Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mikhail Metzel
    AP Photo/Mikhail Metzel

    В путинской России есть демократы, но нет демократии

    «Возможна ли все еще свобода слова в России?» – общественная конференция под таким названием прошла 20 октября в зале мэрии Парижа. Ее приурочили к двум знаковым событиям: 15-летию со дня убийства Анны Политковской и присуждению Нобелевской премии редактору «Независимой газеты» Дмитрию Муратову. Организаторы, естественно, не могли предположить, что в этот же день политзаключенный Алексей Навальный станет лауреатом премии имени Сахарова.


    Закрыть такое «независимое СМИ» можно за две минуты – но власти это не нужно

    «Было бы странно делать вид, что в России существует какое-либо независимое СМИ, символ свободы прессы, – сказал в интервью «Деталям» Федор Крашенинников, журналист и публицист, отвечающий в команде Алексея Навального за координацию политических проектов для соотечественников за рубежом. – По сути, и «Новая газета», и «Эхо Москвы» – это системные медиа. Если бы власть хотела их уничтожить, уже давно бы все их сотрудники сидели по тюрьмам. Раз этого не происходит, очевидно, в этом есть смысл: чтобы в Париже, например, люди говорили: «Нет, Путин не такой уж страшный тиран, как вы рассказываете, ведь в России вещает независимое «Эхо Москвы» и выходит «Новая газета»!» Я с этим сталкивался уже неоднократно, поэтому отношусь к этому без восторга. И не потому, что мне не нравится Муратов или кто-то еще».

    Крашенинников прибыл в Париж на встречу с журналистами, организованную 20 октября правозащитными организациями «Международная амнистия» и «Репортеры без границ», французской ассоциацией «Россия – свобода» и издательством Les Petits Matins. Поводом стал выход книги «Они позволяют жить журналистике в России» с краткими биографическими портретами 15 независимых российских журналистов.


    По мнению Крашенинникова, факт присуждения премии не сделает Муратова лидером оппозиции. Сам Крашенников называет себя политическим иммигрантом: он был вынужден год назад уехать из России в Литву. «Я еще хорошо отделался, – рассказывает он. – У меня было два интернет-агентства, они и сейчас действуют – только без меня и уже совсем другие. Зачистка информационного поля в России произведена довольно качественно. Основательно».

    – Не только в Москве и в Питере, но и по регионам?

    – В Москве и в Питере — в последнюю очередь. Это шло по всей России. Просто в Москве и в Питере слой «жирный», тут прессу как ни уничтожай, она все равно прорастает. А в регионах все довольно просто: достаточно уничтожить одно, два или три медиа, чтобы все затихло.

    – Зарубежные СМИ писали о намерении российских властей ограничить свободу Анастасии Васильевой, главе профсоюза «Альянс врачей».

    – Ее заставили отречься от Навального. У нее дети. Насколько я понимаю, ей угрожали наказаниями. Мы просто видим, как работает эта система. Как с Романом Протасевичем (журналист, захваченный белорусскими властями. – Прим. «Деталей»): человек начинает говорить какие-то вещи, которые потом преподносятся как раскаяние. На самом деле все происходит под давлением.

    – Вы продолжаете журналистскую работу?


    – Я в иммиграции с прошлого августа, продолжаю писать и выступать. Писал в Republic.ru, но сайт объявили иностранным агентом, хотя по сути это просто сборник колонок, живущий на деньги подписчиков. Какой следующий шаг? Объявят иностранными агентами всех его авторов? Чем это кончится для меня, я не очень понимаю. Я не живу в России и не являюсь налоговым резидентом России – но и не беженец, просто нахожусь за границей. Я работаю на Deutsche Welle. Признают ли их инагентом – и меня за то, что работаю у них? Не знаю.

    Но такова жизнь российских журналистов. Она совсем не выглядит так, будто они приходят в редакцию в центре Москвы, кого-то разоблачают, публикуют статьи и потом за это получают премии. Это – исключение из правил. Это не вина журналистов, упаси боже! Они молодцы. Просто система так построена, в ней – «Эхо Москвы», где есть хорошие ребята, но есть и абсолютные подонки, озвучивающие человеконенавистнические идеи. И там помимо того, что дают эфир нормальным людям, есть и довольно большой объем очень странных людей. А про поведение самого Венедиктова (главный редактор «Эха Москвы». – Прим. «Деталей») вообще уже очень сложно что-либо говорить, после того как он фактически работал на власть не стесняясь. Закрыть радиостанцию – пара пустяков, но зачем ее закрывать?

    Власти России заняты пересмотром одного из важнейших итогов Второй мировой войны


    Александр Черкасов, председатель совета правозащитного центра «Мемориал», в интервью «Деталям» назвал конференцию в Париже хорошим поводом поговорить о ситуации, когда весь мир отброшен на несколько десятилетий назад в вопросах закрытости границ, общения, переосмысления ценности прав человека.

    – После ухода американцев из Афганистана много говорят о том, что идея нести какие-либо ценности в другие страны порочна, по сути дела, отрицая универсальную ценность прав человека. Это, между прочим, пересмотр итогов Второй мировой войны, которая признала универсальность и важность этих прав для сохранения мира! – говорит Черкасов. – Потому что государство, грубо и массово нарушающее права человека внутри своих границ, неизбежно становится угрозой безопасности всего мира.

    Именно эта ревизия миропонимания теперь активно продвигается российским руководством. Разумеется, все это ерунда и, разумеется, права человека не есть принесенная откуда-то идея. Наоборот – это идея Сахарова, это вполне русская идея, именно за это вынуждены бороться сейчас в России журналисты и активисты.

    – Складывается впечатление, что таких людей остается все меньше, что в последние месяцы задавили уже почти всех.

    – Они пытаются. И сегодня мы видим Елену Милашину (журналистка «Новой газеты». – Прим. «Деталей»), которая не согласна с тем, что идея прав чужда для Чечни. Вы бы видели, как она в Чечне гоняла судебных приставов! Другой пример – активисты, участвовавшие в предвыборной кампании в Госдуму. Можно сказать, что выборы не настоящие. Да, в итоге мы получили результаты, мягко говоря, отличающиеся от голосования. Но сама кампания для многих была вполне настоящей. Например, Михаил Лобанов, член профсоюза университетской солидарности, много делающий для защиты прав преподавателей и студентов, не прошел в Госдуму. Но сама его предвыборная кампания, как и вся организация, – хороший пример и сегодня, и на будущее».

    – То есть в России есть демократы – но не демократия?

    – Есть люди, которые продолжают все эти годы отстаивать демократические идеалы. Это становится все труднее делать, но хоронить нас, в том числе и «Мемориал», еще рано. Закон об иностранных агентах был принят девять лет назад. И уже тогда говорили – все, нужно закрываться. Но раз сейчас на нас сначала приходится организовывать налеты каких-то гопников, а потом по их следам – налеты полиции, значит, мы еще живы. Еще не совсем умерли.

    Наталья Каневская, «Детали». √ На фото: главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов и оппозиционер Борис Немцов, AP Photo/Mikhail Metzel

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend