Вниз по лестнице, ведущей к выборам | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    bibi-ganz-rivlin-haim zach gpo

    Вниз по лестнице, ведущей к выборам

    Несмотря на весьма осложненный политический период, военная мини-кампания пошла на пользу главе правительства. Он может приписать себе отделение головы от тела мега-террориста без того, чтобы казалось, что он руководствовался посторонними соображениями. Преобладающая оценка гласит, что операция была необходима.

    Для Израиля все завершилось намного оптимальнее, чем в двух предыдущих раундах в ноябре прошлого года и в этом мае. Так что, с точки зрения Нетаниягу, он заработал несколько очков. Газа всегда была его ахиллесовой пятой. Теперь же он может похвалиться своего рода тактическим успехом, который ни на миллиметр не продвигает страну к решению проблемы этой горячей точки.

    «Паралич», - самое модное слово в нынешнем политическом лексиконе – который малая террористическая организация навязала самому сильному государству на Ближнем Востоке, возник из стратегической пустоты. Этот национальный провал начался до эпохи Нетаниягу и продолжился в последнее десятилетие, когда он построил и упрочил свой образ «Мистера Безопасность», отца и спасителя Израиля, а также Мессии сына Давидова.

    История, которая не судит лидеров по их трюкам и манипуляциям, опишет годы, проведенные Нетаниягу в кабинете главы правительства, менее восторженными словами, чем те, которые несутся от него и его присных. Нетаниягу будут вспоминать, как грандиозного оратора (с помощью авторов его речей или без них), выступавшего чаще на английском, чем на иврите – но с самыми скромными результатами. Его эпоха – золотой век ХАМАСа и «Исламского джихада», когда обе организации стали намного мощнее и опаснее.

    Даже если это не было намеренным шагом (высокопоставленный источник, которого нельзя заподозрить в симпатии к Нетаниягу, поклялся мне, что армия и Служба общей безопасности добивались, чтобы именно сейчас рядом с именем Бахи Абу аль-Аты появилась приставка «покойник»), события в Газе совпали с кампанией премьера против формирования правительства меньшинства. В конце концов, это стало самым кошмарным сценарием, поскольку означало, что придется покинуть резиденцию на улице Бальфура, заново познакомиться со скамьями оппозиции в кнессете и достаточно быстро оказаться под судом.

    К воскресенью, 17 ноября, все, что связано с новым обстрелом, уже будет у нас за спиной, как будто этого никогда не было. Воскресенье также станет предпоследним рубежом для лидера «Кахоль-лаван» Бени Ганца, которому останутся всего четыре дня, чтобы сформировать правительство. Если не случится невероятного, – правительство меньшинства с НДИ при поддержке «Объединенного списка» – срок действия мандата Ганца истечет либо он пристыженно вернет его президенту.

    Последние три недели начнутся 21 ноября, когда ни у одного из кандидатов в премьеры не будет мандата. В это время кнессет с большинством в 61 голос имеет право рекомендовать президенту нового кандидата по своему выбору. Правительство меньшинства сойдет с повестки дня. Останутся единство или выборы – только два варианта.

    Последствия операции «Черный пояс», – как была закодирована операция в Газе – которые, казалось, должны были повлиять на поведение политическитх игроков, испарились еще до того, как вода закипела.

    Две головы - хорошо

    Обдумывая выход из политического тупика, президент Ривлин консультировался не только с юристами. Он решил призвать на помощь отставного политика и старого друга, с которым они, несмотря на принадлежность к враждующим лагерям, провернули немало дел, когда служили в кнессете – Йоси Бейлина. Ривлин считает Бейлина одним из самых ярких, оригинальных, творческих депутатов за последние десятилетия. Когда необходимо нестандартное мышление, Бейлин, который был секретарем правительства во время первой половины правительства национального единства Шамира и Переса – тот человек, к которому всегда обращается Ривлин.

    Они согласились, что глава правительства, которому предъявлены обвинения, не может оставаться на посту, как будто ничего не случилось. Но они были согласны и в том, что необходимо сохранить его честь и спасти лицо.

    Суть идеи Ривлина состояла в том, что даже в случае предъявления обвинительного заключения Нетаниягу не уйдет в отставку, но объявит себя неправоспособным на период, который не ограничится 100 днями, как предписывает закон: скорее, это продлится неограниченное время. За это время пройдет его судебный процесс, и он вместе с женой Сарой и старшим сыном Яиром продолжит за счет государства наслаждаться удовольствиями власти, без которых им вообще не стоило бы жить. Если Нетаниягу будет оправдан, он сможет вернуться на премьерский пост в соответствии с графиком, согласованным обеими сторонами.

    Когда схема неправоспособности была впервые представлена президентом Нетаниягу и Ганцу, глава правительства не выглядел удивленным и был крайне рад: Бени, сказал он, президент предлагает, чтобы были два премьер-министра.

    Но Ганц вышел с трехсторонней встречи сбитым с толку. На улице его ждали главные переговорщики «Кахоль-лаван», доктор Йорам Турбович ("Турбо") и Шалом Шломо. Ганц сообщил им, что, по словам Нетаниягу, будут два премьер-министра – возможно ли это? Нет, ответили они, такого животного нет в природе. Ганц послал их назад к Ривлину, который заверил их, что ответственность за эту интерпретацию несет только Нетаниягу – не президент.

    Как объяснил Ривлин, с той минуты, когда начинается период неправоспособности, все премьерские полномочия переходят к действующему премьеру, и у неправоспособного лица останется только титул. Когда же начнется этот период, спросили «Турбо» и Шломо. По этому поводу, ответил президент, у него есть совершенно четкое мнение, но он его не раскроет. Это будет согласовано на переговорах между сторонами.

    Поскольку, как гласит пословица, «Бог в деталях», – хотя Дьявол тоже в них мелькает – этот пробел может породить немало хаоса. Каждый ответственный человек скажет, что предъявление Нетаниягу обвинительного заключения генпрокурором станет решающим моментом, когда колокола возвестят о наступлении неправоспособности. Так же, как министр должен подать в отставку, как только ему формально предъявили обвинение.

    В этом случае требуется гибкость. Возможное обвинение – это вопрос нескольких недель. «Ликуд» предложил, чтобы Нетаниягу был первым по соглашению о ротации до начала его судебного процесса или до конца первого года его двухлетнего срока. «Начало процесса», который разумный человек сочтет днем, когда зачитано обвинительное заключение – понятие растяжимое. «Ликуд» предложил начинать отсчет с начала свидетельских показаний со стороны обвинения, о чем «Кахоль-лаван» и слышать не хочет. Пока.

    Ясно, что адвокаты Нетаниягу используют каждый трюк и лазейку в законе, чтобы отсрочить стадию вызова свидетелей. Разбирательство, связанное с запросом парламентского иммунитета, может продлиться полгода. И даже если в нем будет отказано, это не означает, что судебный процесс начнется и свидетели займут свое место на трибуне.

    Есть аргумент, известный как «процессуальное злоупотребление», а именно досудебный процесс. Нет никаких сомнений, что адвокаты Нетаниягу им воспользуются. Их утверждение «селективного применения закона» – со ссылкой на других политиков, которые, несмотря на подозрения, вышли сухими из воды – это классический случай «процессуального злоупотребления». На это тоже может уйти полгода.

    Кстати, пункт «процессуального злоупотребления» был внесен в свод законов Израиля в 2007 году по инициативе депутата оппозиции Гидеона Саара, главного соперника Нетаниягу в «Ликуде». Похоже, в конце Нетаниягу придется сказать ему спасибо.

    Йоси Вертер, «ХаАрец», Р.Р.

    На фото: Нетаниягу, Ривлин, Ганц. Фото: Хаим Зах, GPO 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend