Thursday 19.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Телеведущий Владимир Рав-Цион (фото из личного архива)
    Телеведущий Владимир Рав-Цион (фото из личного архива)

    «Усилия Израиля помочь Украине не проходят незамеченными»

    Телеведущий Владимир Рав-Цион, в последние годы живущий в Киеве, рассказал «Деталям» об атмосфере в обстреливаемом городе, информационных фейках и о том, как сейчас украинцы относятся к Израилю.


    Владимир Рав-Цион не требует особых представлений – в Израиле он знаком очень многим. Репатриировавшись из Украины в 2002 году, он одно время работал на «Первом радио», с 2005 года стал сотрудником 9-го канала ИТВ. В дни операции «Несокрушимая скала» летом 2014-го в качестве военного корреспондента нес вахту на окраине Сдерота, обстреливаемого палестинскими ракетами, затем стал ведущим дневной актуально-аналитической программы «Герой дня», позже переименованной в «День». А в 2019 году решил уехать в Украину, где вернулся к работе на телевидении. Там он известен под именем Володимир Рабчун. Живя и работая в Киеве, Владимир записывает и размещает в Instagram ролики на нескольких языках, в которых пытается достучаться до сердец украинцев, израильтян и россиян.

    «Привет! Буду говорить по-русски, сейчас вы поймете почему. С кем незнаком, представлюсь: меня зовут Вова. Я ведущий на канале «1+1». Я украинец и я израильтянин, который живет в Киеве. Предлагаю поговорить о критическом мышлении в контексте всего того, что вокруг нас и с нами происходит» – так начинается один из его роликов.

     


    View this post on Instagram

     

    A post shared by Володимир Рабчун (@vova.rabchun)

    – Почему ты решил вернуться в Украину?


    – Приехал заниматься бизнесом, меня позвали друзья. Им и занимаюсь. Но в какой-то момент соскучился по телевидению и вот вернулся «на телек».

    – Окружающие знают, что ты израильтянин?

    – Разумеется, я не скрываю этого, неоднократно говорил об этом в эфире. Означает ли это, что ко мне есть какое-то особенное отношение? Нет. Но когда мы встречаемся, у меня есть какие-то свои израильские истории, все-таки 18 лет прожил в Израиле.


    – В нынешних обстоятельствах израильский опыт как-то помогает тебе?

    – Скорее не израильский, а телевизионный опыт, приобретенный в Израиле. Плюс Израиль делает прививку на случай ракетных обстрелов и боевых действий. Знаешь, как реагировать, как вести себя, для тебя это не ново. Возможно, из-за этого легче переносить происходящее.

    – Как обстановка в Киеве сейчас?

    – До недавнего времени это была напряженная тишина. Израильтянам хорошо известно такое состояние. Пустые улицы, потому что сейчас на них особо делать нечего. Но в последние дни все изменилось. Раньше не было такого количества сирен. Теперь и чаще прилетает. Чаще вводится комендантский час, но каждый раз с четким объяснением, какие задачи ставятся. В основном это борьба с ДРГ, диверсионно-разведывательными группами, – необходимость отлавливать диверсантов.

    – А они есть?

    – Есть, это не преувеличение. Некоторых заслали в город давным-давно, еще в 2014 году. То есть отчасти это бывшие «спящие ячейки», а отчасти – это те российские военные, чью технику разбили, но им удалось уйти. И вот они поодиночке или небольшими группами смогли пробраться на территорию города, надеясь в нем затеряться. Поэтому постоянно идут проверки. Параллельно проводится информационная поддержка, жителей предупреждают: «Вводится комендантский час, не выходите на улицу». Разумеется, на случай воздушной тревоги делают исключение, чтобы люди могли добежать до бомбоубежища.

    Все эти проверки проводят для того, чтобы исключить угрозу. Никто не расстреливает на месте, подозреваемых задерживают. Выявить их достаточно просто, для этого проверяют документы, прописку, если надо, смотрят на переписку человека в телефоне, задают наводящие вопросы. Если человек путается в своих ответах, не может внятно ответить, если у него нет при себе документов, это основания для его задержания. Все происходит спокойно, без озлобления.

    – Тебе приходилось сталкиваться с такими проверками?

    – Разумеется. Вот буквально сегодня возвращался с работы пешком, ко мне подошел мужчина с повязкой теробороны. Совершенно спокойно и дружелюбно заговорил со мной, попросил у меня документы. Никакой агрессии. Увидел, что я уверенно говорю по-украински, все у меня в порядке, улыбнулся, вернул документы и пожелал доброго пути. В целом я вижу необычайную сплоченность украинского общества. Никогда такого не было раньше. Всех объединила общая угроза. Тот, кто затеял эту войну, хотел разрушить Украину, а в итоге разрушил свою страну. У нас же, несмотря на тяжелые обстоятельства, люди улыбаются и помогают друг другу. Резко упал уровень преступности. Прямо на глазах возникло безумное количество новых волонтерских проектов и общественных организаций, которые помогают тем или иным группам населения. И это очень радует.

    – Тебя не пугает то, что Киев, который и так подвергается обстрелам, могут вот-вот начать штурмовать российские военные?

    – Не пугает. Об этом говорят чуть ли не с первого дня войны, и пока что этого не произошло. Я и не уверен, что случится. Но даже если и так, хотя часть жителей и покинула Киев на время войны, город хорошо защищен, его точно не сдадут без боя. Даже если и появляются отдельные диверсионные группы, это не меняет общей картины. Киев готов к обороне, он надежно защищен со всех сторон.

    – Как себя ведут люди на улице?

    – Чем больше бизнесов открывается, тем больше людей видно. Но в целом улицы города практически пустые.

    – Открываются бизнесы?

    – Да, периодически открываются различные бизнесы, и это не обязательно такие торговые точки, где продают товары первой необходимости. Могут быть самые разные места. Та же чашка кофе в кафетерии в эти дни поднимает настроение так, как будто это твой первый кофе за долгие-долгие годы. А на дворе 27-й день нынешнего этапа войны (интервью было взято 22 марта. – Р. Я.).

    – Как в магазинах с ассортиментом? Продуктов хватает?

    – Ассортимент стал несколько беднее, меньше разнообразия брендов, все-таки война нарушила экономические цепочки, но все основные товары есть – хлеб, молоко, крупы. Какие-то магазины закрылись из-за отсутствия спроса в тех или иных районах либо из-за того, что они расположены там, где менее безопасно. В любом случае достаточно тех магазинов, которые открыты и находятся на расстоянии нескольких минут пешком. Полупустые полки иногда встречаются, но, повторюсь, все необходимое есть.

    – Ты до сих пор записываешь свои видеообращения?

    – И записываю, и делаю включения для тех же израильских каналов – 11-го, 12-го, 13-го, для «Девятки».

    – С этим понятно. А ролики для кого? 

    – Для мирового сообщества, для сограждан, которые могут повлиять на принятие тех или иных решений, а какие-то – для россиян, если есть возможность достучаться до них, но их становится все меньше и меньше в соцсетях – их все больше изолируют...

    – Неужели кого-то можно вот так убедить? Или это больше беседа с единомышленниками?

    – До того как российские власти перекрыли доступ к Instagram, те, кто самостоятельно выискивал информацию из разных источников – россияне с критическим мышлением, смотрели меня. Я вижу это по статистике. Надеюсь, они все восприняли правильно.

    – Тебе писали россияне в личку?

    – Писали, конечно. Но в целом среди моих подписчиков не так много россиян, уже меньше одного процента.

    – Отписываются?

    – Нет, просто общее число подписчиков сильно выросло. В основном за счет жителей Украины, Израиля, европейских стран.

    – Насколько эффективны подобные обращения?

    – Мне сложно судить, у меня нет инструментов, которые позволяют это измерить. Можно просто считать это попыткой достучаться, чтобы меня услышали.

    – Сейчас идет информационная война, и со всех сторон приходит множество фейков, различной дезинформации...

    – Я не удивлен тому, что есть множество фейков с российской стороны. На этом базируется само существование нынешней российской власти. К этому мы уже привыкли. Что касается украинской стороны, то чаще всего это не фейки, а селективная правда, чтобы не сообщать, скажем, место падения ракет. Это связано с безопасностью. Как только можно публиковать данные, информация появляется в более подробном, уже полном виде. Откровенных фейков я еще не видел.

    – Ну а как же данные по потерям? Украинская оценка российских потерь явно завышена. 

    – Действительно, есть разница в подсчетах международными экспертами и украинскими. Международные эксперты основываются на примерных данных. Если же подсчитывать на месте событий, скажем, по уничтоженным единицам военной техники, то, умножая их число на количество членов экипажа, получаешь более точную картину. Так что показатели украинских военных максимально приближены к реальности.

    – Это тоже неточный способ. А если экипаж танка или бронетранспортера успел эвакуироваться до нанесения удара?

    – Это единственный возможный способ. Когда техника загорается, то с высокой долей вероятности в ней погибают все. Она сгорает быстро и дотла. Если кому-то из экипажа удается сбежать, то мы видим открытые люки, и сама техника только повреждена, но не уничтожена полностью.

    – На днях Владимир Зеленский выступил перед депутатами кнессета, и в Израиле его речью были несколько разочарованы. Большинство израильтян ожидали, что он обратится к ним как свой, как еврей. Что его выступление будет более теплым, что ли. А оно было достаточно отстраненным и официальным, он привел не самые удачные исторические аналогии...

    – Не соглашусь с тем, что его речь была неудачной. Вскоре после нее я внимательно изучил израильские новостные сайты – Ynet, Walla и другие. Там писали, что, мол, министры были против. Но по факту не все министры, а только трое. Все остальные поддержали это выступление. Видимо, это тоже какая-то селективная правда. Ну хорошо, каким-то министрам не понравилось. Главное, что тот посыл, который он пытался донести, был услышан. Я не вижу каких-то споров внутри израильской политической элиты по вопросу поддержки Украины.

    – Речь не только о политиках, мнение которых, конечно, важно. Я говорю о рядовых израильтянах, которые также слушали речь Зеленского.

    – Очень часто мы склонны делать выводы, основываясь на реакции своего окружения. Это искажает общую картину. Я свое мнение основываю на статьях в ивритоязычных СМИ, которые появились вскоре после выступления президента. И вижу, как отреагировали люди на улице, как отреагировали те, кто принимает решения. Реакция вполне адекватная.

    – Какое сейчас отношение к Израилю и его гражданам у украинцев? Множество израильтян собирали помощь для беженцев и пострадавших от военных действий. Но Государство Израиль замешкалось, реагируя на происходящее, по вполне понятным нам причинам. Нашей маленькой стране жизненно важно сохранить свободу действий в Сирии, где Россия имеет большое влияние. Но рядовые украинцы же не понимают наших соображений. Как они отреагировали на это?

    – В очередной раз Израиль сдал свои позиции в информировании международного сообщества относительно того, почему его действия были такими, а не теми, каких от него ждали. Это в Израиле всем понятно и очевидно, что приходится учитывать геополитические факторы, но в мире-то этого не видят. Как только представители Израиля начали объяснять, в чем дело, все стало на свои места.

    В целом украинцы благодарны той помощи, которую оказывают Израиль как государство и его граждане: развернут полевой госпиталь, гуманитарные грузы, дипломатические усилия по прекращению войны. Вопросы возникают лишь по поводу запоздалой реакции и кулуарных игр, почему приходится просить об этом, ведь ситуация, в которой оказалась Украина, хорошо знакома Израилю.

    Дело еще в том, что Украина очень быстро привыкла к тому, что дипломатия стала народной. Что президент каждый день выступает с обращениями, говорит человеческим языком. Как Израиль хочет, чтобы все понимали, в каких условиях ему приходится принимать те или иные решения, так и украинцы хотели бы понимать происходящее. Главное, что я хочу сказать, что я не вижу отрицательной или агрессивной реакции на действия Израиля и вряд ли увижу. Усилия, предпринимаемые Израилем и его жителями, не проходят незамеченными.

    Роман Янушевский, «Детали». Фото: Владимир Рав-Цион, личный архив √ 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend