Вернется ли ЦАХАЛ в Ливан

“Давайте не будем забывать, что сказал нынешний начальник генштаба Гади Айзенкот, когда он занимал должность командующего Северным военным округом. А вслед за ним это повторили и другие. Айзенкот заявил, что если возникнет конфликтная ситуация на севере, и с территории Ливана в сторону Израиля полетят ракеты, Ливан вернется в каменный век. Это было сказано вслух, и наши враги должны понимать, что это не пустая угроза”, – заявил в интервью “Деталям” Исраэль Лави, в прошлом – высокопоставленный сотрудник Моссада.

Операция «Северный щит» по обнаружению и ликвидации террористических туннелей на северной границе Израиля начата, но отнюдь не близка к завершению. Верхушка «Хизбаллы», несомненно, шокирована случившимся: они не знают, что еще известно израильтянам. ЦАХАЛ может продолжить работы по уничтожению туннелей на своей территории. Но, если для их полного уничтожения придется войти на территорию Ливана, это может привести к новой войне с «Хизбаллой».

Глава правительства Ливана Саад аль-Харири уже заявил, что его страна не заинтересована в эскалации конфликта с Израилем. Но, похоже, от ливанцев тут мало что зависит: террористы «Хизбаллы» с легкостью принесут эту страну в жертву, ввергнув ее в новую войну – ради собственных стратегических интересов. Входить в Ливан с риском ввязаться в широкомасштабную войну, или пойти на риск и ограничиться работами на своей территории, используя в ООН и во время будущей встречи Нетаниягу с Путиным максимальный пропагандистский эффект от обнаружения туннелей – такова сейчас главная дилемма, стоящая перед военно-политическим руководством Израиля.

– Говорят, что начало операции «Северный щит» стало сюрпризом для «Хизбаллы», но, с другой стороны – ведь и граждане Израиля тоже были удивлены! – сказал Исраэль Лави. – Потому что долгое время все были уверены, что «Хизбалла», в основном, наращивает свой ракетный потенциал, а сегодня понятно, что у террористов была и другая, гораздо более опасная стратегическая цель – проникновение большими силами в Галилею с захватом израильских населенных пунктов. И это гораздо более серьезная угроза, чем ракеты.

Я уверен, что речь не идет об одном-двух туннелях. Такие просторные ходы, как тот, что был обнаружен, позволяют перебросить на израильскую территорию множество вооруженных до зубов террористов. Если присмотреться к месту выхода самого восточного из обнаруженных туннелей, то понимаешь, что отряд хорошо обученных коммандос мог бы в короткое время окружить Метулу, или вообще, отрезать ее от прочей израильской территории. Мы должны в полной мере осознавать масштабы опасности.

– Какие основные оперативные задачи стоят сейчас перед ЦАХАЛом на северной границе?

– Наиболее важная – уничтожить туннели любыми доступными средствами. Но теперь, когда мы понимаем, что наш северный враг гораздо опаснее, чем мы предполагали, нужно взвесить возможность следующего шага – наказания. Причем, наказать нужно не только «Хизбаллу», но и тех, кто за ней стоит. Мы не можем все время только защищаться, нужно использовать сложившийся момент. Но, кажется, наше военно-политическое руководство не понимает «ДНК террориста».

– А что особенного в их ДНК?

– Стремление к самоубийству. Они видят смысл своего существования в попытках смести нас с лица земли. Верить в то, что можно достигнуть “модус вивенди” с Синуаром в Газе или с Насраллой в Ливане – это ошибка! Поэтому, все разговоры о договоренностях, сдерживающем факторе – абсолютно излишни! Они понимают лишь язык силы. В 2006 году Насралла усвоил урок, и с тех пор прячется в бункере. Поэтому, когда нам нужно справиться с террористом, есть только два варианта: лишить его руки или головы.

– Иными словами, вы призываете вернуться к практике точечных ликвидаций?

– Я говорю о военных действиях против террора. А способов бороться с террористами больше, чем один. Те, кто несут ответственность за безопасность страны, должны выбрать наиболее правильные.

– Если сейчас мы в самом начале операции, то как она может развиваться дальше?

– Израильское руководство ищет мирный путь, но возникает концептуальный вопрос: можно ли, борясь с террором, начать с попыток мирного урегулирования, чтобы потом, если они не сработают, применить силу? Или же правильнее начать с войны, чтобы потом, в ходе переговоров, выбить для себя лучшие условия?

Нужно помнить, что ситуация на юге и на севере лишь кажется похожей. «Хизбалла» действует в границах относительно нормального государства, с парламентом и главой правительства. «Хизбалла» является частью ливанского руководства. И ее довольно часто критикуют за то, что шейха Насраллу меньше всего интересуют интересы Ливана. Вполне возможно, что сейчас мировое сообщество, включая некоторые умеренные суннитские государства и Россию, могут оказать давление на ливанское правительство, чтобы оно ограничило действия «Хизбаллы» на своей территории. Даже российские представители заявили, что у Израиля есть право защищать свои территории.

– Мировое сообщество выказывает нам свою вялую поддержку до тех пор, пока мы действуем исключительно на своей территории. В случае, если армия и правительство решат для уничтожения туннелей войти на территорию Ливана, тон, по всей видимости, изменится?

– Вполне возможно. Но нам нужно решить, что важнее для нас, а не для россиян. Именно поэтому я и сказал, что, по моему мнению, все только начинается. Я пытаюсь в данном случае понять стратегию израильского правительства. Каким образом мы можем замуровать только те 40 метров подземного туннеля, что прорыт под нашей территорией, и быть уверенными, что террористы не продолжат рыть его с того же места, где мы остановились, только чуть-чуть изменив направление?

– То есть нам все-таки придется продолжить работу на ливанской территории?

– Мы должны уничтожить туннель от начала до конца. Вполне возможно, что в результате этого кирпичный завод в деревне Кила (под которым начинался 40-метровый подземный туннель, обнаруженный ЦАХАЛом — “Детали”) будет разрушен. Ну и что? Понятно, что наше руководство должно будет принять во внимание возможную международную реакцию и ответные действия «Хизбаллы», которая нам уже вовсю угрожает. Ну, так они всегда угрожают!

– Есть ли у нас международная поддержка для подобных действий? 

– Нужно немного подождать и понять, куда ветер дует. Пока Израиль подал жалобу в Совет безопасности ООН, ведь речь идет о нарушении резолюции №1701, принятой после второй ливанской войны. Именно «Хизбалла» пренебрегла требованиями этой резолюции. Ответственность за случившееся несет и ливанская армия, которая не выполняет свои функции, и ЮНИФИЛ. Так что, пока мы можем действовать в дипломатическом поле: пусть вмешаются французы, англичане, немцы, американцы – про них-то мы прекрасно знаем, на чьей они стороне. И если будет нужно, они могут отправить свой авианосец к ливанским берегам, чтобы в Бейруте точнее оценили возможные последствия эскалации.

– Теперь давайте взглянем на макро-ситуацию. У нас были туннели на юге, теперь мы обнаружили их и на севере. Мы знаем, что спонсор «Хизбаллы» на севере и ХАМАСа на юге один и тот же – Иран. Есть ли вероятность, что кто-то планировал в будущем развязать войну против Израиля на два фронта?

– Не исключаю такой возможности. Уже сообщалось, что «Хизбалла» отправила своих специалистов в Йемен, и там они копали туннели в направлении саудовской территории. А также, что «Хизбалла» консультирует ХАМАС в вопросе строительства туннелей.

– С другой стороны, в Газе и в Ливане эти работы отличаются?

– Да, в Газе грунт мягкий, соответственно, рыть там относительно легко, однако необходимо бетонировать туннели, иначе они могут обвалиться. В Ливане же под ногами горные породы, поэтому там прокладывать туннели гораздо сложнее, и даже не везде возможно. Зато отпадает необходимость в бетонировании внутренних стен.

– Жители израильского севера и раньше утверждали, что слышат шум подземных работ.

– Да, сейчас нашлось много умников, которые предъявляют претензии: мол, мы слышали шум от работ по прокладке туннелей, а государство ничего не предпринимало. Прежде всего, сейчас всем понятно, что государство не упускало этого из виду.

Но здесь у меня есть претензии к правительству, и лично к премьер-министру: мы перестали понимать, что такое секретность. Есть вещи, о которых нельзя говорить во всеуслышание, есть вещи, которые нельзя выносить в СМИ! И я могу привести примеры: папки с секретными документами из Тегерана, аэросъемка секретных объектов возле аэропорта в Бейруте – это нельзя выносить на публику, это не товары на рынке! Такие секретные данные либо используются оперативными службами в их работе, либо нужны для демонстрации свидетельств в переговорах с мировыми лидерами, международными организациями, разведслужбами. Но когда эти свидетельства выносятся на публику, ты лишаешь себя возможности будущих оперативных действий, потому что впредь враг будет проявлять куда большую осторожность. К тому же, публичная демонстрация обесценивает подобные свидетельства. Демонстрируя те же доказательства мировым лидерам, получается, что мы не выказываем им должного уважения, если не сказать еще резче. А это, конечно, является ошибкой.

Игорь Молдавский, «Детали» К.В.


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend