Tuesday 30.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Даниэль Бар-Он
    Фото: Даниэль Бар-Он

    Вместо того чтобы увековечивать раскол – оставить его в прошлом

    На минувшей неделе отмечалась годовщина убийства Ицхака Рабина, и кажется, что от этого дня и его значения осталось немного. Разве что постоянная свара между политическими лагерями, кто больше виноват: правые ли виноваты в убийстве или левые несут ответственность за подстрекательство скопом против всех правых и возложение на них коллективной вины за убийство?


    Об этом пишет Яир Шелег в «Макор ришон». По правде говоря, пишет он, это оскорбление для нашего ума, что через 26 лет невозможно прийти к согласию по некоторым основным фактам, даже по тем, которые неудобны для обоих лагерей.

    Да, с мировоззрением правых ничего не произойдет, если они признают, что на улицах Израиля действительно царила атмосфера жестокого личного подстрекательства по отношению к Рабину. Резкая критика норвежских соглашений, без сомнения, была законной политической критикой («Я сам был ее участником и до сих пор разделяю ее», – пишет Яир Шелег). Но плакаты, на которых Рабина наряжали в арабскую куфию и униформу СС или называли его предателем, не были законными. Даже если за некоторые из них ответственен агент ШАБАКа Авишай Равив, публика, участвовавшая в демонстрациях на площади Сион или в других местах, где распространяли и развешивали подобные плакаты, не протестовала против них, как это должно было быть. Это означает, что по крайней мере для части протестующих эти плакаты казались приемлемыми.

    Наиболее убедительным доказательством ответственности правых в целом и религиозных правых в частности за атмосферу подстрекательства против Рабина является тот факт, что через четыре дня после убийства в «Бейт-Агрон» в Иерусалиме состоялась специальная конференция, посвященная самоанализу и оценке собственного поведения, устроенная совместно движением МЕЙМАД и Советом поселений Иудеи и Самарии.


    Шелег пишет, что был там и хорошо помнит, как представители религиозного правого лагеря – такие как Исраэль Харель, Ханан Порат и многие другие – честно и с горечью признавали вклад лагеря в создании атмосферы, которая, по всей видимости, заставила Игаля Амира думать, что убийство премьер-министра будет расценено как желательное деяние. Ведь если бы у них не было чувства ответственности, они бы не проводили подобную конференцию.

    И ничего не случится и с фундаментальным мировоззрением левых, если они признают, что и до убийства, и долгое время после него с левого фланга слышались недопустимо резкие выражения по поводу всего поселенческого движения, а также в адрес конкретных раввинов и общественных деятелей. Выражения, которые содержали тотальную личную делигитимацию, выходили за пределы законного спора левого и правого лагерей.

    Правда, что в последние десятилетия физическое насилие имело место только справа (что несправедливо по отношению ко всей сионистской истории: убийство де Хаана, «Сезон», «роты Апоэля» и «Альталена»), и это может требовать от правых сугубой осторожности, когда речь идет о подстрекательстве. Но сами по себе подстрекательства, к сожалению, присущи всем лагерям.

    Годовщина убийства Рабина – это возможность пообещать не прибегать к ним в будущем, вместо того чтобы увековечить споры о том, кто использовал их в прошлом, заключает Яир Шелег.

    Удручающий «фестиваль»

    «"Фестиваль Рабина" был особенно удручающим в этом году, – пишет Лилах Сиган в «Маариве». – Все было ожидаемо, действовать иначе почему-то не кажется людям возможным. Как, несмотря на объявленное желание отмечать день памяти Рабина диалогом о примирении, он снова стал днем ​​политических споров и обвинений в расколе и подстрекательстве?


    Были те, кто утверждал, что «это все из-за Нетаниягу», который не присутствовал на поминальной церемонии. Но это на самом деле не так. Нетаниягу больше не премьер-министр, ему необязательно появляться на любой государственной церемонии, тем более когда ему совершенно ясно, что там его будут обвинять, унижать и позорить.

    Были и те, кто утверждал, что все это произошло из-за того, что семья Рабина в этот день занимается обвинениями, но это тоже неправда. Семья Рабина может говорить в этот день все, что она хочет, и мы должны принять ее слова так же, как мы уважаем и поддерживаем каждую семью, потерявшую близких.

    В конце концов, тем, кто хочет, чтобы день памяти Рабина изменил свой характер и действительно вел к примирению, нужно сосредоточиться на общих ценностях, на том, в чем мы согласны, а не на спорах, которые больше не имеют смысла.


    Хотим ли мы, чтобы день памяти Рабина служил поляризации – или стал общим национальным днем траура по убитому премьер-министру? В течение всего года мы можем спорить, кто прав, указывать на виновных. Но в день памяти Рабина нужно создать общее место для траура. Не спрашивать, были ли норвежские соглашения преступлением или чудом, не спрашивать, кто виновен в убийстве, помимо убийцы, не разбираться с тем, кто подстрекал и кто был жертвой. Эти вопросы исчерпаны.

    Нам нужно найти место, где большинство израильских граждан смогут склонить головы и выразить искреннюю скорбь по поводу убийства премьер-министра».

    «Детали» по материалам израильских СМИ, И.Н. Фото: Даниэль Бар-Он √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend