Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    При такой охране в тюрьме «Гильбоа» странно, что не сбежали все заключенные

    Сегодня, 24 ноября, начальник тюрьмы «Гильбоа» полковник тюремной службы Фредди Бен-Шитрит дал показания перед правительственной комиссией, расследующей обстоятельства побега заключенных террористов из его тюрьмы.


    Бен-Шитрит, пятый свидетель, представший перед комиссией, сказал, что глава тюремного управления (ШАБАС) Кэти Пери сразу, еще до расследования, назначила его главным виновным в побеге и серьезным провале. По его оценке, это произошло из-за того, что на нее саму было оказано давление, чтобы она ушла в отставку.

    В окружении Бен-Шитрита обвиняли Пери в том, что руководство ШАБАС не обеспечило тюрьму «Гильбоа» мерами, необходимыми для охраны и предотвращения побега заключенных. Пери обратилась к министру внутренней безопасности Омеру Бар-Леву и попросила отстранить Бен-Шитрита от занимаемой должности сразу после побега, но юридический советник правительства Авихай Мандельблит разъяснил, что никакие меры не могут быть приняты против кого-либо из участников дела, пока работа комиссии по расследованию не будет завершена.

    Бен-Шитрит, который был начальником тюрьмы «Гильбоа» с конца 2020 года, рассказал членам комиссии о проверках, которые проводят охранники для поиска пустот под тюремными камерами, которые можно было бы использовать для побега.


    «Проверки заключаются в том, что тюремщик стучит резиновым молотком и прислушивается. Это очень похоже на то, как вы выбираете при покупке арбуз, – рассказал он. – Нет никаких технологических устройств, кроме молотка».

    Бен-Шитрит показал, что в декабре 2020 года заместитель начальника тюрьмы подал в окружное управление ШАБАСа запрос на проведение инспекции и поиска пустот, но запрос не был удовлетворен. Он добавил, что ему сказали, что такая проверка будет включена в бюджет «только при наличии разведывательной информации, указывающей на подкоп или попытку побега».

    Бен-Шитрит сказал, что по периметру тюрьмы имеется шесть сторожевых вышек, но отметил, что «на практике, когда я вступил в должность, для них было только две ставки охранников,  укомплектованные персоналом». По его словам, после вступления в должность он посадил охранника на третью вышку и сообщил командующему округом о своем желании немедленно укомплектовать как минимум еще одну вышку.

    «Если бы у меня был персонал, я бы посадил людей на все вышки, но план охраны тюрьмы основан на двух вышках», – добавил полковник. Он отметил, что только после побега все шесть вышек были укомплектованы.

    Бен-Шитрит процитировал слова командующего северным округом ШАБАСа Арика Яакова: «Нехватка кадров ощущается во всех подразделениях округа». По словам Бен-Шитрита, в то же время,  примерно за четыре месяца до побега, Яаков проинформировал сотрудников о своем решении отменить третью сторожевую вышку в тюрьме «Гильбоа». Эта именно та вышка, под которой был выход из туннеля, вырытого заключенными.

    Бен-Шитрит, который на своей предыдущей должности был помощником исполняющего обязанности начальника ШАБАСа, показал, выступая перед комиссией, что он не мог решать вопросы обеспечения охраны в тюрьме, потому что бюджет на это не находился под его контролем.


    «Любая бюджетная потребность и любой оперативный запрос в отношении охраны требует одобрения округа или центрального управления, – сказал он. – Во всем, что связано с безопасностью и охраной, я обращаюсь в письменной форме на более высокий уровень. У меня нет полномочий использовать бюджет для охраны, включая замки для камер».

    Бен-Шитрит добавил, что в тюрьме постоянная нехватка охранников, отчасти из-за переброски персонала в центральный округ. «Тюрьмы работают при нехватке персонала. Есть красная черта с точки зрения кадров... Когда я вступил в должность, красная черта в тюрьме «Гильбоа» составляла 38 сотрудников. Мы столкнулись с серьезной проблемой охраны в феврале 2021 года», – сказал он.

    Он добавил, что в июле, примерно за два месяца до побега заключенных, он хотел добавить 35 ставок охранников, но отдел планирования ШАБАСа приказал, напротив, сократить пять ставок. На вопрос председателя комиссии, что он сделал с связи с этим, Бен-Шитрит ответил: «Я не был готов принять этот приказ и обратился к командующему округом».


    О качестве кадрового состава говорит тот факт, что, по словам  Бен Шитрита, надзирательница в крыле, из которого бежали заключенные, сообщила, что видит их в камере «даже через полтора часа после побега». Бен-Шитрит рассказал, что эта надзирательница «впервые осознала, что есть побег, когда включили сирену».

    Бен-Шитрит также рассказал о системе камер слежения в тюрьме и сказал: «Есть около сотни экранов, на которых происходящее транслируется в одну комнату... это неправильно. Если бы были умные камеры, они бы нас предупредили».

    Йегошуа (Джош) Брейнер, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Sebastian Scheiner˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend