Wednesday 20.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    В просьбе о предоставлении убежища – отказать!

    Управление иммиграции и народонаселения не рассматривало или отклонило без тщательного рассмотрения 99,7 процента всех просьб о предоставлении убежища в период с 2011 по 2019 годы. Это следует из официальных данных, переданных в результате запросов в рамках закона о свободе информации и ходатайств в суд, из Управления – ХИАСу, израильскому филиалу международной еврейской организации, занимающейся вопросами беженцев и мигрантов.


    Согласно отчету на эту тему, преданному гласности, из 64 542 заявлений о предоставлении убежища, поданных в Управление в период с 2011 по 2019 годы, лишь 39 обращений были приняты к рассмотрению (0,06 процента). Кроме того, только 0,2 процента заявлений были отклонены после прохождения процедуры в полном объеме в соответствии с правилами Управления, включая рассмотрение в консультативной комиссии по делам беженцев.

    Около 11 процентов обращений были отклонены сразу, то есть в процессе специальной процедуры, включающей в себя краткое собеседование, и без рассмотрения просьбы в консультативной комиссии. Большинство заявлений было отклонено без аргументов, говоря языком властей, «за отсутствием оснований». Еще 6 процентов заявок были отклонены в рамках сокращенной процедуры, которая также не включает рассмотрение комиссией, 20 процентов дел было закрыто из-за отъезда заявителя из страны или по причине «отсутствия сотрудничества»; 54 процента обращений до сих пор ждут ответа. Еще 9 процентов, в основном связанные с просьбами о предоставления убежища гражданам Украины и Грузии, были отклонены в рамках отдельной сокращенной процедуры.

    Тот факт, что просьбы отклоняются в ускоренном порядке, уже подвергался критике в судах, несколько раз принимавших постановление, что обращения могут отклоняться полностью и бесповоротно лишь в крайних и исключительных ситуациях. Бывший госконтролер Йосеф Шапира также подверг критике сокращенные процедуры рассмотрения. В своем отчете, опубликованном в мае 2018 года, он написал, что Управление  иммиграции и народонаселения «нарушило принцип справедливости, отклонив ходатайства о предоставлении убежища, просрочив их рассмотрение».


    Еще один неприятный вывод заключается в том, что МВД, которое в июле прошлого года обязалось пересмотреть 13 тысяч обращений от беженцев Эритреи о предоставлении убежища, на практике обсудило всего 32 просьбы и приняло решение по 21 делу. В 9 случаях консультативная комиссия, рассматривающая заявления, дала положительную рекомендацию о предоставлении статуса беженца, но конечное решение зависит от одобрения министра внутренних дел.

    В прошлом году МВД установило новые критерии для рассмотрения ходатайств о предоставлении убежища эритрейцам, которые дезертировали из армии своей страны или уклонились от мобилизации. Это произошло после того, как около двух лет назад апелляционный суд Иерусалима постановил, что в случае, если человек сбежал во время прохождения воинской службы, это может считаться причиной для предоставления статуса беженца. Теперь выясняется, что заявления обрабатываются в том порядке, в котором они были поданы, и на данный момент МВД все еще занято теми, кто подал заявления о предоставлении убежища в начале 2014 года.

    Это далеко не единственный недочет. ХИАС также проверил, были ли устранены недостатки, указанные предыдущим госконтролером. Среди прочего, Шапира отметил, что имели место значительные задержки по времени с обработкой поданных заявлений, и сам процесс работы с просителями убежища проходит из рук вон плохо. По словам госконтролера, результаты аудиторской проверки требуют, чтобы министр внутренних дел и Управление иммиграции и народонаселения сделали все возможное для формирования профессиональной инфраструктуры, необходимой для эффективной обработки обращений – таким образом, чтобы обеспечить защиту прав заявителей.

    Однако, как следует из нового отчета, недостатки не только не устранили, но и приумножили; более того, Управление рассмотрело меньшее количество обращений, с меньшим персоналом, затратив на это намного больше времени. Хотя в документе, подготовленном госконтролером, говорится, что процент тех, кто в результате рассмотрения обращения получал статус беженца, составлял 0,09 процента, сейчас в среднем он составляет 0,06 процента. Кроме того, дольше стали обрабатываться и поступающие обращения. В уже упоминавшемся отчете госконтролера утверждается, что этот показатель составляет 8,5 месяцев, однако заявители, обратившиеся в МВД с просьбой о предоставлении убежища в 2019 году, ждали ответа 28 месяцев. Для сравнения, в отчете госконтролера говорится, что на 7 486 запросов более двух лет не поступало никакой реакции — однако на сегодняшний день этот показатель вырос до 19 518 запросов.

    В то же время сократилось количество сотрудников, работающих с заявлениями, и произошло это задолго до кризиса, вызванного коронавирусом. Согласно данным госконтролера, было заполнено лишь 48 из 60 ставок, закрепленных за отделом, который занимается беженцами. В этом отделе, по состоянию на 2019 год, всего 33 человека, ведущих собеседование с просителями убежища, самый низкий показатель, начиная с 2012 года, то есть с того времени, когда началось рассмотрение обращений.

    Адвокат Нимрод Авигаль, вице-президент ХИАС в Израиле, заявил, что существующая процедура не гарантирует соискателям убежище соблюдения их базовых прав.


    «Граждане Судана и Эритреи, просители убежища, игнорируются, большинство из них государство считает нелегалами, незаконно проникшими на территорию нашей страны. Оно вкладывает огромные ресурсы, чтобы отказать им в просьбе о предоставлении убежища, вместо того, чтобы соблюдать базовые принципы, принятые в цивилизованном сообществе, – подчеркнул Авигаль. – Принимая в свое время активное участие в разработке конвенции о статусе беженцев, подписанной на фоне недавно завершившейся Второй мировой войны, наше государство не отказывается от своего обязательства принимать беженцев, но де-факто лишает их базисных прав, не выясняя, кто может считаться беженцем, а кто — нет».

    По его словам, «в нынешнем году это упущение дорого обошлось»; когда рынок труда рухнул из-за введенных ограничений, многие соискатели убежища потеряли работу. «Не имея прав на пособие по безработице, медицинское страхование или пособие на ребенка, они остались без какой-либо системы защиты, без каких-либо льгот, на которых имели право как беженцы. Эту цену по умолчанию для государства платят в первую очередь просители убежища, но ее платим также и мы все, как израильское общество», — констатирует Авигаль.

    В Израиле насчитывается около 31 тысячи просителей убежища из Судана и Эритреи — те, кто находится в стране на законных основаниях, в соответствие с временной политикой «недопустимости высылки», согласно конвенции ООН о статусе беженцев. Эта конвенция предусматривает, что человека нельзя возвратить туда, где его жизни или свободе угрожает опасность. В соответствии с той же конвенций просители убежища обладают сертификатом, дающим им право на трудоустройство, но не пользуются медицинскими и социальными правами.


    Управление иммиграции и народонаселения никак не отреагировало на данную публикацию.

    Ли Ярон, «ХаАрец», М.К. Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend