Saturday 18.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Оливье Фитуси
    Фото: Оливье Фитуси

    В следующей войне мы увидим ущербность новой модели ЦАХАЛа

    Новая модель кадровой службы, которая вступила в силу в 2016 году, заменив действующую на протяжении многих лет прежнюю модель, не просто вредит качеству офицерского состава ЦАХАЛа, но и тянет армию назад во всех отношениях, наносит ей непоправимый ущерб, который придется расхлебывать будущим поколениям.

    Но даже сегодня можно уже видеть первые признаки надвигающейся катастрофы, чьи масштабы станут ясны через несколько лет или, возможно, уже во время очередной войны.

    Что же такое, эта новая модель кадровой службы? Офицер, которому исполнился 21 год и который решил посвятить свою жизнь военной карьере, должен пройти через два этапа, чтобы закрепиться в кадровом составе.

    Первый этап – в 28 лет. После семи лет службы в кадрах, в случае, если ему к этому времени не будет присвоено звание майора, он должен быть уволен из рядов ЦАХАЛа. И второй этап – вновь через семь лет, когда ему уже исполняется 35. А здесь перед ним три возможности: повышение в звании до подполковника, продолжение службы в звании «старшего майора» («рав серен бахир») или увольнение из рядов ЦАХАЛа.

    В результате лишь один офицер из 11, оставшихся в возрасте 21 года на кадровую службу, остается в армии до 42 лет – то есть, возраста, когда он может получить разрешение демобилизоваться, получив «временную» пенсию.

    Почему же новая модель кадровой службы наносит столь серьезный урон? Я попытаюсь рассказать о причинах и последствиях:

    - Модель - количественная, а не качественная. Другими словами, каждый год составляется список майоров, которым предстоит выйти на пенсию - из числа тех, кому в этом году исполняется 35 лет.

    Даже если все офицеры – кандидаты на увольнение - зарекомендовали себя с самой лучшей стороны, многие из них окажутся вне рамок армейской службы. В то же время другие майоры, которым больше 35 лет или меньше, но которые отнюдь не проявили себя или даже не справляются со своими обязанностями, смогут продолжить службу в ЦАХАЛе.

    Хотя модель вступила в силу в 2016 году, будучи оформлена законодательным путем, ЦАХАЛ должным образом не подготовился к ее реализации. Не было проведено никакой подготовительной работы по определению четких критериев отбора майоров, достигающих второго этапа, и особенно тех, кто соответствует стандарту так называемого «старшего майора» - для них нет соответствующего списка должностей, с ними не обсуждаются вопросы дальнейшего трудоустройства, продвижения по службе и построения карьеры.

    Первый масштабный отбор в 2021 году, в результате которого были уволены многие профессиональные офицеры, характеризовался отсутствием четких и прозрачных параметров, решения принимались келейно и совершенно неясно, на каком основании они вообще были приняты.

    Сбой в процессе принятия решений, касающихся второго этапа, привел к конфликту интересов, к доминированию сторонних соображений, манипуляциям и различным недобросовестным «комбинациям».

    И получалось так, что предпочтение отдавалось офицерам со связями – в ущерб общему качеству личного состава, продолжающего службу. А многие опытные офицеры, не дожидаясь сортировок, начинают добиваться выхода на «временную» пенсию, чтобы искать применения своим способностями и умению на «гражданке».

    - Гонка за званием. Чтобы к 28 годам попытаться побороться за майорское звание, пройти первый этап, а затем уже двигаться в направлении второго этапа, офицеры занимают ту или иную должность весьма непродолжительное время (принято пройти не менее трех служебных должностей).

    Другими словами, они еще не успели освоиться со своей новой ролью, а уже меняют ее на другую – и это самым негативным образом сказывается на подразделении, где эти люди служат и, уж тем более, когда им руководят. За короткий период вряд ли можно набраться опыта, усвоить уроки предшественников, сделать выводы из допущенных ошибок. Страдает профессионализм, и когда подразделение переходит от одного командира к другому очень быстро, то нет должной преемственности.

    Офицеры озабочены новыми должностными обязанностями, еще находясь в предыдущей должности, чтобы не терять время. Поощряется гонка за званиями – в ущерб профессиональной составляющей офицеров, в ущерб боеготовности подразделений. В армии присутствует поколение, не знающее, как правильно готовить солдат к войне.

    - Лучшие офицеры не остаются на службе. Многие из высококвалифицированных офицеров не хотят оставаться в ЦАХАЛе, потому что его организационная, управленческая и лидерская культура прогнила.

    Вместо того, чтобы армия, подобно магниту, притягивала лучших, а служба в ней считалась благом, мы все чаще и чаще слышим слова осуждения в адрес ЦАХАЛа. Офицеры-профессионалы не находят применения своим возможностям в такой организации, где не различают плохое и хорошее, где отсутствуют стандарты выполнения задач, а каждый командир ведет себя так, как считает нужным.

    К этой гнилой культуре добавляются неуверенность в выполняемой работе, ее ненадежность и потеря чувства важности миссии. Не все в ЦАХАЛе заняты в подразделении 8200, чьих сотрудников с руками и ногами готовы расхватать на гражданском рынке.

    Высококвалифицированные офицеры, занимающие различные должности, в особенности боевые, не имеют какой-либо гражданской специальности, и служат они, руководствуясь исключительно важностью выполняемой ими миссии. Но когда им исполнится 35 лет, они вынуждены будут демобилизоваться – потому что они не прошли второй этап, хотя и зарекомендовали себя как профессионалы. А очутившись на «гражданке» эти люди практически должны начать жизнь с нуля, в отличие от их преуспевающих сверстников, успевших сделать карьеру. Демобилизовавшимся намного сложнее адаптироваться к гражданской жизни, найти работу, и, таким образом, получается, что они потеряли четырнадцать лет.

    Это одна из основных причин, по которым высококлассные офицеры не готовы делать военную карьеру. Ну а те, кто остаются на службе, как правило, не блещут талантами; но они тоже понимают, что им надо готовиться к устройству в гражданской жизни – и прибегают, к примеру, к такому способу как учеба без отрыва от производства, что, безусловно, сказывается в худшую сторону на их повседневной деятельности.

    Несмотря на утвержденные пенсионные надбавки от начальника генштаба, армия лишена возможности набрать высококвалифицированных офицеров для кадровой службы. Они уходят или демобилизуются в середине своей карьеры, и потому миллиарды шекелей выбрасываются зря. Надбавка от начальника генштаба имела бы определяющее значение, если могла удержать высококвалифицированных офицеров на протяжении всей их службы.

    В ближайшие годы из армии будут уволены сотни майоров, многие из которых высококлассные специалисты, с уникальным опытом и знаниями,   потому что они не получат нового звания (должностей подполковников на всех не хватит).

    В последние годы из-за новой модели и прогнившей организационной культуры начался массовый исход из армии офицеров-профессионалов. Ущерб будет огромен. А кто останется? Люди со средними способностями и ниже. Эта тенденция вызывает серьезное беспокойство и чревата кошмарными последствиями для будущего ЦАХАЛа. Нужно пересмотреть модель кадровой службы, и чем скорее – тем лучше.

    Ицхак Брик, «ХаАрец», М.К. На снимке: Ицхак Брик. Фото: Оливье Фитуси

    Автор – генерал-майор резерва, командовал дивизией и корпусом, в течение десяти лет был уполномоченным по обращениям солдат

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend