Во сколько обойдется оборонный бюджет

Многолетний план развития ЦАХАЛа «Гидон» находится в центре внимания начальника генштаба Гади Айзенкота. Благодаря большому упорству, перспективному мышлению и счастливому стечению обстоятельств, Айзенкот получил то, о чем большинство его предшественников не могли и мечтать: не только пятилетний план, но и стабильный бюджет. Соглашение, подписанное в прошлом году Министерством финансов с Министерством обороны, гарантировало ЦАХАЛу стабильность в планировании работы, определив, что доля ЦАХАЛа в оборонном бюджете (без учета выплат пенсий, вознаграждений и других статей расходов) будет составлять 31 млрд. шекелей ежегодно в течение пяти лет.

Полная история секретных переговоров между министерствами финансов и обороны, которая впервые была опубликована газетой «ХаАрец» в ноябре 2015 года, пока не завершена: Айзенкот и бывший министр обороны Моше Яалон согласились самостоятельно провести изменения в модели сверхсрочной службы, в сроке обязательной службы, провести сокращение выплат при уходе на пенсию и числа военнослужащих сверхсрочной службы в ЦАХАЛе, которое снизилось в последние месяцы до 38 500, самого низкого показателя со времен второй ливанской войны.

С точки зрения системы безопасности, министр финансов Моше Кахлон проявил себя намного более удобным партнером по переговорам, чем его предшественник Яир Лапид. Кахлону, у которого некоторые родственники находились на сверхсрочной службе, не нравилась атмосфера нападок на военнослужащих ЦАХАЛа, и он дал бюджетному отделу указание пойти навстречу армии. Соглашение, подписанное спустя несколько месяцев, предоставило в распоряжение начальника генштаба дополнительные 4 млрд. шекелей ежегодно.

Эти контакты скрывались от СМИ, от большинства высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа, но, главным образом, еще от одного человека — главы правительства Биньямина Нетаниягу. На протяжении предыдущих лет разногласий между сторонами Нетаниягу обычно натравливал их друг на друга, что не было чуждо и его предшественникам. Министерство обороны сильно завышало свои требования, Министерство финансов стояло на страже бюджета и, наконец, глава правительства разрешал спор между ними, зарабатывая политический капитал в качестве великого посредника и мастера компромисса.

Когда Нетаниягу стало известно о соглашении, достигнутом за его спиной, он пришел в ярость. Один из его людей даже потерял хладнокровие и раскричался на представителей системы безопасности, которых назвал «коррумпированными офицерами и ворами». Однако соглашение уже было свершившимся фактом, и Айзенкот получил экономическую стабильность в планировании работы, которая позволила ему провести значительные изменения в армии, воспользовавшись еще одним событием: временным спадом напряженности вокруг иранской ядерной программы после подписания Венского соглашения между Тегераном и мировыми державами в июле 2015 года.

Как сообщила «ХаАрец» в прошлом месяце, министр обороны Авигдор Либерман пытался наладить взаимопонимание между оборонным ведомством и Министерством финансов. Либерман хочет воспользоваться излишками от сбора налогов, накопленными в государственной казне, с тем, чтобы ликвидировать новый разрыв, который, по его мнению, был обнаружен в многолетнем плане развития ЦАХАЛа. У него имеется аргументированный тезис о новых угрозах, с которыми будет необходимо справиться ЦАХАЛу — укрепление Ирана в Сирии; возможность того, что ядерное соглашение утратит силу в связи с сопротивлением администрации президента Трампа и необходимость усиления процессов, направленных против вооружения «Хизбаллы» высокоточным оружием. У всего этого есть своя цена: 4,8 млрд. шекелей на нужды безопасности и, по всей видимости, еще несколько миллиардов на поселенческую деятельность. Часть этих средств будет направлена на усовершенствование средств защиты и охраны. Министр обороны собирается вложить эти средства в ряд проектов, среди которых закупка дополнительных высокоточных видов вооружения, производство дополнительного количества ракет-перехватчиков для систем ПВО «Стрела», «Праща Давида» и «Железный купол», дополнительные шаги по модернизации защиты тыла и, возможно, начало реализации идеи, которую Либерман впервые представил около года назад — создание ракетных войск в ЦАХАЛе в качестве дополнительной меры по укреплению мощи военно-воздушных сил.

Амос Харэль, «ХаАрец», Ш.Ш.
На фото: Начальник Генштаба Гади Айзенкот. Фото: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend