Война без танков и ракет решит будущее Израиля

Нам осталось 30 лет, прежде чем просвещенный Израиль погрузится во мрак нищеты и несвободы. На этот раз ему угрожает наш воинствующий религиозный фундаментализм. В последние годы многие представители светской общественности Израиля, составляющей большинство населения страны, смирились с концепцией, которую давно проталкивают ультраортодоксальные партии: заставить ультраортодоксов служить в ЦАХАЛе, учиться в школе по общей программе, влиться в трудовые резервы и принять принципы гендерного, этнического и религиозного равенства — невозможно.

Светские теперь говорят, что для постепенной интеграции ультраортодоксов в израильское общество необходимо проявить терпение и терпимость.

Безусловно, некий прогресс достигнут. Более 20 процентов молодых ультраортодоксов-мужчин служат в ЦАХАЛе, и все больше молодых мужчин и женщин из этой среды получают высшее образование, хотя и отсев очень значительный. Процент работающих ортодоксальных женщин в настоящее время близок к среднему по стране, и это немалое достижение; рожают они в более позднем возрасте и, возможно, со временем будут рожать меньше.

Однако на практике усилия по интеграции ультраортодоксов в израильское общество не увенчались успехом. «Шатры Торы» по-прежнему более привлекательны, чем палатки ЦАХАЛа, и почти 80 процентов мужчин-ультраортодоксов уклоняются от военной службы. И это при том, что для них созданы специальные подразделения, их срок службы короче обычного и большую часть времени они заняты изучением того, чему их должны были научить в школе.

Более того, только половина мужчин-ультраортодоксов работают, что значительно меньше, чем в 1970-е годов, зарабатывают мало, и вот результат: обнищавшее население, которое живет за счет светского большинства.

Интеграционный подход имеет множество других сомнительных «достижений»: растущее гендерное разделение в ЦАХАЛе, новые учебные заведения, созданные специально для ультраортодоксов, гендерное разделение в ряде программ в давно существующих учебных заведениях, отдельные пляжи и бассейны, а в квартале Меа Шеарим в Иерусалиме и в Бейт-Шемеше даже раздельные тротуары для мужчин и женщин.

Сторонники интеграции, тем не менее, продолжают настаивать на своем. Но то, что происходит на практике, во многом противоречит их благим замыслам. Каждый новый шаг на пути к интеграции требует новых компромиссов со стороны светского населения, — пока просвещенный Израиль не погрузится во тьму.

Да и вообще неясно, что представляет собой эта интеграция, которую должно поддерживать светское большинство. Хотят ли они жить в одном районе с ультраортодоксами? Опыт показывает, что даже ничтожная примесь способна оказывать давление на израильтян, ведущих светский образ жизни и способствовать перераспределению ресурсов в общественном пространстве. То есть жить вместе с ультраортодоксами светское большинство не желает.

А как насчет того, чтобы вместе учиться в школе? Да уж, светские только о том и мечтают! Им известно, что школы быстро превратятся в йешивы. Так, может, отдыхать вместе? Например, прокатиться в Умань, поклониться могилам раввинов? Тоже нет? Тогда что же — да?

Давайте не будем себя обманывать. Большая часть светской публики понимает под интеграцией одно: что ультраортодоксы, наконец, будут служить в армии и работать, как все остальные. Чтобы они слезли со спины тех, кто построил Израиль и дали нам всем жить и, возможно, процветать.

По данным ЦСБ, в 2050 году число ультраортодоксов достигнет 3 миллионов человек, то есть около трети еврейского населения, и более 4 миллионов — в 2060-м, то есть 35 процентов еврейского населения.

Израиль не сможет долго нести бремя, которое навязывает ему ультраортодоксальное общество, и придет к неизбежному экономическому краху. Он не сможет оставаться демократической страной, если значительная часть его граждан будет ставить суждения раввинов выше государственных законов и ценностей.

Молодежь не захочет здесь жить и содержать огромное количество нахлебников, да еще и служить за них в армии. На карту поставлено само существование Израиля, как еврейского, сионистского и демократического государства, основных принципов его национальной безопасности.

Но и само ультраортодоксальное общество не сможет долго протянуть в своей нынешней форме. Все больше молодых ультраортодоксов сыты по горло нищенской жизнью и интеллектуальным убожеством, в котором они прозябают. Они хотят влиться в израильское общество и осознают необходимость уважать образ жизни светского большинства.

Эволюционные изменения предпочтительнее революционных, и потому идея интеграции в принципе звучит вполне привлекательно. Однако иллюзорная интеграция, навязанная светскому большинству ультраортодоксальными партиями — это совсем другое.

Во всем мире ультраортодоксы сами зарабатывают себе на пропитание, потому что никто не готов их содержать. В прошлом, когда им приходилось служить в армиях иностранных государств, никто не создавал для них особые подразделения.

Незначительного успеха в интеграции ультраортодоксов в израильское общество удалось достичь не за счет того, что светские идут на копромиссы, тем самым отказываясь от демократических ценностей, а потому, что светское население отчаянно защищает сохранившиеся демократические принципы.

Политическая карта меняется на глазах и, быть может, после выборов удастся создать светскую или хотя бы более умеренную коалицию. Так штурмуйте избирательные участки. Это — война за будущий характер еврейского государства и его ценности против ложной риторики, которая покорила умы столь многих.

Чак Фрейлих, «ХаАрец», М.Р.
Фото: Оливье Фитуси.

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend