Так в Израиле появился независимый суд

Задача, которая ровно сто лет назад стояла перед молодым британским офицером Ормом Кларком, казалась практически неосуществимой. «Я жду бесконечных осложнений и трудностей, — признавал он. — Если мне не дадут несколько хороших людей, цели нельзя будет достичь. У меня нет ни сотрудников, ни офиса – ничего. Я тут один». Несмотря на это, за несколько месяцев он блестяще справился с возложенной на него задачей.

Военный юрист, сэр Орм Биглэнд Кларк (1880-1949) создал в Эрец Исраэль – вскоре после того, как ее захватили войска генерала Алленби – судебную систему.  Эта система служила верой и правдой британским властям, а затем стала основой судебной системы Государства Израиль. Однако, несмотря на огромное историческое значение этой работы, имя Орма Кларка осталось практически неизвестным широкой публике. В его честь в Израиле не названы ни улица, ни площадь. И на табличке, установленной на открытии зала заседаний Верховного суда, на Русском подворье в Иерусалиме, его имя тоже не упомянуто.

Но более десяти лет назад доктор исторических наук Натан Брун, исследуя историю создания судебных органов в Эрец Исраэль, взялся изучить важные архивные документы: письма, которые Кларк отправлял из Иерусалима своей супруге Эльфриде в Лондон. Кстати, она была из той самой семьи Рузвельтов, которая дала Соединенным Штатам двух президентов.

В этих письмах Кларк рассказывал, как идет процесс основания местных судебных органов: как назначали судей – евреев, арабов и англичан; как находили участки для строительства зданий судов; писал он о разделении ветвей власти, и других аспектах своей работы.

В этом месяце, через сто лет после того как эти письма были написаны, семья Кларка прибудет в Израиль, чтобы передать их Национальной библиотеке. Мероприятие под названием «Есть судьи в Иерусалиме» пройдет 6 июня: в нем примут участие председатель Верховного суда Израиля Эстер Хают, юридический советник правительства Авихай Мандельблит, историк Натан Брун и многие другие.

Из монографии Бруна «Судьи и юристы в Эрец Исраэль: от Константинополя до Иерусалима» можно многое узнать о родовых муках местной правовой системы.  Весь процесс ее создания сопровождался, в первую очередь, финансовыми трудностями. «Не могу придумать, где взять деньги на топливо, бланки, транспортные расходы, — жаловался Кларк своей жене. — Я ведь никогда не занимался подобными вопросами».

Другую проблему породила попытка положить в основу новой судебной системы османское право. В письмах Кларк сожалел, что не знает турецких законов в полной мере, потому что у него нет необходимых книг. «Постоянно возникают затруднения из-за того, что я не знаю, был ли тот или иной закон отменен или изменен», — писал он.

Кларк получил двух помощников. Первый – Джеймс Скотт, шотландский кавалерист и сын владельца пивоварни – позднее стал первым председателем Верховного суда Израиля. Имя второго более известно: Норман Бентвич, офицер корпуса верблюжьей кавалерии британской армии и пламенный сионист. Впоследствии он стал юридическим советником правительства британского мандата.

Система, которую построили Кларк и его помощники, включала в себя мировое суды, «суды первой инстанции» (предвестники окружных), апелляционный суд (который потом стал Верховным), и суд по особо тяжким преступлениям – здесь судили за преступления, наказуемые смертной казнью. Было принято общее правило, согласно которому подозреваемого можно было признать виновным только большинством голосов. Если же такого большинства не было, его должны были оправдать.

Первые судьи, назначенные в апелляционный суд – еврей и араб-христианин – не имели юридического образования. Брун оправдывает это наличием у обоих высокого социального статуса, что и позволило Кларку «обеспечить уважение к суду». Такая же проблема возникла и при назначении первых судей-англичан: из трех председателей судов в разных местах страны лишь один имел хоть какой-то опыт судопроизводства.
А про другого говорилось, что уровень юридического образования у него был невысок.

Такую оценку вынес первый судья-еврей, начавший работать в дни британского правления в Эрец Исраэль – Гад Фрумкин. Судей-арабов он тоже не особо высоко ценил: «Двадцати арабам-мировым судьям, которые должны быть назначены, недостает юридического образования, как и академического тоже. Можно сказать, что им и общего образования недостает», – написал он.

Сам Фрумкин обладал одним особым талантом – он мог вести слушания на семи языках: арабском, турецком, иврите, ладино, идише, немецком и французском. Однако, несмотря на его способности полиглота, он так и не стал членом Верховного суда Израиля, созданного в 1948 году – ровно через 30 лет после основания его «британской версии». Быть может, одной из причин тому стал тот факт, что он получал зарплату от местного сионистского комитета – в дополнение к зарплате судьи. Сегодня подобное назвали бы коррупцией.

Другим судьей-евреем, которому не довелось долго судить, был Чарльз Голдинг. Он провел на посту менее двух лет и был  уволен за поведение, не соответствующее рангу судьи: он принимал участие в шумной вечеринке в Иерусалиме, где гости так напились и безобразничали, что пришлось вызвать полицию, которая задержала несколько участников. А Голдинг употребил свою власть, чтобы быстро и необоснованно освободить своего друга, организатора этой вечеринки.

Скотт, председатель Верховного суда, тоже завершил свой срок досрочно. В апреле 1920 года множество евреев собралось в коридорах суда на Русском подворье, после того, как Зеэв Жаботинский был приговорен к 15 годам тюрьмы за то, что возглавил военизированные отряды еврейской самообороны в Иерусалиме во время вспыхнувших там погромов. Люди шумели, и это мешало Скотту, который в это время вел слушания по другому делу. Он вышел в коридор и накричал на собравшихся: «Тихо! Здесь вам не синагога!» Некоторые сочли его выпад антисемитским, но уже после его увольнения выяснилось, что это не было проявлением его взглядов.

Центральным событием в создании судебной системы Израиля стала праздничная официальная церемония, прошедшая 24 июня 1918 года: открытие Верховного суда на Русском подворье. Тогда-то ее создатель и получил все почести. «За невероятно короткое время, приложив геркулесовы усилия, Кларк смог заново организовать разрушенную систему должным образом, заслуживающим особого уважения», — написал о нем профессор Филип Браун, известный американский юрист, посетивший Эрец-Исраэль.

Участники той церемонии вспоминали, что хотя суд не был обставлен роскошной мебелью, он выглядел достаточно красиво и внушительно. Гад Фрумкин тоже упомянул мебель, которую «собрали отовсюду. Стулья и столы были всевозможных форм и размеров – их забрали из правительственных и армейских учреждений Османской империи или нашли в разрушенных зданиях».

А первый кризис разразился уже через считанные дни – и стал первым боем за независимость судебной власти. Тогдашний губернатор подмандатной Палестины выразил недовольство «слишком мягким приговором», который суд по особо тяжким преступлениям вынес провинившемуся сборщику налогов. Но тогда же сэр Орм Кларк дал ему понять, что правительство не будет вмешиваться в работу судов.

Офер Адерет, «ХаАрец»

Фотоиллюстрация: заседание Верховного суда. Фото: Эмиль Сальман.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend