“Верните мандат!”: как Ливан не справился со свободой | detaly.co.il
    Пятница 25.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Thibault Camus Pool via Reuters
    Фото: Thibault Camus Pool via Reuters

    “Верните мандат!”: как Ливан не справился со свободой

    9 августа мировые лидеры собрались на виртуальной конференции доноров в помощь Ливану, после того как взрыв в бейрутском порту унес жизни более 150 человек и оставил без крова еще 300 тысяч. Страны пообещали передать ливанскому народу в общей сложности почти 300 млн долларов, из них около 74 млн пожертвует Еврокомиссия, по 50 млн — Франция и Катар, 41 млн — Кувейт, 5 млн — Канада. Арабские страны региона уже направили на место бедствия полевые госпитали и грузы с медицинским оборудованием. Израиль, хотя и находится с Ливаном в состоянии войны, также выразил свои соболезнования и предложил гуманитарную помощь.

    Несмотря на это, проректор Тель-Авивского университета, профессор Эйяль Зиссер, который специализируется на истории и современной политике Ливана, уверен, что даже международная поддержка не выведет страну из череды кризисов. Об этом он рассказал в интервью «Деталям».

    — Одна из ваших книг о Ливане называется «Вызовы независимости». Какие же вызовы привели к той плачевной ситуации, в которой сейчас оказался Ливан?

    — С самого начала идея была не в том, чтобы создать современное функционирующее государство, а в том, чтобы сохранить традиции и наследие прошлого. Общественные структуры, разделение по религиозному принципу, старые элиты и семейные кланы, которые сохранили свои позиции — все это привело к тому, что Ливан так никогда и не стал по-настоящему сильным и независимым государством.

    Ливанское государство слабо — оно не может проводить экономические реформы, что и привело к глубочайшему экономическому кризису. Оно не может обеспечить своим гражданам даже самой необходимой социальной защиты, поэтому ливанцы тонут в бедности и неудовлетворенности. Государство не может ничего поделать с милициями и группировками вроде «Хизбаллы», которые предоставлены сами себе и не подчиняются властям.

    В результате и образовался тот хаос, который мы сейчас видим. Более сильные игроки региона — Сирия и Иран — в свое время воспользовались слабостью Ливана, чтобы проводить свои политические и экономические интересы. Но во время кризиса никто Ливану не поможет. Те вызовы независимости, которые стояли перед Ливаном после выхода из-под французского мандата, сохраняются практически неизменными сейчас — почти 80 лет спустя.

    Чего хочет Франция в Ливане?

    Связь Ливана и Франции восходит, как минимум, к XVI веку, когда французская монархия договорилась с османскими правителями о защите христиан региона. Ко времени установления французского мандата в 1920-1943 годах, Франция имела здесь значительное экономическое, политическое и культурное влияние. До сих пор в Ливане действует сеть французских школ, а многие ливанцы, помимо арабского, говорят на французском языке.

    Неудивительно, что одним из первых, кто отреагировал на трагедию в ливанском порту, стал Эммануэль Макрон. Сразу после взрыва он приехал в Бейрут, где не только встретился с ливанскими министрами, но и пообщался с простыми гражданами на улицах, заявив, что бейрутский взрыв «пронзил Францию в самое сердце», и пообещав помощь в восстановлении ливанской столицы. «Сердце французов все еще бьется вместе с пульсом Бейрута», — отметил французский президент.

    Во Франции критики Макрона уловили в его поведении неоколониальный флер. В интернете моментально появились карикатуры, изображающие президента новым Бонапартом.

    Но в Бейруте многие приветствовали слова Макрона и, кажется, сами готовы вернуться под французский протекторат. По крайней мере, соответствующую петицию, призывающую восстановить французский мандат, подписали не менее 60 тысяч человек, пояснив, что ливанские лидеры показали «абсолютную неспособность защитить и управлять страной».

    «Едва ли Франция захочет возвращаться к своему колониальному наследию, — отмечает профессор Зиссер. — Не захотят этого и сами ливанцы. 60 тысяч подписавших петицию едва ли представляют все разнообразие ливанского народа: суннитов и шиитов, друзов, и другие группы национальных и религиозных меньшинств. Президент Макрон действует, как настоящий француз — говорит громкие слова, но для него это не более, чем жест. Впрочем, то же верно и в отношении ливанцев: они не столько хотят вернуться под французский протекторат, сколько посылают таким образом сигнал отчаяния и недовольства».

    Слов поддержки, но не более того, Зиссер ожидает и от других иностранных государств, исторически связанных с Ливаном — Сирии и Ирана.

    «И Сирия, и Иран сами сейчас находятся в трудном экономическом положении. Едва ли они способны предоставить какую-то заметную помощь Ливану. Вероятно, мы услышим и от них громкие слова — но на какую-то существенную материальную помощь Ливану надеяться не приходится».

    Премьер-министр Ливана Хасан Диаб 10 августа должен представить свои предложения о проведении досрочных парламентских выборов. Политическая реформа — условие мирового сообщества для предоставления Ливану финансовой помощи. Однако, по словам Эйяля Зиссера, даже выборы едва ли приведут к заметным изменениям.

    «Те же политики, которые ввергли страну в этот кризис, скорее всего, останутся у власти. С октября прошлого года по всему Ливану проходят антиправительственные митинги, но пока они не породили никакой жизнеспособной альтернативы. Ливанцы не понимают, как изменить эту систему, поэтому она останется прежней», — уверен он.

    «Среди политиков Ливана нет ни одного, кто говорил бы от лица всего народа. Каждый из них представляет свою узкую религиозную группу. В Ливане нет такого понятия, как национальная партия — это против природы этой страны.

    «Хизбалла» пытается представить себя защитницей ливанского народа. Несмотря на то, что именно «Хизбалла» — причина многих проблем в Ливане, включая невозможность получения иностранных финансовых вливаний, ее электорат будет продолжать голосовать за «партию Аллаха». У них просто нет выбора».

    На протяжении последних месяцев руководство страны вело с Международным валютным фондом переговоры о предоставлении кредита в 10 млрд долларов, способного помочь разрешению экономического кризиса. Однако условием для предоставления такого займа были политические и экономические реформы, к которым Ливан все еще не готов. В отсутствие таких реформ велика вероятность, что деньги окажутся в руках нечистоплотных политиков, а то и террористов из «Хизбаллы». Те же страхи преследуют богатые арабские страны Персидского залива, которые готовы предоставить ливанцам гуманитарную помощь в виде медицинского оборудования и персонала, но не существенных денежных потоков.

    «Мир всегда очень сочувствует пострадавшим, но ни у кого не найдется миллиардов долларов, чтобы отдать их коррумпированному правительству разваливающейся страны», — уверен Зиссер.

    Временное решение, к которому пришли мировые лидеры — предоставить помощь в размере 300 млн долларов «напрямую ливанскому народу», в обход правительства. Между тем, ущерб от взрыва по самым скромным подсчетам составил от 10 до 15 млрд долларов, причем речь идет только о разрушении города, без учета экономических последствий.

    «Ливан по всем параметрам попадает под определение «несостоявшегося государства» — его политические лидеры неспособны обеспечить нормальное функционирование страны. И все же, это не Сомали — нет гражданской войны и кровопролития, людям худо-бедно есть, что есть, — отмечает профессор Зиссер. — Я думаю, в ближайшее время мы не увидим никаких драматических изменений. Скоро, хочется надеяться, человечество победит коронавирус, мировая, а с ней и ливанская экономика начнут постепенно восстанавливаться. Но в этом восстановлении ливанцам не на кого положиться — только на самих себя».

    Александра Аппельберг, «Детали».
    На фото: Эммануэль Макрон посещает место катастрофы. Фото: Thibault Camus Pool via Reuters˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend