«Вернусь со взводом «Голани». Вражда между Нетаниягу и Галантом достигла пика

«Вернусь со взводом «Голани». Вражда между Нетаниягу и Галантом достигла пика

На прошлой неделе ни среди поклонников, ни среди недоброжелателей Нетаниягу невозможно было найти кого-то, кто объяснил бы фарс с передачей лекарств пленникам ХАМАСа. Нетаниягу вышел из этой ситуации в худшем виде. Он возбудил к себе всеобщую ненависть и все ради чего?

Передачу лекарств заложникам тайно подготовили высокопоставленный представитель Елисейского дворца, члены Штаба семей похищенных (в том числе известный юрист — профессор Хагай Левин) и присоединившийся к ним на более позднем этапе глава «Моссада» Давид Барнеа. Президент Франции был в курсе происходящего, но тщательно хранил все в тайне.

Все знали, что от соблюдения секретности зависит чрезвычайно многое. Эта операция представлялась как частная инициатива, что увеличивало ее шансы на успех.

Тем, кто спутал все карты и вмешался в происходящее с ловкостью гиппопотама был, разумеется, Нетаниягу. Он сообщил о готовящейся передаче лекарств зарубежному телеканалу и приписал себе все заслуги в этом деле.

По словам Нетаниягу, это он «дал указание» руководителю «Моссада». Когда президент Франции Эммануэль Макрон услышал это, он чуть не отменил всю операцию. Французы хотели сделать официальное заявление по этому поводу, но как-то успокоились. В Катаре тоже были взбешены. И все этот скандал разразился только потому, что Нетаниягу захотел состричь себе купон за счет чужой работы.



Но это еще не конец. Когда выяснилось, что Нетаниягу утвердил передачу лекарств, не удостоверившись, что армия сможет проверить въезжающие в сектор Газа грузовики, он переложил на ЦАХАЛ ответственность за все происходящее. Он забыл, что ЦАХАЛ вообще не был в курсе дела. Один из приближенных министра обороны Йоава Галанта услышал об этом по телевизору. Как и начальник Генштаба. Без координации действий, без подготовки, без обсуждения готовящихся решений – ничего не важно, кроме того, чтобы лидер мог рассказать о своих заслугах.

Но самое пугающее в этой истории – это взаимоотношения Нетаниягу и Галанта. Мне кажется, что на минувшей неделе ЦАХАЛ в секторе Газа перешел от войны к проведению отдельных операций, а Галант и Нетаниягу напротив, от проведения отдельных операций перешли к войне между собой.

Эта война началась не сейчас. Она сопровождает нас уже год, с тех пор как в нашу жизнь вошел судебный переворот. Все началось с той самой речи Галанта, (25 марта 2023 года, в которой он призвал остановить судебную реформу и предупредил, что она подвергает опасности всю страну, — прим. «Деталей»). С тех пор, как Галант был отправлен в отставку по одному из наиболее безумных решений Нетаниягу.

До 7 октября казалось, что отношения Галанта с Нетаниягу не могут быть хуже. Но вот разразилась война, и они стали еще хуже.

Еще до 7 октября в ходе каждой рабочей встрече Нетаниягу всякий раз умудрялся ввернуть Галанту, что его речь 25 марта была предательством. Приближенные премьер-министра утверждали, что он только ищет удобное время для того, чтобы избавиться от Галанта. Проблема заключается в том, что в это же время Яхъя Синвар подыскивал момент, что чтобы избавиться от нас всех. Так мы и оказались в сегодняшнем положении.

Недавно стало известно, что канцелярии премьер-министра и министра обороны ведут «войну записей». Офис Нетаниягу ведет записи заседаний кабинета. Разумеется, это нравится не всем, учитывая, что в будущем будет создана государственная комиссия по расследованию событий 7 октября. Во время одного из заседания кабинета высокопоставленный член команды Нетаниягу заметил, что один из приближенных Галанта держит в руках маленький магнитофон. Горящая красная лампочка свидетельствовала о том, что ведется запись.

Это повлекло за собой настоящий скандал. Барометр, замеряющий уровень подозрительности в отношениях Галанта и Нетаниягу, вообще сломался. С тех пор ситуация только ухудшилась.

Галант уже пытался ворваться в канцелярию Нетаниягу в министерстве обороны, по словам очевидца, «еще немного – и началась бы массовая драка с участием охранников и советников». В ходе этого инцидента Галант заявил Рону Дермеру, что в следующий раз для того, чтобы навести порядок, он возьмет с собой взвод бригады «Голани».

Здесь необходимо сделать примечание. «Связь между людьми, несущими ответственность за провал 7 октября, сильнее ненависти, — сказал на минувшей неделе один высокопоставленный министр. – В конце концов, Нетаниягу и Галант находятся в одной лодке. И им известно, что в случае чего они будут висеть на одном дереве. Поэтому в момент истины они будут держаться друг друга».

Этот момент приближается. Нетаниягу и Галант знают, что их хвастливые заявления и щедрые обещания, произнесенные после 7 октября, все еще не исполнены. Что выданные ими чеки оказались без покрытия. Это не означает, что ЦАХАЛ проигрывает ХАМАСу. ЦАХАЛ побеждает ХАМАС. Однозначно. Эта война доказала, что в нашей округе нет силы, способной остановить ЦАХАЛ. Его мощь и потенциал огромны. Но для того, чтобы уничтожить создававшуюся с 2009 года чудовищную военную машину ХАМАСа, большая часть которой находится под землей, нужно намного больше сил, крови, денег, терпения и международной легитимации. Израиль не страдает от избытка чего-нибудь из вышеназванного.

«Синвар дважды удивил нас, — сказал мне на минувшей неделе бывший высокопоставленный военный. – Сначала – своей атакой, а затем – обороной. Выстроенная ХАМАСом система подземных коммуникаций оказалась примерно в 5 раз обширнее, чем мы предполагали. У каждого подразделения ХАМАСа есть собственное место подземной дислокации – у каждой бригады, батальона и роты. Система их снабжения отлажена, в туннели подается кислород, их отдельные участки перегорожены мощными люками, сдерживающими взрывную волну. Поэтому туннели нельзя обрушить по принципу домино. Для этого необходимо длительное время, не менее года. ХАМАС пока не демонстрирует признаков разложения. Командование сохраняет управление своими силами и при первой же возможности совершает ракетные пуски».

Я спросил, означает ли это, что ХАМАС невозможно победить. «Нет, — ответил он. – Это означает, что добиться победы в такой войне сложно, и на это требуется много времени. Помнишь операцию «Защитная стена»? Для того, чтобы победить на Западном берегу, нам потребовалось несколько лет. Может быть, и в Газе нам потребуется столько же. А пока время идет, общество теряет терпение, а преувеличенные ожидания должны вернуться к реальности».

Вернемся к Галанту и Нетаниягу. Министр обороны считает, что премьер не способен выполнять свои обязанности. Нетаниягу думает то же самое про Галанта. Оба они уверены,  чтопротивоположная сторона все постоянно записывает. И так здесь пытаются руководить войной. Можно понять, почему в день присоединения к кабинету Бени Ганца и Гади Айзенкота Арье Дери все время кричал: «Это заповедь сохранения человеческой жизни! Это нужно для спасения жизней!»

Нетаниягу-Галант-Халеви
Фото: Коби Гидеон, GPO

Подписав коалиционное соглашение, они тоже все поняли. Сразу же после этого Нетаниягу взял Ганца и Айзенкота на командный пункт, чтобы обрисовать им ситуацию. Это был тот самый момент, когда Израиль должен был нанести мощнейший превентивный удар по «Хизбалле». Самолеты с полным бомбовым запасом уже находились в воздухе и только ожидали приказа. Министр обороны и начальник Генштаба были «за». Дермер и Дери, насколько известно, выступали против. Нетаниягу, как обычно, не высказывал своей позиции. Тот, кто знаком с ним, знает: он боялся. Он был против. Но он не хотел, чтобы мы об этом знали. Незадолго до этого президент Байден попросил его не давать «добро» на готовящуюся атаку.

Именно поэтому Нетаниягу ускорил процесс присоединения Ганца и Айзенкота к кабинету. Он знал, что произойдет, когда приглашал их на командный пункт. Там, узнав о стоящей дилемме, они выступили против немедленной атаки. «Мы должны ознакомиться с разведданными и заслушать доклады об оперативной обстановке», — заявили они. Нетаниягу знал, что так ведут себя все начальники Генштаба – ответственные и аккуратные люди. Он сразу же ухватился за их слова. Так Нетаниягу смог избежать принятия рискованного решения, и ему уже было кого в этом обвинить.

Пугает то, что Нетаниягу и Галант даже не пытаются погасить существующий между ними конфликт. Наоборот. Нетаниягу позволяет начальнику своей администрации Цахи Браверману подливать масла в огонь.

Галант бойкотировал недавнее заседание кабинета потому, что начальнику его штаба не позволили на нем присутствовать. «Инфантильное поведение, — заявил политический деятель, не принадлежащий ни одному из враждующих лагерей. – В конце концов, у нас есть государство, которое находится в состоянии войны. Что должна думать обо всем этом мать солдата, воюющего в Хан-Юнисе? Что войной, где рискует жизнью ее сын, управляют детсадовцы?»

Нетаниягу и Галант пытаются вывести друг друга из равновесия. Или, по крайней мере, взбесить офисы друг друга. Бывают дни, когда Галант целыми днями не отвечает на звонки из канцелярии Нетаниягу. Но министра обороны легче вывести из себя, чем премьер-министра. Нетаниягу изводит Галанта опозданиями. Он не соблюдает никаких расписаний, ни одна встреча не начинается вовремя. Галанта это бесит, и он пытается ответить Нетаниягу тем же.

Галант отвечает за приглашение военных на заседания кабинета. Если представленное канцелярией премьера расписание ему не нравится, Галант отказывается приглашать представителей армии. Заседание оказывается сорвано, и его приходится откладывать. Так было и на прошлой неделе. Кабинет отвел полтора часа на встречу с руководителями местных советов Западного Негева. После этого должно было состояться трехчасовое заседание с руководством сил безопасности.

Встреча с руководителями местных советов продлилась намного дольше запланированного. Это логично. Однако начальник Генштаба и другие высокопоставленные военные были вынуждены два часа ждать своей очереди. Такое случае часто – и это во время войны. Все это связано с противоборством между различными канцеляриями – прежде всего, Галанта и Нетаниягу. Они никак не могут согласовать между собой время проведения встреч и заседаний. А расплачиваться за это приходится тем, кто не имеет к этому конфликту никакого отношения: начальнику Генштаба, руководителю ШАБАКа и прочим представителям армейской верхушки.

Галанта и Нетаниягу объединяет еще одно: страх, что Ганц и Айзенкот покинут кабинет. Но и здесь есть нюансы. Если между Ганцем и Галантом складываются хорошие рабочие и почти товарищеские отношения, то с Айзенкотом ситуация иная. Айзенкот не в восторге от Галанта и часто спорит с ним – и во время заседаний кабинета и после их окончания. И все равно, Галант предпочитает Айзенкота Нетаниягу. Он предпочитает Нетаниягу их обоих — и Айзенкота, и Ганца.

Бен Каспит, Walla, Б.Е. Фото: Рами Шлуш

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Иностранных рабочих на северной границе обрекают на смерть
Канцелярия премьер-министра: сообщения о здоровье Биньямина Нетаниягу – фейк
МИД отозвал посла Израиля в ООН. Причина – попытки ООН «замолчать» доклад о массовых изнасилованиях 7 октября

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Новый поворот: крупнейший лоукостер отменяет тысячи билетов в Израиль и обратно

Компания-лоукост EasyJet, одна из крупнейших в мире бюджетных авиакомпаний, отменяет тысячи авиабилетов в...

МНЕНИЯ