Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офир Вакнин
    Фото: Офир Вакнин

    Важный урок для Израиля: где сработал “Светофор”

    Когда руководитель борьбы с эпидемией Рони Гамзу и эксперты министерства здравоохранения пытались продвинуть дифференцированную политику стратегии выхода из карантина - тактичный намек на то, что государство должно ввести более строгие ограничения для ультраортодоксальных городов, где бушует вирус - премьер-министр Биньямин Нетаниягу оборвал их. «Дифференцированный  подход в Израиле не работает», - рявкнул он, еще раз показав, что его обственные политические интересы выше общенациональных.


    Как обычно, Нетаниягу неправ, и это доказали арабские граждане Израиля. В арабском секторе, вдали от ненужного внимания, Израиль проводил политику дифференцированного сдерживания, которая резко снизила уровень заражения в городах с арабским большинством. По состоянию на 6 октября только 7,3 процента тестов на коронавирус жителей этих населенных пунктов дали положительный результат. Это значительно меньше, чем 11,3 процента положительных результатов в еврейском секторе Израиля в целом, не говоря уже об ультраортодоксальной общине – там доля позитивных реакций на тесты составляет 25-30 процентов.

    Успех, который был достигнут в арабском секторе в снижении уровня инфицирования, это важный урок для Израиля в целом. Во-первых, корона-кризисом  можно управлять, только делать это следует правильно. Во-вторых, можно заставить население подчиняться ограничениям, но если между населением и руководством доверия нет, вирус не победить. В-третьих,  модель «Светофор» профессора Рони Гамзу показала свою эффективность, и схемы «красных» зон заражения в арабских населенных  пунктах вдохновили местное руководство и жителей включиться в борьбу с вирусом. В-четвертых, общий карантин, введенный по всему Израилю, без учета показателей заражения и соблюдения правил, только снижает мотивацию сдерживания распространения инфекции.

    Все это было продемонстрировано в городе Кафр-Касем. По состоянию на конец августа этот арабский город в центре страны на границе с «зеленой чертой» был по классификации Гамзу «красным». Более 400 из 25 тысяч жителей города были больны, и почти 50 процентов тестов дали положительный результат.


    По состоянию на начало октября всего 55 человек больны COVID-19, а доля положительных результатов составляет всего 5 процентов. Если бы схема «Светофор» по-прежнему применялась, Кафр Касем оказался бы в «зеленой» зоне после всего лишь шести недель борьбы с эпидемией. Но на смену ей был введен всеобщий карантин, чем крайне недовольны многие жители города. У них есть ощущение, что карантин сделал их достижения бессмысленными и не дает им воспользоваться их плодами.

    Успешную борьбу с коронавирусом в Кафр Касем возглавили мэр города Адель Бадир и гендиректор муниципалитета Эяль Кунц. Они действовали под руководством Гамзу, а также Службы тыла, которая каждый день ставила перед ними  конкретные задачи и четкие цели, что позволило держать ситуацию под контролем. Оглядываясь назад, Кунц признает, что неослабевающее давление со стороны Службы тыла, требовавшей распланировать каждую новую задачу и трижды в день контролировавшей ситуацию, приносило свои плоды.

    Управление, руководство - вот что с помощью государства было сделано в Кафр-Касеме, и, таким образом доказано то, что и без того должно было быть ясным: вирус - не кара небесная, и при адекватном руководстве им можно управлять.

    «Секрет заключался в методике работы, - говорит Кунц. - Сначала у нас было 50-60 новых пациентов в день. Каждому из них по утрам звонили из муниципалитета, предлагали помощь и убеждались, что он или она изолированы, звонили также их ближайшему окружению – родным и соседям. Благодаря тому, что мы хорошо знакомы с местными жителями, мы могли идентифицировать семьи и получать более широкую картину инфекционных цепочек. Тех, кто был наиболее близок к зараженным, отправили на тестирование и изолированы. В течение дня пациентам и изолированным звонили из муниципальной службы социального обеспечения и службы психологической поддержки, чтобы узнать, нужна ли им помощь, и убедить тех, кто находится в изоляции, пройти тестирование. У нас действовало тестирование для всех желающих, и в некоторые дни мы получали 50 процентов положительных результатов».

    С точки зрения эпидемии, у города есть три слабые места. Первое - проводимые с размахом свадьбы, которые остаются основным источником распространения инфекции. Ответом на это стал личный пример: мэр и все руководство города перестало посещать свадьбы.

    Вторая проблема - соблюдение карантинных предписаний. «ШАБАК отправлял текстовые сообщения всем, кто контактировал с больным COVID-19, с просьбой самоизолироваться, поэтому люди стали оставлять свои мобильные телефоны дома, - говорит Кунц. - То есть эти предупреждения были полностью проигнорированы. Единственные, кто отправлялись в изоляцию, это те, у кого был положительный результат на тест, но многие из них не соблюдали правила изоляции у себя дома и заразили членов семьи».


    В муниципалитете поняли, что единственный способ убедить людей  самоизолироваться - это значительно увеличить объем тестирования, и на это они направил все свои силы.

    Третье слабое звено - недостаток информации. Минздрав не публикует списки жителей, нуждающихся в изоляции с разбивкой по городам, а дает только общий список тех, у кого результат теста положительный. Это создает серьезную проблему для разрыва цепочки заражения, поскольку каждый подтвержденный случай заражения, вероятно, требует изоляции еще как минимум пятерых – но муниципалитету об этом ничего не известно. Кафр Касем справился с этой проблемой, создав свою собственную базу данных пациентов и людей, которых необходимо изолировать.

    Таким образом, не имея другого выхода, в Кафр Касем построили свой отдел отслеживания контактов, сотрудники которого связывались с каждым пациентом, а затем с каждым, находящимся в опасности заражения, велели им самоизолироваться и убеждали пройти тестирование.


    Для решения всех этих задач были поставлены четкие цели: «Ежедневно мы звонили 120 людям, находящимся на расстоянии двух или трех ступеней от пациентов, что означает не менее 240 звонков в день», - говорит Кунц. Прогресс в достижении целей контролировался трижды в день, и восемь групп работали над отслеживанием контрактов и оказанием поддержки жителей. Впервые в истории была создана группа из сотрудников правоохранительных органов, контролировавшая соблюдений ограничения. Для арабского города это - большая редкость.

    Еще одна важная причина, по которой схема сработала, - это программа «Светофор» и стимул, который в ней содержался: в случае успеха ограничения в городе были бы ослаблены. Таким образом, Кафр Касем стал полной  противоположностью мятежу, вспыхнувшему в ультраортодоксальных городах, который вынудил правительство закрыть там школы еще до введения всеобщего карантина.

    «Самым важным было ощущение, что все находится в наших руках и  если город станет «зеленым», ограничения будут сняты», - сказал Кунц. По его словам, жители хотели вновь открыть в городе торговлю. «Общеизраильский карантин все разрушил, потому что теперь все это уже не имеет значения, так зачем пытаться что-то улучшить?»

    По словам Кунца, если бы Израиль продолжил выполнение плана «Светофор», включая введение полного карантина в красных городах, всеобщий карантин можно было предотвратить. По крайней мере, в арабском секторе это сработало. «Если бы не отказ ультраортодоксов, «Светофор» сработал бы», - говорит Кунц. Нетаниягу следует принять это к сведению.

    Мейрав Арлозоров, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Кафр-Касем. Фото: Офер Вакнин

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend