Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    В поисках старых границ Ближнего Востока

    После окончания Первой мировой войны, в апреле 1920 года, в итальянском городе Сан-Ремо была проведена конференция, на которой решалось, как разделить территории бывшей Османской империи между победителями. Среди делегатов были премьер-министры Великобритании, Франции, Италии и Греции, а также представители Японии и Бельгии.


    Участники конференции решили дать Британии мандат на управление Палестиной. Соглашение также включало в себя Трансиорданию - территорию к востоку от реки Иордан, которая в 1946 году превратилась в хашимитское королевство Трансиордания. Декларация Бальфура 1917 года, которая включала в себя обязательство Британии поддержать еврейский национальный очаг в Палестине, тоже была включена в резолюции конференции Сан-Ремо. Франция же должна была управлять Сирией и Ливаном.

    Для англичан определение границы стало значительным улучшением более общего плана, первоначально разработанного во время Первой мировой войны в рамках соглашения Сайкса-Пико между Великобританией и Францией.

    Линия разграничения между британским мандатом в Палестине и французским мандатом в Сирии и Ливане, в соответствии с подписанным 23 декабря 1920 года соглашением, проходила от Рош ха-Никра до реки Ярмук. Таким образом, река Дан - приток Иордана в Палестине, а также Хермон и Баниас отстались за ее пределами. Под контролем Франции оказались также большая часть Голанских высот и более половины территории озера Кинерет. Хотя границу утвердили, ее не отметили ни на одной карте.


    В 1923 году подполковник британской армии С. Ф. Ньюкомб и французский лейтенант Н. Полет занялись выполнением соглашения. Ньюкомб предложил внести изменения в границу, которая в противном случае разделила бы земли, контролируемые эмиром Махмудом эль-Фауром – главой бедуинского племени. Он предложил передать землю эмира Сирии и вместо этого провести границу через нижнюю часть Голан, к востоку от реки Иордан, чтобы все озеро Кинерет перешло под власть британского мандата, с чем французы согласились. Развалины летнего дворца эмира Фаура до сих пор видны на перекрестке Ха-Эмир. А его зимний дворец превратился в столовую гостиницы «Ха-гошрим».

    Совместная британско-французская делегация обозначила границу, которая была согласована в июне 1921 года, для чего были временно насыпаны небольшие каменные курганы, числом 71. Впоследствии они были заменены каменными колоннами, на поиски которых и отправилась небольшая экспедиция газеты «ХаАрец».

    Разметка империи

    Нам удалось найти несколько таких пограничных столбов. Считается, что их изготовили заключенные тюрьмы Акко. Так это или нет, сегодня трудно сказать, однако по виду столбов можно заключить, что те, кто их изготовил, душу в них не вкладывали.

    Пограничный столб № 71 расположен в нескольких сотнях метров к северу от нынешней иорданской границы – самый южный из них. А столб №1 – на берегу Средиземного моря, в Рош ха-Никра.

    Линия более или менее следует за нынешней границей с Ливаном. Она поворачивает на север около кибуца Малкия, обходит вокруг Метулы, продолжается на восток в направлении Баниаса, а затем идет на юг вдоль Голанских высот к горячим источникам Хамат Гадер и проходит недалеко от северной оконечности озера Кинерет, так что оно остается на контролируемой англичанами территорию. Затем граница карабкается на Голаны, откуда открывается прекрасный вид на Кинерет, и завершается у пограничного столба № 71.


    Когда была установлена граница, на Голанских высотах не было ни одной мины. Сегодня это не так - пять столбов из тех, что мы обнаружили, окружены минными полями, хотя нынешняя граница между Израилем и Сирией находится на расстоянии нескольких километров.

    Вторым столбом, который мы нашли, был № 70, расположенный рядом с забором вокруг минного поля, в километре к северо-западу от пограничного столба № 71 и в километре к северу от Ярмука - притока реки Иордан и границы с Иорданией. Третий столб, под номером 51, лежал в воде у моста Пкак, неподалеку от развалин древней мельницы – и в метре от минного поля. Столб №48 мы видели только в бинокль – он находился на холме возле бывшего сирийскго форпоста и был окружен очередным минным полем.

    Имеют ли эти старые пограничные столбы какое-либо значение? Едва ли. Вернется ли граница к линиям, установленным Ньюкомбом и Полетом столетие назад? Скорее всего, нет. И все же в стране, у которой нет четких границ с соседями, бывает полезно вспомнить, что когда-то у нее были признанные международные границы – пусть даже сегодня английский и французский языки редко звучат по обе ее стороны.


    Моше Гилад, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

    Фото автора

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend