Wednesday 08.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alberto Pezzali
    AP Photo/Alberto Pezzali

    Великобритания, США, Израиль: почему угрозы политикам становятся обычным делом?

    Убийство члена парламента Великобритании от консерваторов Дэвида Эймесса, который был зарезан ножом в своем избирательном округе 15 октября, стало глубоким трагическим потрясением для страны. Еще более разрушительным его делает то, что это катастрофическое событие не лишено прецедента или предсказуемости. В 2016 году член парламента от Лейбористской партии Джо Кокс была застрелена в своем избирательном округе. До нее другой член парламента от лейбористов, Стивен Тиммс, выжил после ножевого ранения в 2010 году. А Эндрю Пеннингтон, член совета графства Глостершир, погиб в результате нападения в 2001 году, когда пытался защитить местного члена парламента от либерал-демократов Найджела Джонса. И это не говоря уже о нападении на Вестминстерский дворец в 2018 году, в результате которого погиб полицейский Кит Палмер.


    Сэр Чарльз Уокер, который входит в состав комиссии палаты общин, занимающейся вопросами безопасности членов парламента, сказал, что он потрясен количеством членов парламента, которые сообщают об угрозах и оскорблениях руководству Палаты общин. «Жизнь в страхе стала обыденной частью жизни многих моих коллег», – приводит его слова «Гардиан». Многие члены британского парламента говорят, что оскорбления в интернете – обычное дело, а необходимость сообщать полиции об угрозе или агрессивном поведении не является чем-то необычным.

    Великобритания – не единственная демократическая страна, где угрозы и насилие в отношении народных избранников, кажется, становятся пугающей нормой. В США заявления предыдущей администрации о якобы украденных выборах спровоцировали волну угроз в адрес законодателей из обеих партий. Вандалы атаковали дома спикера палаты представителей Нэнси Пелоси (Демократическая партия) и лидера большинства в сенате Митча Макконнелла (республиканца). И конечно, нельзя не упомянуть беспорядки в Капитолии 6 января, участники которых не только повредили здание и офисы, но и, по сообщениям, охотились за вице-президентом и спикером палаты представителей. 

    Как не вспомнить и израильские инциденты, сопровождавшие недавние выборы и смену правительства. Тогда Тамар Зандберг из партии МЕРЕЦ с ребенком пришлось уехать из собственного дома из-за постоянных угроз. Нынешнему премьер-министру Нафтали Беннету и министру внутренних дел Айелет Шакед также угрожали смертью. Сторонники «Ликуда» даже набросились с криками на 5-летнюю дочь Зеэва Элькина, который вышел из партии, чтобы присоединиться к Гидеону Саару. Директор Службы общей безопасности (ШАБАК) Надав Аргаман выступил с заявлением об опасности развернувшегося подстрекательства, особенно – в социальных сетях. Не ограничившись этим, Аргаман публично заявил, что словесные угрозы могут перейти в физическое насилие и привести к убийству.


    Кровавые перевороты и политические убийства прочно ассоциируются с нестабильными режимами, в которых не предусмотрены процедуры легитимной смены власти. Как же так получилось, что в двух странах-лидерах демократического мира, а также в «единственной демократии на Ближнем Востоке» политическая деятельность связана со смертельным риском? 

    Ответ может скрываться в усилении популистской риторики в последние годы. Что касается США, то заявления Трампа о массовых фальсификациях на выборах, запугивание оппонентов и членов его собственной партии, нападки на СМИ и поддержка правых групп породили экстремистское движение «Сделаем Америку снова великой». Бывшие сотрудники национальной безопасности в конце 2020 года отметили признаки «массовой радикализации» в США.

    Похожие процессы происходили и в Великобритании. На фоне дебатов о «Брекзите» премьер-министр Борис Джонсон неоднократно называл своих оппонентов «предателями», их аргументы – «чушью» и «ложью». Член парламента от оппозиции Паула Шерифф даже напомнила ему, что именно накануне референдума по выходу Великобритании из ЕС была убита член Лейбористской партии Джо Кокс, и попросила воздержаться от воспламеняющей лексики. Джонсон назвал ее претензии «чепухой». И это не уникальная черта консерваторов: подобные высказывания позволяют себе и высокопоставленные лейбористы, такие как Анджела Рейнер, которую критиковали за то, что она назвала тори «отбросами» во время своей партийной конференции.

    В Израиле в свою очередь тогдашний премьер-министр Биньямин Нетаниягу, отчаянно цепляясь за власть, рисовал апокалиптические картины будущего, если во главе страны встанет кто-то другой. Он сравнивал своих политических противников с библейскими лазутчиками, которые оклеветали Землю Ханаанскую, подорвав дух народа Израиля, за что были наказаны: «В нашем поколении тоже должны встать те, кто избран голосами правого лагеря, и сделать то, что необходимо: создать правое правительство». Это только подхлестнуло его сторонников, которые желали его политическим противникам и членам их семей – на демонстрациях и в соцсетях – смерти всех видов, и не обязательно с небес. 

    С тех пор, как Нетаниягу стал лидером оппозиции, он не упускает случая принизить или оскорбить своих оппонентов, а то, во что он и его союзники превратили процедуру приведения нового правительства к присяге, не имеет ничего общего  с цивилизованным демократическим процессом.

    Как пишет Джеймс Вейнберг, преподаватель теорий политического поведения в университете Шеффилда, «нам необходимо призвать к сознательной сдержанности и состраданию в политическом дискурсе. Когда некоторые политики сами прибегают к популизму со словесными оскорблениями и междоусобицами, это формирует представление о политике как об арене недоброжелательности. В то же время, это увековечивает бинарное мировоззрение, которое вытесняет возможность сопереживания и компромисса».


    «В конечном итоге, – уверен он, – в функционирующей демократии нет места политическому насилию, преследованию или запугиванию. Политики – это обычные люди, которые пытаются выполнить необычную работу от имени всех остальных. Независимо от их политических взглядов, никто из тех, кто имеет смелость «выйти на арену», не заслуживает того, чтобы бояться за свою жизнь, выполняя общественную работу».

    Как отмечает «Гардиан», покойного Дэвида Эймесса отличала его приверженность цивилизованности в политике и глубокие дружеские отношения, которые он поддерживал с политиками со всего спектра. «Было бы достойным наследием, если бы его трагическое, бессмысленное убийство послужило толчком к переоценке огромной жертвы, которую приносят все члены парламента, служа обществу, и к переосмыслению нашего слишком токсичного политического дискурса». 

    Александра Аппельберг, «Детали». На фото: место убийства Дэвида Эймесса, AP Photo/Alberto Pezzali


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend