Главный » История » Вакцина от тифа для варшавского гетто

Вакцина от тифа для варшавского гетто

Когда 4 ноября 1939 года варшавское гестапо издало приказ о создании в городе "специального района для проживания евреев", сделано это было… в целях профилактики сыпного тифа. На выполнение этого распоряжения отводилось всего три дня. Руководство юденрата во главе с Адамом Черняковым потребовало срочной встречи с военным комендантом Варшавы. Генерал Карл Нойманн-Нойроде принял еврейскую делегацию, выслушал ее, и приказ гестапо отменил. Правда, всего лишь на время.

12 октября 1940 года военная комендатура Варшавы сама издала приказ о создании гетто. А случаи заболевания тифом участились в городе еще раньше. Уже в январе 1940-го евреям было запрещено проводить коллективные молитвы – "с целью недопущения распространения эпидемии". На варшавских улицах появились плакаты: "Евреи и вши – разносчики сыпного тифа". На них были изображены скалящийся крючконосный бородач и ползущее по его телу огромное насекомое.

Польский ученый немецкого происхождения

В Варшаве борьба с тифом использовалась нацистами как предлог, чтобы загнать евреев в гетто. Но страх перед вспышкой эпидемии немцы испытывали неподдельный. Испокон века тиф был бичом воюющих армий. Болезнь косила солдат тысячами на полях сражений Тридцатилетней войны, во время вторжения французов в Россию в 1812 году их потери от тифа превысили боевые. За годы Первой мировой войны тиф перенесли миллионы человек. Эпидемия свирепствовала и в послереволюционной России. "Вошь, сыпной тиф косит наши войска, — говорит Ленин, выступая на Всероссийском съезде Советов в 1919 году. – Или вши победят социализм, или социализм победит вшей".

Попытки создания вакцины от тифа начались еще в середине XIX века. Но лишь в двадцатые годы века ХХ эту проблему удалось, наконец, решить. Первую в мире эффективную вакцину удалось получить польскому ученому немецкого происхождения, главе Львовского института исследований сыпного типа Рудольфу Вайглю. Его изобретение было успешно опробовано в Карпатах, а затем в Китае и Эфиопии. Во Львов потянулись ученые из многих стран мира. Вайгль был избран почетным членом Нью-Йоркской и Бельгийской академий наук, папа римский Пий XI наградил его орденом Святого Георгия. В 30-е годы его неоднократно выдвигали на Нобелевскую премию, но каждый раз ее присуждали иным претендентам.

Залитый кровью Львов

После начала Второй мировой войны немцы были близки к тому, чтобы взять производство вакцины от тифа под свой контроль, но, по договоренности между Берлином и Москвой, Львов в сентябре 1939 года был занят Красной Армией. Советские власти сразу же приступили к "зачистке" оказавшейся под их контролем территории. Волна арестов накрыла тысячи людей – в тюрьмах оказались политические активисты и частные предприниматели, неблагонадежные интеллигенты и представители русской эмиграции, после революции нашедшие пристанище во Львове.

Рудольфа Вайгля новая власть хотела приручить. Ему было предложено возглавить эпидемиологическую лабораторию в Москве или в Киеве. Но Вайгль отказался покидать Львов. При этом он обещал сделать все возможное для того, чтобы поставить производство вакцины на промышленную основу. Институт исследований сыпного тифа был преобразован в санитарно-бактериологический институт. Его директором был назначен присланный из Москвы специалист – Сергей Терехов, а Рудольф Вайгль получил должность научного руководителя.

В это время над многими сотрудниками Санбакинститута – представителями польской интеллигенции, чья лояльность представлялась советской власти сомнительной – нависла угроза ареста. Однако Вайглю, используя свой авторитет, удалось отстоять коллег, упирая на необходимость их участия в продолжении научной работы.

К июню 1941 года в львовских тюрьмах содержалось более 5000 человек – в основном, это были политические заключенные. С началом немецкого вторжения их было решено эвакуировать вглубь территории СССР, но стремительное наступление вермахта сделало невозможным реализацию этого плана. 25 июня, когда немцы вплотную приблизились к городу, сотрудники НКВД приступили к массовым расстрелам политзаключенных. За три дня во Львове были казнены 4140 человек. Выстрелы и крики жертв заглушали работающими двигателями грузовиков.

30 июня Львов заняли немецкие войска, и кровопролитие продолжилось. В городе произошел страшный еврейский погром. Украинские националисты обвинили евреев в причастности к учиненной советскими властями резне. Сотни частных домов и магазинов были разгромлены. Евреев заставляли откапывать тела убитых заключенных, избивали, унижали, а затем расстреливали. В ходе продолжавшегося три дня погрома были убиты более трех тысяч человек.

Одновременно с этим нацисты приступили к арестам тех представителей польской интеллигенции, которых не тронула советская власть. Главный удар был нанесен по преподавательскому составу львовского университета и других высших учебных заведений. Около 50-ти арестованных профессоров – коллег Рудольфа Вайгля – были расстреляны 4 июля 1941 года.

Спасительная работа на кормлении вшей

Однако самого Вайгля репрессии не затронули. Во-первых, он был необходим нацистам для продолжения работы над вакциной от тифа. Во-вторых, Вайгль был этническим немцем. Поэтому новые власти сразу же предложили ему принять гражданство Третьего рейха. Это открывало перед ним возможность переезда в Берлин и повторного выдвижения на Нобелевскую премию. На это предложение ученый ответил решительным отказом. "Человек раз и навсегда выбирает себе гражданство, — заявил он. – Я свое – польское – уже выбрал".

Львовский санитарно-бактериологический институт был преобразован в филиал Краковского центра исследования вирусов, находившегося в ведении немецкого военного командования. Центр возглавлял полковник вермахта Герман Айер, микробиолог и вирусолог, призванный в армию с началом Второй мировой войны. Он предоставил Вайглю широкую свободу действий. И тот использовал ее не только для продолжения интенсивной научной работы.

Производство вакцины от тифа, налаженное Рудольфом Вайглем, имело одну особенность. Оно было невозможно без участия возбудителей заболевания – платяных вшей. Их требовалось разводить в большом количестве и кормить, до заражения бациллой тифа и после него. Лаборатории Вайгля было необходимо большое количество доноров. К их рукам и ногам крепились миниатюрные контейнеры, наполненные вшами, которые питались человеческой кровью.

Вайгль расширил штат доноров до максимально возможных пределов. На эту работу он нанял польских и еврейских ученых, а также бывших студентов львовского университета, которым угрожала депортация в концлагеря. Все они получили удостоверения сотрудников Центра исследования вирусов, что служило им своеобразной охранной грамотой.

Ежедневно в лабораторию, чтобы кормить вшей, из львовского гетто прибывали выдающийся микробиолог профессор Хенрик Майзель и его жена Поля. Их дочь Фелиция при помощи Рудольфа Вайгля получила работу в университетском ботаническом саду. Еще одним донором был всемирно известный математик Бронислав Кнастер. А в больнице львовского гетто по настоянию Вайгля был создан отдел бактериологических исследований, руководителем которого стал профессор Людвиг Флек. Он принимал участие в работе над созданием вакцины от тифа еще в 20-х годах.

Это – наиболее известные имена еврейских ученых, спасшихся при прямом участии Рудольфа Вайгля. Помимо них, в львовской лаборатории нашли убежище еще множество поляков и евреев. Вайгль просил принять должность донора и профессора Краковского университета Филиппа Айзенберга, известного микробиолога, ученого с мировым именем. Однако тот, уже пожилой человек, не захотел переезжать в Львов. В 1943 году, вместе в другими краковскими евреями, Айзенберг был депортирован в концлагерь Белжец и погиб.

Праведник народов мира

Но Вайгль не только укрывал в своей лаборатории людей, которым грозили аресты и расстрелы – выдающихся математиков, литераторов, социологов. Создаваемая в его лаборатории вакцина тайно переправлялась в львовское и варшавское гетто, где болезнь косила людей сотнями. Только весной 1942 года в Варшаву было доставлено 30 000 комплектов вакцины от тифа. В этой операции принимал участие подпольщик Зигмунт Ритель, член возглавляемой Мордехаем Анилевичем Еврейской боевой организации. Создаваемую в львовском институте вакцину умудрялись переправлять даже в Освенцим.

Невозможно подсчитать, сколько жизней таким образом удалось спасти Рудольфу Вайглю. Неизвестно, кто из спасшихся при помощи вакцины от тифа вышел живым из ада Освенцима и варшавского гетто. Однако в историю навсегда вписаны имена еврейских ученых, сумевших пережить Холокост благодаря работе в львовской лаборатории Вайгля.

Хенрик Майзель в 1943 году был депортирован в Освенцим, но нацистам было важно сохранить ученого в живых. И в лагере смерти он продолжил работать над созданием вакцины от тифа. После войны Майзель стал руководителем иммунологического центра при польском Национальном институте гигиены. Он умер в 1981 году в Варшаве. Людвиг Флек в 1943 году был депортирован в Бухенвальд. В концлагере он также должен был работать над созданием вакцины, но ученый всячески саботировал этот процесс. В марте 1945 года Флеку удалось бежать и скрыться в подполье. После восстановления независимости Польши он возглавил кафедру микробиологии Люблинского университета. В 1957 году Флек приехал в Израиль, и скончался четыре года спустя в Иерусалиме. Бронислав Кнастер после войны стал завкафедрой математики Вроцлавского университета. Он дожил до 1980 года.

Рудольф Вайгль после войны переехал в Краков. Возглавляемый им институт во Львове был закрыт. Вайгль работал сначала в Краковском университете, а затем возглавил кафедру микробиологии при медицинском институте в Познани. На большее ему рассчитывать не приходилось. Тогдашние польские власти смотрели на Вайгля косо, намекая на его сотрудничество с нацистами во время оккупации Львова. Многие его друзья и соратники, и даже Герман Айер, после войны ставший профессором Боннского университета, отвергали эти слухи, защищая доброе имя ученого. Но полностью сделать это удалось годы спустя после смерти Вайгля, который скончался в 1957 году в Закопане. Уже после падения коммунистического режима в Польше его стали называть "львовским Шиндлером". А в 2003 году мемориальный центр "Яд ва-Шем" признал Рудольфа Вайгля праведником народов мира.

Борис Ентин, "Детали". На фото: дети-сироты в Вашавском гетто. Фото: Wikipedia public domain.
На врезке: Рудольф Вайгль в лаборатории в  Львовском университете. Wikipedia public domain.˜

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend