу, чтобы произвести впечатление на Иран. То есть фактически проводить ту же политику, которую Иран проводит по отношению к Западу. С другой стороны, после второй ливанской войны, которая фактически тоже началась из-за пленных, на северной границе Израиля уже 15 лет царит спокойствие.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: избраннный президент Ирана Эбрагим Раиси. AP Photo/Vahid Salemi˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend