Saturday 25.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Нир Кафри
    Фото: Нир Кафри

    «В золотой клетке». Какими льготами ШАБАС покупает спокойствие палестинских заключенных

    «Загляните в их камеры, вы увидите изысканные обеды, которые они сами себе готовят. Печенье, которое они сами пекут. Бобы, зелень, битую птицу, огромное количество другого мяса, сладости, кока-кола – у них есть все. Телевизор смотрят по спутниковым каналам, занимаются спортом, и тюремное начальство ничего не сделает, не согласовав с ними. Они там – власть».

    На протяжении многих лет в Управлении тюрем (ШАБАС) опровергали все публикации в СМИ о «курортных условиях» для палестинцев, отбывающих срок за преступления в области безопасности. Между тем в частных разговорах сотрудники тюрем, где сидят палестинские заключенные, откровенно рассказывали Walla, что у них нет чувства, что они здесь представляют власть. Все свои шаги они обязаны координировать с палестинскими заключенными.

    После скандального побега террориста Збейди с пятью сообщниками из тюрьмы «Гильбоа» эта «главная тайна» ШАБАСа раскрылась.

    «Загляните в их камеры, вы увидите изысканные обеды, которые они сами себе готовят. Печенье, которое они сами пекут. Вы увидите бобы, зелень, битую птицу, огромное количество другого мяса, которое они получают, сладости, кока-кола – у них есть все, – рассказал на условиях анонимности охранник тюрьмы «Гильбоа». – То, как их кормят в тюрьме, – это так, незначительная добавка к тому, что у них уже есть. Хотя и тюремная столовая у них отдельная, и там все только самое лучшее».

    «Вы увидите телевизор, который они смотрят по спутниковым каналам, – продолжает охранник, – у них есть самый совершенный спортинвентарь для тренировок, Sony PlayStation для развлечений, мобильные телефоны… Невозможно спорить с тем, что есть огромная дискриминация между обычными заключенными и теми, кто отбывает срок за преступления в области безопасности. Но самое главное не это. У них фактически самоуправление. Надзиратели к ним приходят по их приглашению. Мы вообще не знаем, что у них там в камерах происходит».

    По словам этого охранника, почти каждый, кто работал в «отделении безопасности», подтвердит: персонал боится палестинских заключенных. Не раз офицеры-оперативники и даже начальники тюрем уступали им и давали все льготы, которые они требовали.

    Что взамен? Тишина, покой, отсутствие массовых акций. А это уже вопрос политический. Можно вспомнить, какой международный резонанс вызывали голодовки палестинских заключенных.

    Поэтому главный принцип: спокойствие – сейчас. Примером может служить история, которая произошла в июне 2020 года, когда лидеры ХАМАСа в тюрьме «Офер» и руководство ШАБАСа согласовали ряд мер для улучшения условий содержания палестинских заключенных, находящихся в этой тюрьме. Взамен была снята угроза начать санкции и объявить голодовку. Заключенным обещали, в частности, что в тех корпусах тюрьмы, где блокируется сотовая связь, будут установлены телефоны-автоматы. Помимо этого ШАБАС разрешил «авторитетным» заключенным ХАМАСа получить доступ к корпусу несовершеннолетних и тюремных новичков. ХАМАС выставил в качестве аргумента необходимость «помочь новым и молодым заключенным», но некоторые источники утверждают, что организация пытается завербовать их, особенно несовершеннолетних.

    Другой собеседник Walla, который проходил срочную службу в тюрьме «Кциот», рассказал: «Все происходящее там вообще не контролируется. По любой мелочи спор может закончиться словами «позови офицера» или «позвони начальнику тюрьмы». И те дают указания в противоположность тому, что ты требуешь от заключенных, в противоположность инструкции».

    Кульминацией стала история офицера-оперативника в тюрьме «Гильбоа», который по просьбе отбывающего срок в 5-м корпусе тюрьмы террориста Махмуда Аталлы, размещал в его крыле молодых охранниц – чтобы у того была возможность сексуально их домогаться. Ошеломленным охранницам он объяснял, что все делается «в оперативных целях». Об этом знали многие, но молчали «ради тишины». Дело было раскрыто в 2018 году, но следствие не нашло доказательств «преступных намерений» офицера, его просто перевели на другую должность. Судили только заключенного – за домогательства.

    Не раз и не два министры внутренней безопасности задумывались о том, чтобы изменить это «уравнение». Гилад Эрдан в бытность министром даже создал специальный комитет по ухудшению условий для палестинских заключенных в тюрьмах. Результата – ноль. Бывший министр Амир Охана тоже делал много заявлений, но все так и осталось на уровне разговоров, ситуация не изменилась. Палестинские заключенные фактически сами определяют условия, в которых они будут сидеть. И условия эти таковы, что удивительно даже не то, что заключенные сбежали. Удивительно, что сбежали только шестеро террористов, а не гораздо больше.

    Walla, «Детали», В.Н. Фотоиллюстрация: Нир Кафри

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend