Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Война и мир в XXI веке

    «Вы можете не интересоваться войной, но война заинтересуется вами» - утверждал Троцкий. Как часто бывает с крылатыми фразами - это видоизмененная цитата Бисмарка, «можете не интересоваться политикой, но политика интересуется вами».


    В любом случае 9-го мая, которое Россия считает днем окончанием Второй мировой войны, и в тот момент, когда мир находится в состоянии войны с пандемией — вечная тема войны и мира выглядит на редкость актуально. Да собственно и саму пандемию многие эксперты небезосновательно считают то ли неудачной попыткой начать бактериологическую войну, то ли напротив весьма удачным опытом отработки будущих дигитальных войн.

    Как и любая война, она началась с массированной психологической подготовки в виде дебатов, посвященных 75-летию окончания Второй мировой войны, в развязывании которой бывшие союзники стали наперебой обвинять друг друга. Пандемия внесла в этот раскол китайский колорит и теперь на повестке стоит призрак отнюдь не «торговой войны» между США и Китаем, всерьез обвиняемым в биологической диверсии.

    Фактически эра «постхолодного» мира, характеризуемая противостоянием США и «вставшей с колен» России, явственно переходит в фазу «горячей» войны между США и Китаем. Что касается Израиля, то за условным исключением трех лет между 1993-м и 1996 годами он так и не вкусил долгожданного мира.


    Что же это за категории - война и мир?

    Карл, ты не прав!

    В этом вопросе довольно сложно выбрать точку отсчета, ибо тема войны и мира стара как мир и проходит кроваво-красной нитью сквозь всю историю человечества. Начиная с «Трактата об искусстве войны» Сунь-Цзы, Платона и Аристотеля, к «Государю» Макиавелли и далее к двум знаменитым немцам Канту и Клаузевицу, которые собственно надолго определили эту тему в новое время. Первый написал трактат «К вечному миру», предсказав появление ООН, а второй своим сочинением «О войне» проложил путь эпохе тотальных войн.

    Начнем с парадоксального утверждения, что проблема войны и мира заключается в том, что, несмотря на вечный характер этих вопросов, общепризнанных ответов на них не существует.

    «В сущности, вся история человечества – это история войн и вооруженных конфликтов: от межплеменной розни через межнациональную, межрасовую и межрелигиозную вражду общество в ХХ веке пришло к двум мировым войнам, охватившим пять континентов, в которых, по самым скромным подсчетам, погибло более 60 млн. человек» - констатирует известный российский военный эксперт Юрий Матвиенко в работе «Исследование феномена войны».

    Как мы знаем, не стал исключением и XXI век: Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия – это только самые крупные военные конфликты начала века, длящиеся до сих пор. А на повестке дня стоят возможный военный конфликт с Ираном и уже упомянутая война с Китаем.


    Один из крупнейших теоретиков военной мысли на сегодня, израильский историк Мартин ван Кревельд полагает одной из причин этой ситуации тот факт, что военная теория продолжает базироваться на доктрине Карла Клаузевица. Хотя Клаузевиц знаменит своим тезисом «война - это продолжение политики иными средствами», но все таки он известен главным образом своей концепцией войны.

    Согласно Клаузевицу, войны предполагают наличие трех составных элементов: государство, армия, подчиняющаяся государству, выполняющая его приказы и ведущая войну; народ, за чей счет ведется та или иная военная кампания.

    Однако на сегодня, все эти три элемента претерпели существенные трансформации. Государство все больше утрачивает свою роль защитника ценностей, в ходе процессов приватизации и глобализации. Армия и полиция, обеспечивающие безопасность граждан, все чаще передают свои функции частным военным компаниями (ЧВК) и частным охранным организациям. Что касается народа, то в современной войне, как правило, одну из сторон представляют повстанцы или мятежники, которых практически невозможно отличить от гражданского населения.


    Как отмечает израильский историк в своей книге «Трансформация войны», все это вместе приводит к тому, что за время, прошедшее с начала Второй мировой войны, не было ни одного случая, когда бы крупнейшие армии мира, оснащенные самым современным оружием, не потерпели бы поражение от повстанческих группировок. Это касается как крупнейших армий мира, вроде США и СССР, так и Израиля. «Детали» уже раскрывали некоторые отдельные аспекты взглядов Ван Кревельда. И по мнению израильского специалиста, в будущем положение будет только ухудшаться.

    Война и антивойна

    В свете пандемии возросла популярность известного пророка непредсказуемых событий Нисима Талеба, создателя теории «черного лебедя» и автора не менее броской «Антихрупкости» - концепции о том, как извлекать выгоду из хаоса, вроде катастроф и войн. Но еще совсем недавно на повестке дня была книга с не менее красочным заголовком «Война и антивойна» супругов Тоффлер, творцов теории постиндустриальной революции и трех волн индустриализации. По их мнению, причиной грядущей мировой войны будет асинхронное развитие стран, находящихся на разных ступенях индустриализации.

    «Постнации» третьей волны образуют последний слой трехуровневой глобальной системы. В отличие от аграрных стран, им не нужна дополнительная территория. В отличие от промышленных, им не нужны собственные обильные ресурсы. Более всего им нужны знания, конвертируемые в богатства. Им нужен доступ или контроль мировых банков данных или сетей телекоммуникаций. Им нужны рынки для интеллектуальных продуктов и услуг, для финансовых услуг, программного обеспечения, управления сетями, интегрированных информационных систем,... и вообще всего, что требуют информационные технологии» - указывают Тоффлеры.

    Собственно отсюда один шаг до последнего слова современной теории войн, в которых основное внимание уделяется информационно-коммуникационному аспекту войны путем воздействия на сознание и боевой дух противника и нарушения его коммуникаций.

    Цивилизации: конфликт или коммуникации

    Одним из базовых моментов, объединяющих теории войн, является то, что война рассматривается как деятельность, имманентная самому существованию человека.

    Случай войны — это крайний случай нарушения коммуникации, то есть понимания, как будет действовать другая сторона или неприятие идей другой стороны.

    Собственно, вся писаная история человечества началась с описания братоубийственной войны: Каин убил Авеля, из желания быть более угодным Богу.

    Одной из основополагающих на сегодня теорий войны по-прежнему остается «конфликт цивилизаций» Самюэля Хантингтона, предусматривающий столкновение различных духовно-культурных картин мира. Однако, проблема лежит гораздо глубже, ибо практически во все культуры «вшита» базовая культура войны.

    Как справедливо замечает Мартин ван Кревельд, основная проблема войны заключается в том, что «война — это жизнь во всех ее проявлениях. Из всех существующих на земле видов деятельности только война одновременно и позволяет, и требует использовать с полной отдачей все человеческие качества — и самые благородные, и самые низменные. Литература, искусство, игры и сама история — все это красноречивое доказательство одной и той же простой истины».

    Возможно загадка войны и мира так и не будет решена, как не решена загадка жизни и смерти, которые собственно и составляют квинтэссенцию войны.

    Владимир Поляк, «Детали». Фотоиллюстрация: Нир Кедар

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend