Ведущие университеты и музеи Запада зависят от денег путинских олигархов

Богатейшие люди России годами спонсировали стипендии в школах Лиги плюща, давали свои имена (и деньги) образовательным центрам, входили в советы директоров ведущих культурных учреждений США и Западной Европы. Долгое время получатели этих щедрот закрывали глаза на то, что их благотворители имеют глубокие финансовые связи с Кремлем. Но после российского вторжения в Украину им приходится пересмотреть свою политику в отношении того, от кого элитные образовательные и культурные институции Запада могут принимать пожертвования.


Этому посвящено расследование CNN.

Вашингтонский Центр исполнительских искусств имени Джона Кеннеди увековечил имя Владимира Потанина на полированных мраморных стенах наряду с другими крупными донорами – компаниями General Motors, Boeing и Capital One. Стоимость такой чести – пожертвование в 5 миллионов долларов, которое Потанин сделал в 2011 году.

Потанин – один из богатейших бизнесменов России, владелец «Норильского никеля». Он играет в хоккей с Путиным, но до сих пор не подпал под западные санкции. Примерно во время пожертвования Центру Кеннеди он сказал, что надеется, что это «представит американской аудитории образ современной России, выйдя за рамки клише о нашей стране».

Но образ России может быть не главной заботой Потанина и других олигархов. По мнению экспертов, приближенные Путина, многие из которых являются олигархами, нажившимися на коррупции и получившие свое богатство незаконными путями, используют благотворительность на Западе для отмывания своей репутации и получения доступа в американское и европейское высшее общество. 

Согласно анализу Anti-Corruption Data Collective, семь российских миллиардеров пожертвовали сотни миллионов долларов американским университетам, благотворительным организациям, музеям и фондам только с 2009 года. 

Виктор Вексельберг и Массачусетский технологический институт

Десятилетие назад Путин хотел остановить утечку ученых и инженеров на Запад и взрастить отечественные технологии в московском инновационном центре стоимостью 3 миллиарда долларов.

В то время Вашингтон и Москва пытались наладить более тесные отношения, а престижный Массачусетский технологический институт (MIT) обеспечивал идеальное сочетание знаний, авторитета и репутации для российского проекта.

Фонд «Сколково», возглавляемый одним из близких союзников Путина Виктором Вексельбергом, в 2011 году заключил партнерство с Массачусетским технологическим институтом, чтобы построить Институт науки и технологий «Сколково», или «Сколтех».

Вексельберг, как и многие другие олигархи, сделал свои деньги во время приватизации природных ресурсов России, в частности нефти и металлов, после распада Советского Союза.

Сотрудничество со «Сколково» предоставило Массачусетскому технологическому институту более 300 миллионов долларов, половина из которых была выделена на разработку учебной программы «Сколтеха», а другая половина – «для собственного развития». 

На начальном этапе Россия была «союзником», сказал профессор Массачусетского технологического института и бывший президент Сколковского института Эдвард Кроули. По его словам, отношения были похожи на те, которые университет имел бы с любым другим иностранным учреждением.

Однако после вторжения России в Крым в 2014 году ФБР обратило более пристальное внимание на Вексельберга и «Сколково» и предупредило, что «Фонд [«Сколково»] может быть средством доступа российского правительства к чувствительным или засекреченным научно-исследовательским разработкам нашей страны и технологиям двойного назначения, имеющим военное и коммерческое применение». 

Тем не менее Массачусетский технологический институт поспешил отмахнуться от этих предупреждений и даже продлил назначение Вексельберга в свой попечительский совет в 2015 году. По данным Anti-Corruption Data Collective, Вексельберг сделал по меньшей мере четыре пожертвования университету в период с 2015 по 2017 год, и в его честь была названа стипендия.

Однако в 2018 году США ввели против Вексельберга санкции за получение выгоды от путинского режима. Министерство финансов США заявило, что он играл «ключевую роль в продвижении вредоносной деятельности России» – включая оккупацию Крыма, поставки оружия режиму Асада, попытки подрыва западных демократий и вредоносную кибердеятельность.

MIT удалил все упоминания олигарха со своего сайта и исключил его из своего попечительского совета. Однако не прекратил свое партнерство со «Сколково». 

Только два месяца назад, после вторжения в Украину, MIT окончательно разорвал связи с российским фондом, заявив: «Этот шаг является неприятием действий российского правительства в Украине. Мы принимаем его с глубоким сожалением из-за нашего огромного уважения к российскому народу и глубокой признательности за вклад многих выдающихся российских коллег, с которыми мы работали».

Лен (Леонид) Блаватник и ведущие вузы Великобритании и США

Пожалуй, самый яркий пример отмывания репутации россиян – Лен Блаватник. Миллиардер украинского происхождения сделал свои деньги во время приватизации государственных сырьевых товаров, таких как алюминий и нефть, после распада Советского Союза.

Блаватник, имеющий гражданство Великобритании и США, был удостоен рыцарского звания в Великобритании за благотворительность и общался с самыми известными – иногда печально известными – людьми Голливуда, включая обвиненного впоследствии в многочисленных сексуальных преступлениях кинопродюсера Харви Вайнштейна, с которым он устраивал обеды на своей яхте во время Каннского кинофестиваля.

Блаватник неоднократно отрицал свои связи с Кремлем. «Господин Блаватник не русский. Он американский гражданин и является им уже почти 40 лет, (он) родился в Украине. Он не имеет никакого отношения к российской политике или российскому правительству», – заявил представитель его компании Access Industries.

Однако Блаватник близок к Вексельбергу. Три года назад Вексельберг – друг Блаватника со студенческих времен и его деловой партнер – сказал Financial Times: «Все свои основные деньги он заработал здесь, в России, со мной».

Когда в 2010 году Оксфордский университет принял от Блаватника более 100 миллионов долларов на создание Школы государственного управления имени Блаватника, критики в письме, опубликованном в Guardian, настаивали на том, чтобы школа «перестала продавать свою репутацию и престиж соратникам Путина».

Даже после вторжения в Украину университет заявил, что его школа будет по-прежнему носить имя бизнесмена. «Без щедрости Блаватника создание школы было бы невозможным. Он всегда уважал академическую независимость Школы и никогда не пытался руководить ее деятельностью», – говорится в заявлении Оксфордского университета, опубликованном его студенческой газетой.

С тех пор Блаватник сделал еще несколько крупных пожертвований, в том числе 25 миллионов долларов концертному залу Карнеги-холл в Нью-Йорке, который назвал в его честь секцию в зрительном зале; 65 миллионов долларов лондонскому музею Tate Modern, который назвал в его честь здание; 35 миллионов долларов Йельскому университету, который назвал в честь бизнес-магната стипендию; а также несколько многомиллионных грантов престижным Стэнфордскому университету, Колумбийскому университету и Пенсильванскому университету.

В 2018 году Блаватник сделал крупнейшее в истории пожертвование медицинской школе Гарварда – целых 200 миллионов долларов.

Антикоррупционные активисты предупреждали об усилиях Блаватника по экспорту «российской клептократической практики на Запад» в письме 2019 года в правление Совета по международным отношениям, который назвал программу стажировок в честь Блаватника после пожертвования в размере 12 миллионов долларов.

«По нашему мнению, Блаватник использует свою «филантропию» – средства, полученные Кремлем и с его согласия за счет государственного бюджета и российского народа, – в ведущих западных академических и культурных учреждениях для расширения своего доступа в политические круги, – написала группа из 55 американских и европейских экспертов по внешней политике и антикоррупционных активистов. – Такой «филантропический» капитал позволяет проникать в политические и экономические структуры США и Великобритании на самом высоком уровне». 

Даже война «филантропии» не помеха

После вторжения России в Украину западные учреждения стали стараться дистанцироваться от олигархов и их пожертвований.

Лондонский музей Tate Modern разорвал связи с Вексельбергом и другим олигархом, Петром Авеном, который до недавнего времени возглавлял Альфа-Банк в России и находится под санкциями Европейского союза.

Но не все учреждения были столь категоричны. 

Медицинская школа Гарварда, которая открыла Институт Блаватника после пожертвования бизнесмена в размере 200 миллионов долларов четыре года назад, решила не возвращать средства и не менять название института. Вместо этого она предложила несколько стажировок для украинских ученых, желающих покинуть охваченную войной страну.

Йель, в котором есть грантовая программа, названная в честь Блаватника, заявил, что университет не позволит лицам, находящимся под санкциями США, делать пожертвования. Но так как гражданство США и Великобритании защищают Блаватника от санкций, формально учреждения в западных странах не нарушают закон, принимая деньги олигарха.

Потанин покинул пост попечителя Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке после почти 20 лет работы. Совет по международным отношениям также исключил его из своего руководства.

В марте «Русская комната» в Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди в Вашингтоне сменила название на «Круговая гостиная Оперного театра».

«В связи с трагедией в Украине Центр Кеннеди и Фонд [Потанина] пришли к взаимному соглашению больше не использовать название «Русская гостиная»», – сообщил пресс-секретарь Центра.

Тем не менее имя Потанина по-прежнему высечено на мраморных стенах Центра Кеннеди.

Александра Аппельберг, по материалу CNN. На фото: (в то время) президент России Дмитрий Медведев, глава фонда «Сколково» Виктор Вексельберг и вице-премьер Владислав Сурков на заседании попечительского совета фонда «Сколково», 25 апреля 2012 года. AP Photo/Alexander Nemenov, Pool √

Читайте также:

Как грязные деньги российских олигархов марают еврейский мир

Олигарх Блаватник инвестировал в Трампа — и президент США в долгу не остался

Российские деньги – угроза Америке

«Купи для меня телеканал, купи газету!»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ