Главный » Общество » Здоровье » Правительство потеряло контроль над эпидемией

Правительство потеряло контроль над эпидемией

Решение кабинета по коронавирусу ограничить число пассажиров в автобусе до 20 человек, которые должны ехать с открытыми окнами и без кондиционеров, очень всех позабавило. Но оно показало, насколько оторваны от  жизни люди, которые принимают решения. В новых автобусах окна вообще не открываются. Кроме того, если не пускать в автобус всех пассажиров, значит, нужно намного больше автобусов, и они должны ходить чаще.

Наутро министры осознали свою глупость и отказались от требования открывать окна в автобусах, где они не открываются.

Потом они так же запутались с вопросом бассейнов и спортзалов: открывать или не открывать? На закрытии спортзалов настаивал гендиректор минздрава, на их открытии (вместе с бассейнами) настояла председатель комиссии кнессета по борьбе с «короной» Ифат Шаша-Битон («Ликуд»), публично посрамив Нетаниягу, который был против.

Насколько известно, открытые бассейны никогда не были источником заражения. Более того, их очень легко контролировать, ограничивая число посетителей и продолжительность нахождения в воде. Так что риск, по всей видимости, очень низкий. Закрытие бассейнов в середине лета считается совершенно ненужным и, возможно, даже опасным, так как может привести к увеличению скопления людей на пляжах.

Это всего два примера того, насколько неорганизованно и непрофессионально принимаются решения в кабинете по коронавирусу. Через пять месяцев после начала эпидемии израильское правительство не может прийти к общему знаменателю. На очередном заседании кабинета выяснилось, что большинство ограничений, рекомендованных минздравом, не коррелируются со статистикой источников заражения, которую дают эпидемиологические расследования.

Но и расследования у нас проводятся из ряда вон плохо: только в 53 процентах случаев мы знаем, где произошло заражение. Так что даже если бы правительство захотело принимать  карантинные меры по статистике заражений, из этого ничего не вышло бы. При отсутствии достоверных данных принимаются решения, высосанные из пальца.

Хаос в минздраве

Мы попросили в минздраве список источников заражения. Они ответили, что в 47 процентах случаев не удается выяснить источник заражения. И это не случайно, ведь министерство не справляется с нагрузкой, оно неспособно проводить такое количество эпидемиологических расследований по своей давно устаревшей технологии.

Оказывается, что данные тысяч трассировок сбрасываются чиновниками минздрава в один общий файл электронной таблицы Excel. Термины на полях абсолютно противоречивы. Если заражение произошло в синагоге, то в одном случае будет написано «синагога», в другом — «место для молитв», а в третьем просто указан адрес – название улицы и номер дома. Спортзал может появиться под своим названием либо под своим адресом, в то время как спортивный центр, где есть тренажерный зал и бассейн, указывается без уточнения, где именно произошло заражение — в спортзале или в бассейне.

Министерство не справляется с десятками тысяч несортированых точек заражения, которые нельзя проанализировать, чтобы сделать какие-то выводы. Почему? Потому что отдел общественного здравоохранения минздрава десятилетиями находился на задворках, у него нет современных систем хранения и обработки данных, которые можно использовать для автоматического извлечения данных. До тех пор, пока сбои в системе данных не будут устранены, Израиль не сможет организованно и системно управлять кризисом коронавируса.

Распространенный провал

Ошибки в организации и управления данными характерны не только для минздрава. Они пронизывают решения правительства на протяжении всего кризиса. Нет базы данных для отслеживания и анализа контактов новых выявленных больных, не хватает опытных специалистов, чтобы проводить эпидемиологические расследования. Министерство транспорта не может увеличить число автобусов, чтобы можно было соблюдать социальное дистанцирование. У правительства нет гибкости для привлечения десятков тысяч безработных израильтян на работу туда, где есть острая нехватка кадров. Например, в дома для престарелых (вместо этого принято трусливое решение о ввозе новых 2500 иностранных рабочих). Система образования неспособна уменьшить размеры классов, не может организовать дистанционное обучение.

Правительству не удалось своевременно принять решение о предоставлении экономической помощи сотням тысяч частников, которые потеряли свои доходы, И даже когда решение принято, правительству не удается вовремя распределить деньги. Нет никакой систематической помощи десяткам тысяч пожилых людей, которые отрезаны от внешнего мира, страдая одиночеством и депрессией. Может, им нужна помощь в приобретении продуктов питания или лекарств?

Но общая проблема шире и глубже: правительство дезорганизовано, имеет слабый исполнительный потенциал и исторически слабо разбирается в микроэкономике. Неудивительно, что страны, наиболее успешно справившиеся с кризисом, это — Германия, страны Юго-Восточной Азии, скандинавские страны. Потому что кризис коронавируса требует дисциплины и пунктуальности. Этот кризис требует эффективного управления, чего не хватает Израилю.

Требуется опытный управляющий

У нас есть другие положительные стороны, такие как способность импровизировать и использовать случайные возможности, привычка к перманентным кризисам и, возможно, даже способность делать выводы и совершенствоваться от кризиса к кризису. Провал в преодолении кризиса коронавируса уже привел нас к важным изменениям: премьер-министр Биньямин Нетаниягу больше не хочет ассоциироваться с этим кризисом. Впервые он отправил на телевидение вместо себя министра здравоохранения Юлия Эдельштейна. А тот удивил нас всех, сообщив, что «царь коронавируса» занят.

Работа во всех министерствах должна быть организована. Они нуждаются в постоянной координации друг с другом, и им нужно улучшить свои возможности исправлять ошибки. Например, создать новые базы данных для общественного здравоохранения. Это сложно и в спокойные времена, но нам придется делать это в разгар кризиса, когда время имеет критическое значение.

Что нужно для этой работы? Очень опытный, сильный менеджер, в идеале знакомый с областью общественного здравоохранения, который знает, как работает правительство, и кто может заставить министерства сотрудничать друг с другом. Нет необходимости в новых ведомствах, таких как «национальный коронавирусный центр», это только увеличивает хаос. В конечном счете, это — работа, которая предполагает координацию действий между правительством, армией и местными органами власти.

Два возможных кандидата на пост топ-менеджера – это руководители двух лучших больниц Израиля: профессор Рони Гамзу, бывший гендиректор минздрава, и профессор Ицхак Крайс, бывший главврач ЦАХАЛа. Но они заняты своими делами.

Кроме того, есть генералы, которые умеют справляться с кризисами. Один из кандидатов, который пока свободен — бывший начальник генштаба Гади Айзенкот, которого считают одним из лучших. Его главная проблема в том, что наш трусливый премьер-министр может рассматривать его как потенциального политического конкурента, поэтому будет блокировать его назначение.

Это оставляет нас с очевидными кандидатами: бывшие руководители аппарата премьер-министра и приближенные Нетаниягу. У них есть необходимый опыт, но ни один из них не готов вернуться к работе с Нетаниягу.

Удачи Эдельштейну — и всем нам — в поиске подходящей кандидатуры.

Мейрав Арлозоров, TheMarker, Ц.З.

Фото: Эмиль Сальман˜

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Пора менять девочек»

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend