Monday 17.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    533371_Zeev_Elkin_Meged_Gozani

    Водный царь Элькин держит руку на кране

    В конце октября 2020 министр водных ресурсов Зеэв Элькин обратился в комиссию по государственным назначениям с просьбой – приостановить процесс назначения на должность руководителя Управления водного хозяйства Иудеи и Самарии. Человек, который займет этот пост, должен будет контролировать использование 680 миллионов кубометров воды из различных водоносных слоев, из которых вода поступает в поселения.

    Элькин обосновал свою просьбу тем, что ему необходимо тщательнее ознакомиться с ходом передачи упомянутой структуры из ведения Управления водных ресурсов в ведение подчиненного ему министерства.

    Министерство водных ресурсов было создано лишь в мае 2019 года по мере формирования расширенного правительства в связи с необходимостью распределения малочисленных портфелей среди многочисленных министров. При этом у министра Элькина оказалось два придуманных для него министерства: министерство водных ресурсов, отделенное от министерства энергетики; и министрство высшего образования, отделенное от министерства образования. Теперь Элькин, похоже, настаивает на том, чтобы министерство водных ресурсов, наконец, обрело реальные полномочия, и он мог заняться хоть каким-то делом.

    Глава Управления водного хозяйства Иудеи и Самарии находится в тесном контакте с жителями поселений, которые нередко страдают от кражи воды (пиратское подключение к системе или к насосной станции), что порой приводит к прекращению подачи воды на несколько часов.

    Глава Управления водного хозяйства Иудеи и Самарии отвечает также за деятельность групп мониторинга и контроля, сформированных из жителей поселений, а подчинение главы Управления министру водного хозяйства может позволить последнему немедленно реагировать и решать проблемы руководителей местных органов власти Иудеи и Самарии.

    Еще одна деталь: Управление водного хозяйства Иудеи и Самарии несет ответственность за техническую координацию между Управлением водных ресурсов и его партнерами на палестинской стороне. Подчинение подразделения политическим интересам приведет к тому, что управление и разделение совместного водного хозяйства между сторонами будет диктоваться отнюдь не профессиональными соображениями. Хотя комиссия по госназначениям отклонила просьбу Элькина, это не единственный пример того, как он пытается подчинить себе Управление водного хозяйства.

    Так, в конце ноября 2020 министр обнародовал докладную записку по поводу законопроекта, согласно которому вся политика, связанная с водными ресурсами, должна определяться министром водных ресурсов; инфраструктурные планы ключевых игроков водного сектора – компании «Мекорот», различных водных ассоциаций и фирм, занимающихся опреснением воды – должны утверждаться соответствующими министрами; расширенный состав Совета управления водных ресурсов также обретет политическую направленность, поскольку правительство по своему усмотрению будет вводить туда представителей общественности.

    На протяжении многих десятилетий было принято, что тарифы на воду и распределение водных ресурсов в Израиле устанавливались политиками в специальной комиссии кнессета. Таким образом, создание государственного Управления водного хозяйства в 2007 году было призвано отделить политику от профессионального подхода, дать возможность внимательно изучить водное хозяйство с всеобъемлющей и независимой точки зрения, а не смотреть на него через узкую призму политики и групп давления, таких как сельскохозяйственное лобби и другие. С момента создания Управления водного хозяйства министры инфраструктуры и энергетики то и дело пытались вернуть себе полномочия этого органа.

    Странное голосование по тарифам

    В этом смысле Элькин нисколько не отличается от своих предшественников. В сентябре 2020 после того, как был введен второй карантин, министр подсчитал, что израильтяне, практически не покидающие своих квартир, будут потреблять гораздо больше воды, чем обычно, и попытался снизить тариф, по которому они платили за воду, и повысить количественный предел, при котором низкий уровень оплаты заканчивается на уровне полкубометра на душу населения. (тариф на воду для израильского потребителя исчисляется из двух уровней оплаты в зависимости от потребляемого объема воды).

    По мнению экспертов, переход на новые тарифы сэкономит всего около 12 шекелей в месяц для семьи из шести человек, и в основном для потребителей технической воды – владельцев садов и частных бассейнов. Но водное хозяйство Израиля – это закрытая экономика, где нет бесплатных завтраков. Тариф, уплачиваемый домохозяйствами, фермерами и предприятиями за воду, должен со стопроцентной точностью покрывать распределение и производство воды. Таким образом, снижение тарифов на воду для потребителей повлечет за собой дополнительные расходы в размере около 45 млн шекелей для бизнес-сектора.

    В Совете управления водных ресурсов голосование по коррекции тарифов означало поддержку или отклонение предложения Элькина, поэтому оно выглядело весьма странным: пять членов Совета побоялись продемонстрировать свою истинную позицию и воздержались; «за» проголосовал гендиректор министерства водных ресурсов Хези Лифшиц, к которому присоединился представитель МВД.

    Предложение Элькина было одобрено. В результате тариф на воду для предприятий наивысшего уровня потребления вырос на 31 агорот за кубометр.

    Еще одно свидетельство политического давления на водное хозяйство было зафиксировано буквально на днях: оглашены условия конкурса на строительство опреснительной установки в Западной Галилее, которая будет опреснять 100 миллионов кубометров воды в год.

    В 2018 году, в разгар засухи в Израиле, министр энергетики Юваль Штайниц и другие члены правительства настаивали на создании дополнительных опреснительных установок, которые дадут экономике Израиля дополнительно 600 миллионов кубометров в год. Управление водного хозяйства тогда заявило, что годового прироста в 200 миллионов кубометров вполне достаточно. Если бы государство действительно начало строительство объектов по опреснению 600 миллионов кубометров в год, это привело бы к 20-процентному увеличению тарифа на воду.

    Новая опреснительная установка – это уже результат иных передряг, связанных с сооружением водопровода, который должен увеличить подачу воды в район Иорданской долины. Предлагалось два варианта реализации проекта. Как утверждали в Управлении водного хозяйства, соединение должно быть выполнено через озеро Кинерет, включая использование новой опреснительной установки. Этот шаг позволит улучшить качество воды в Кинерет, благодаря усиленной циркуляции. Однако подобное подключение передало бы полномочия по реализации проекта местной водной ассоциации. При этом государственная компания «Мекорот» стремилась сосредоточить реализацию проекта в своих руках и подключить Иорданскую долину к национальной системе через Кфар-Йехошуа, не пересекая Кинерет.

    Элькин настаивал на компромиссе и, в конце концов, стороны достигли неоптимальной с экономической точки зрения схемы, по которой около половины количества воды будет достигать долины через Кинерет - с помощью водных ассоциаций, а половина - через источники. И это несмотря на то, что предложение водных ассоциаций о подключении было быстрее и дешевле.

    Министерство водных ресурсов в ответ на запрос редакции прислало обширный комментарий, из которого следует, что «в последнее время руководство Управления водного хозяйства резко снизило планку соответствия для Управления водного хозяйства Иудеи и Самарии, не предоставило ему необходимое оборудование, поэтому его деятельности был нанесен значительный ущерб. Регулярная качественная деятельность данного подразделения играет серьезную роль в деле сохранения стратегических водных источников Израиля. Вряд ли следует дожидаться ситуации, при которой водоносные слои будут повреждены и засолены из-за пиратского бурения в нарушение соглашения до такой степени, что их невозможно будет использовать в будущем. Кроме того, снижение стандартов руководством Управления водного хозяйства и отказ от поставки оборудования, необходимого для регулярной деятельности подразделения, вызвали резкое недовольство его сотрудников.

    Кроме того, согласно закону о воде, министр отвечает за международные аспекты водного сектора. Учитывая тот факт, что деятельность Управления водного хозяйства Иудеи и Самарии затрагивает и политические аспекты, поскольку включает в себя надзор за выполнением соглашений о водных ресурсах с палестинцами, а также ввиду важности регулярной и надлежащей деятельности по сохранению водных ресурсов Израиля, министерство попыталось изучить передачу этой структуры в ведение министерства водных ресурсов».

    Управление водного хозяйства отказалось комментировать эту публикацию.

    Хагай Амит, TheMarker. M.K. Фото: Мегед Гозани˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend