Партнёры

В украинских окопах – в кипе и с тфилином: «Это моя страна, и я должен ее защищать»

Ашер Йозеф Черкасский стал уже легендой в Украине. Религиозный иудей родом из Феодосии, бизнесмен, отец троих детей, в 2014 году он отправился на фронт, записавшись в добровольческий батальон (позже – полк) «Днепр-1».  Сейчас, в 2022 году, он вернулся на военную службу из-за угрозы российского вторжения.


Еврей, которого в свое время прозвали из-за огромной бороды «украинским Фиделем Кастро», готовится встать в строй – плечом к плечу с украинцами. «Детали» поговорили с ним о причинах такого выбора и о том, легко ли соблюдать заповеди Торы на фронте.

«Это моя страна, и я должен ее защищать»

«Я поступил точно так же, как в 2014 году, когда уехал из Феодосии и пошел воевать. Причина проста: пока являюсь гражданином Украины, согласно конституции, я обязан защищать ее независимость и территориальную целостность», – говорит Ашер.

«Точно так же, когда я вернусь в Израиль (а евреи «возвращаются» в Израиль, даже если они там ни разу не были), буду занимать такую же позицию. Моя страна – я ее должен защищать. Если будет нужно, я в любой момент соберусь, приеду и буду это делать.

Мама меня в этом всегда поддерживала – к сожалению, в 2015 году ее не стало. Она жила в Феодосии, и я даже не смог приехать похоронить ее».

По понятным причинам мой собеседник больше никогда не возвращался в Феодосию после того, как уехал оттуда в марте 2014 года.

Исход из Крыма

«Уже было все понятно – Крым оккупирован. Полуостров наводнили вооруженные «зеленые человечки» без опознавательных знаков. Когда эти события начались, я пристально за этим следил, очень хотел поехать на Майдан, принять участие», – вспоминает Ашер.

Последней каплей для него стал «референдум» о «присоединении Крыма». В дверь к Ашеру и его пожилой матери постучали. Люди с переносной урной для голосования были очень настойчивы, требуя, чтобы жильцы проголосовали на «референдуме».

«Открыв дверь, я увидел на пороге женщину, державшую в руках мобильную урну для голосования и двух с мужчин, один из которых был одет в казачью форму с заткнутой за голенище нагайкой. Самым противным было то, что именно этого «казака» я прекрасно знал. Он учился на год старше в нашей школе.

– Дина Михайловна дома? – посмотрев в листок, спросила женщина.

– Да.

– Она ведь инвалид? Мы пришли, чтобы она смогла проголосовать.

– Мама не будет голосовать.

– Почему? – от удивления собеседница даже сделала шаг назад.

– Она себя плохо чувствует, у нее очень высокое давление.

– Неужели настолько высокое, что она не может расписаться и поставить галочку?

– Представьте себе. 210 на 140. Она приняла лекарства и уснула.

Услышав, как закрылась дверь, мама позвала к себе.

– Сыночек, дорогой, уезжайте! Ради бога, уезжайте как можно скорее. Ничего хорошего тут не будет. Спасай детей.

– Мама, как же ты? Как же ты останешься тут сама? Я не могу.

– Можешь! Должен!

26 марта 2014 года мы последний раз вместе отметили мамин день рождения, а 27-го рано утром, погрузив, что смогли, и сев в машину, уехали в Днепр».

Вскоре Ашер записался в добровольческий батальон «Днепр-1».

– Вы встречали евреев в боевых частях украинской армии?

– Да. Если и не галахических, то с правом на репатриацию. Некоторые из ребят в моем подразделении знали, что они евреи, а некоторые даже и не знали. Доходило до смешного. Один парень сказал: «Я ощущаю свою близость с еврейским народом, но я ведь не еврей – у меня мама еврейка, а папа нет». То есть он даже не понимал, что он стопроцентный галахический еврей. К сожалению, потом он погиб под Иловайском. Его задавили россияне бэтээром.

Об отцах и детях

«Мы были в Песках, нас на позиции было девять человек. От нашей позиции до противника было 200 метров. Обстрелы начинались утром и заканчивались к 12 ночи, то есть на тебя весь день летела стена железа. Я был пулеметчиком, а помогал мне заряжающий, молодой, ему был 21 год. И был среди нас еще один парень такого же возраста. А мне на тот момент было 44 года. То есть по возрасту они годились мне в сыновья. И вот я с ними – в одном окопе.

Так вот: у меня есть четкая позиция, так меня воспитали родители. Отец должен защищать своих детей, свою семью, свой дом, свою страну».

О кашруте в полевых условиях

«Когда человек находится на войне, у него есть послабление в вопросах шаббата, кашрута и так далее. Я питался консервами – рыбой в масле, крупами – фактически это был кашрут. В любых условиях человек может постараться себе это обеспечить», – рассказывает Ашер.

Судный день в окопе

«В 2014 году я как раз на Рош ха-Шана был на передовой и Судный день встретил тоже в окопе. Когда идет бой, о чем может быть речь? Я исполняю свой долг перед страной, защищаю ее. Я не могу сказать: ребята, извините, у меня Йом Кипур, вы тут повоюйте, а я буду молиться в это время. Я не могу сказать врагу, чтобы он не стрелял, потому что я не должен нарушить Субботу.

Нет – я был за пулеметом, провел с оружием и эти дни, и Десять дней раскаяния, и многие шаббаты. Оттого что во время войны я защищаю свою страну и при этом не исполняю какие-то заповеди, моя вера и мои отношения со Всевышним никоим образом не страдают. Я защищаю жизнь. Как полицейские или врачи скорой помощи».

С антисемитизмом, по его словам, Ашер в украинской армии не сталкивался. С ним в одном полку служили и татары-мусульмане, отношения складывались хорошо. «Они здоровались со мной полушутя «Шалом алейхем», я им в ответ – «Ва алейкум ассалям». Сослуживцы понимали, что мне надо молиться, соблюдать кашрут. Из уважения они старались при мне не есть и не готовить свинины. Отдыхали, когда я уезжал», – улыбается он.

Фото из личного архива Ашера Йозефа Черкасского

«Всевышний уберег»

В 2014 году Ашер Йосеф Черкасский воевал в самых горячих точках: защищал поселок Пески рядом с Донецким аэропортом, участвовал в операции, обеспечивающей отход украинских войск из окружения под Иловайском.

Фото Ашера – с огромной седой бородой и с кистями цицит – облетели многие украинские и израильские медиа. Он был контужен в бою: граната разорвалась у него над головой. Ашер говорит, что в тот момент его уберег от смерти Всевышний – однако позже ему все же пришлось лечь в больницу из-за последствий контузии.

После демобилизации он был избран депутатом городского совета Днепра (бывший Днепропетровск) 7-го созыва. Работает заместителем директора горнодобывающей компании ООО «Велта Холдинг».

Когда его каденция на депутатском посту закончилась, Ашер в 2021 году заключил контракт и вернулся на военную службу. Он стал офицером отделения коммуникации управления штаба Днепропетровской бригады территориальной обороны. Бригады территориальной обороны – это часть вооруженных сил Украины, куда может записаться любой гражданин от 18 до 60 лет. Подписывая контракт, он становится либо военнослужащим резерва, либо действующим военнослужащим.

В бригаде Ашер Йосеф Черкасский отвечает за связи с общественностью.

«Мои функции – морально-психологическое обеспечение, связи с государственными органами, органами самоуправления, СМИ. Моя задача – донести до людей, что в Украине формируется новый род войск: территориальная оборона. Успокоить людей, объяснить им, что у нас есть серьезная армия, способная защитить население».

Я спрашиваю его, как жители Днепра, евреи и украинцы, реагируют на угрозу? Ашер отвечает: многие не верят, что будет война.

«Я крайне редко сейчас бываю в украинской еврейской общине, поэтому не могу говорить за всех людей. Вижу, что люди живут обычной жизнью, ходят на молитвы, соблюдают шаббат. Нет никакого ажиотажа. На эмоциональном уровне кто-то переживает, а кто-то абсолютно спокоен. Кто-то из бизнесменов выводит свои деньги за границу, а кто-то – нет.

Но я хочу подчеркнуть вот что. Как в еврейской общине люди реагируют по-разному, так и в украинском обществе есть разные мнения. Но большинство граждан Украины — любой национальности — готовы с оружием в руках защищать свою страну. Они очень интересуются возможностью вступить в подразделения территориальной обороны. И молодые, и старики, и женщины. Здесь «русский мир» не нужен никому».

«Если не брать военную ситуацию – жизнь продолжается, – говорит в завершение разговора Ашер Йозеф Черкасский.– Город обновляется, строится метро, идут реконструкции – благодаря активности мэра Бориса Филатова. У нас здесь построен самый крупный в мире еврейский центр «Менора», приезжайте в гости».

Дарья Гершберг, «Детали». Фото из личного архива Ашера Йозефа Черкасского √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ