Понедельник 01.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Jet5_army_press

    Война на Ближнем Востоке в прямом эфире

    Каков наиболее реальный сценарий войны на Ближнем Востоке? Что станет спусковым крючком для новой войны? Какие игроки окажут ключевое влияние? И наконец, каков может быть исход очередного конфликта?

    27 января, во второй день международной конференции, организованной Институтом исследований в области национальной безопасности, центральным пунктом повестки дня стала ситуационная игра в прямом эфире, имитирующая военный конфликт в регионе. Мы представим ключевые фрагменты этой игры, многие эпизоды в которой взяты из реальной жизни.

    Модератором выступил Итай Брун, замдиректора Института. Участниками игры были: Федор Лукьянов, редактор журнала «Россия в глобальной политике» (за Россию); Сима Шайн, глава иранской программы в Институте (за Иран), доктор Эбдесам аль-Кетби, президент Института политических исследований ОАЭ (за страны Персидского залива); генерал-майор запаса, бывший начальник оперативного управления генштаба Ницан Алон (за Израиль); профессор Эйяль Зиссер, вице-президент Тель-Авивского университета (за Сирию); Шимрит Меир — специалист по Ливану (за «Хизбаллу»); генерал Джон Аллен, директор иснститута «Брукингс», бывший командующий международными силами в Афганистане (за США).

    Вводные данные

    Игра началась со спецвыпуска вечерних израильских новостей, в котором рассказали о вспышке напряженности в регионе. В 3 часа утра с территории Ирака по Израилю были запущены 6 ракет, одна из них преодолела систему ПВО и попала в многоэтажный дом в Тель-Авиве: 6 человек погибли, более 30 ранены. Накануне вечером шиитская милиция атаковала посольство США в Багдаде, кроме того, были атакованы также цели в Дубае и Бахрейне, где погибли 10 израильтян и 8 американцев. Одновременно хуситские повстанцы в Йемене атаковали цели в Саудовской Аравии.

    Официально никто не взял на себя ответственность за нападения, но очевидно, что это была атака, спровоцированная Ираном с целью возмездия за гибель генерала Касема Сулеймани и иранского генерала-ядерщика Мохсена Фахризаде. Однако основной целью атаки было усиление позиций Тегерана перед переговорами по ядерной сделке, чтобы показать, что Ирану нельзя диктовать условия.

    Ход игры: эпизод первый

    Израиль:

    Это – серьезный инцидент, атака со стороны  Ирана. Но для нас это возможность нанести удар по базе целей в Сирии и в Ираке, а также укрепить связи с новой администрацией США и странами Персидского залива. Кроме того, можно указать США, что на Иран нельзя полагаться.

    США:

    Иран допустил ошибку, полагая, что США не рискнут отвечать за гибель американских граждан. Несмотря на все различия, президент Байден поддерживает «соглашения Авраама». Наша цель, с одной стороны, предотвратить эскалацию в регионе, с другой – предложить новую политику.

    Мы направим дополнительные силы для защиты наших союзников и усилим свои базы. Мы предупредим Россию и Китай, чтобы они оказали давление и предупредили Иран, что если он не прекратит эскалацию, мы атакуем его территорию. Мы не допустим, чтобы Иран продолжил атаки. Если Иран хочет, чтобы переговоры по «ядерной сделке» возобновились, он должен немедленно остановить эскалацию. Мы также нанесем воздушные удары по шиитской милиции в Ираке.

    Иран:

    Мы нащупываем баланс, чтобы, с одной стороны, отомстить за гибель Сулеймани, с другой – не превысить масштабы эскалации и не допустить удара по иранской территории. Мы уже установили границы, до каких пределов мы можем дойти относительно США, и начнем налаживать дипломатические каналы с Россией, чтобы предотвратить эскалацию. Если Израиль предпримет массированную атаку против целей Ирака и Сирии в качестве возмездия, мы, возможно, смиримся с этим в зависимости от масштабов, но будем взвешивать возможность новой атаки.

    Страны Персидского залива:

    Эмираты вместе с Бахрейном и саудовцами созовут Совет стран Персидского залива и потребуют установить виновных в нападениях. Мы обратимся к США за помощью и потребуем, чтобы хуситов признали террористической организацией. Мы также обратимся за помощью к Израилю в борьбе против хуситов.

    Россия:

    Москва заинтересована в минимизации риска. Мы стремимся к спокойствию в регионе и установлению рабочих отношений со всеми сторонами. С одной стороны, кризис может создать условия для улучшения отношений с США, ибо Россия находится в сложной геополитической ситуации. С другой стороны, мы опасаемся, что администрация Байдена использует кризис для массированного возврата своих сил на Ближний Восток. Поэтому мы приложим усилия на самом высоком уровне, чтобы достичь взаимопонимания с США.

    «Хизбалла»:

    Мы пока прямо не вовлечены в конфликт. Ливан находится в коллапсе, поэтому мы будем взвешивать между возможностью нанести удар по Израилю и добиться символической победы: ударить по Тель-Авиву или захватить заложников, или в случае неудачи стать полем битвы между Израилем и Ираном. Мы будем ждать, что предпримет Израиль.

    Сирия:

    Мы ничего не можем сделать самостоятельно, находясь между Ираном и Россией. Мы не заинтересованы в конфронтации с Израилем, поскольку и так с трудом стабилизируем ситуацию. С другой стороны, Сирия постепенно улучшает отношения со странами Персидского залива, и мы можем сыграть посредническую роль.

    Эпизод второй: конфликт продолжается

    Несмотря на попытки предотвратить конфликт, конфронтация идет уже неделю. Израиль атакует иранские цели в Сирии и Ираке, в ходе которых гибнут также боевики «Хизбаллы». «Хизбалла» начинает массированные атаки на израильский тыл, но пока не задевает крупные города, однако в ходе боев гибнут израильские граждане. В ответ Израиль атакует цели в Ливане, в том числе в Бейруте, где развернуты базы для производства высокоточных ракет. США продолжают атаковать базы шиитской милиции в Ираке.

    «Хизбалла»:

    Если Израиль атакует Бейрут, мы ударим по Тель-Авиву. В конце концов, если ХАМАС ведет ракетный обстрел израильских городов, почему «Хизбалла» не может этого сделать.

    Израиль:

    Мы постараемся скоординировать усилия с арабскими странами и США, чтобы они воздействовали на ливанское правительство. Но даже в ответ на бомбардировку Тель-Авива мы постараемся воздержаться от удара по мирному населению. Однако мы используем ситуацию, чтобы нанести максимальный ущерб ракетному потенциалу «Хизбаллы».

    Сирия:

    Мы будем просить Россию вмешаться, чтобы обстановка в стране окончательно не дестабилизировалась.

    США:

    Мы продолжим наносить удары по шиитской милиции в Ираке и пошлем сигнал Тегерану, что если они не прекратят действия своих прокси-сил, мы нанесем удар по их территории.

    Россия:

    Поскольку Сирия стала полем битвы между Израилем и Ираном, Россия может использовать свои связи с Израилем, чтобы выступить посредником и остановить эскалацию. Если США параллельно установят тайный канал связи с Тегераном, то вместе мы сможем остановить эскалацию.

    Иран:

    Мы можем остановить шиитскую милицию в Ираке, и даже если «Хизбалла» захочет продолжить свои атаки на израильские города, мы не дадим им такой возможности.

    Страны Персидского залива:

    Мы можем открыть каналы коммуникации с Ираном, чтобы остановить эскалацию и готовы пойти на контакт, если Иран захочет установить нормальные отношения.

    Финальный эпизод

    В финале игры участники пришли к выводу, что дальнейшая эскалация конфликта будет прекращена, и он не перерастет в полномасштабную войну. Дальнейшее обсуждение показало, что данный сценарий вполне адекватен, а результаты конфликта выглядят следующим образом.

    Израиль, с одной стороны, получил чувствительные удары, с другой – уничтожил часть ракетного потенциала своих противников и укрепил союз с США и странами Залива.

    Иран показал свою силу, но в итоге ухудшил свое положение, ибо был вынужден отступить перед совместным давлением сверхдержав. США пришли к выводу о необходимости создать своего рода арабское НАТО с участием Израиля, которое могло бы самостоятельно противостоять Ирану. Вопрос об условиях возврата к ядерной сделке остался открытым.

    Россия получила геополитические бонусы, но лишний раз оказалась перед вопросом экономической целесообразности присутствия в Сирии. «Хизбалла» показала свои военные возможности, но Ливан в целом вновь оказался в проигрыше. Самыми главными неудачниками оказались Сирия и Ирак, территория которых вновь стала полем битвы других стран.

    Данный сценарий показал, что военные конфликты без поражения одной из сторон практически не меняют обстановку в регионе. Тем не менее, в случае получения Ираном ядерного оружия потери сторон в будущем масштабном конфликте могут оказаться гораздо серьезней. Однако, как нам известно из ряда предыдущих дискуссий, такой сценарий уже отработан в планах генштаба Израиля. Хочешь мира — готовься к войне.

    Владимир Поляк, «Детали». Фотоиллюстрация: пресс-служба ЦАХАЛа˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend