Tuesday 22.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: APPC
    Фото: APPC

    Евреи Парижа поссорились из-за синагоги

    «Если суд не примет нашу апелляцию, то здание, представляющее историческую и архитектурную ценность, просто исчезнет», – сказала «Деталям» Эва Кунце, глава АРРС – еврейской ассоциации, которая уже несколько лет пытается отстоять сохранность синагоги на улице Коперника в Париже. Для этого APPC подала апелляцию в парижский суд по административным делам, опротестовав отказ государства присвоить этой синагоге статус исторического памятника.

    Снести старую синагогу, чтобы на ее месте построить новую, решил 5 лет назад Жан-Франсуа Бенсахель, президент ULIF (Union Libérale Israélite de France – Еврейский либеральный союз Франции). Новый проект оценили в 25 млн евро, но до сих пор неясно, как он будет финансироваться, да и другие детали не разглашались. Это возмутило прихожан, которые создали APPC, инициировали петицию за сохранение здания и собрали под ней около 11 тысяч подписей. В защиту синагоги высказались также известные журналисты, архитекторы, деятели культуры.

    Но власти Парижа не горят желанием вмешиваться в этот «сугубо еврейский спор» и предлагают руководству АРРС договариваться с руководством ULIF напрямую.

    Как утверждает Ирина Цытович, преподаватель Национального института восточных языков и цивилизации (INALCO), синагога, расположенная в 16-м округе Парижа, на улице Коперника, 24 – это жемчужина архитектурного стиля ар-деко, старейшая реформистская синагога Франции. Она была введена в строй между 1921 и 1923 годами и пережила два трагических события: в 1941 году – авианалет, в 1980 году – теракт. На исходе субботы 3 октября 1980 года в этой синагоге сработало взрывное устройство. Молельный зал был переполнен, там находилось около 300 человек. Жертвами теракта стали четыре человека – трое французских граждан и израильтянка Ализа Шагрир. Еще 40 человек были ранены.

    Главное богатство этой синагоги – скрывающееся за скромным фасадом внутреннее убранство. Это и декор молельного зала, украшенного «ниспадающей» люстрой; и купол здания – работа парижского архитектора Марселя Лемарье (1864-1941), сейчас в Париже осталось только два созданных им здания. Почему же его решили снести?

    Фото: APPC

    – Руководству общины реформистских евреев надо что-то предпринимать, чтобы справиться с постоянно уменьшающимся числом прихожан, – объясняет «Деталям» Эва Кунце. – Для этого по инициативе нынешнего президента ULIF Жана-Франсуа Бенсахеля в конце 2019 года две либеральных еврейских организации Парижа были объединены в JEM – «Иудаизм в движении». И для него решили соорудить новый центр взамен старой синагоги. Объединение, конечно, вещь полезная – но стоит ли ради нее жертвовать уникальным зданием?

    – Но ведь вы сами согласны с тем, что синагога нуждается в обновлении?

    – Вопрос только, в каком. Синагога строилась два года, в 1924 году вошел в строй молельный зал. Конструкции здания достаточно прочны. Если бы существовали хотя бы малейшие опасения на сей счет, префектура давно  запретила бы здесь массовые скопления людей. Мы обратились в частном порядке к эксперту, который обследовал здание на прочность и не нашел никаких вызывающих тревогу трещин или поломок.

    – Синагога перестраивалась за время существования?

    – В 1960 году нарастили два этажа, но архитектурный контекст улицы Коперника этим не нарушили. Безусловно, ремонт необходим, однако нам хотелось бы сохранить для живущих ныне и для последующих поколений молельный зал в стиле ар-деко.

    Я сослалась бы на мнение Доминика Жаррассе, одного из лучших во Франции специалистов по синагогальной архитектуре. Он считает в корне ошибочным не признавать нашу синагогу историческим памятником. Архитектор Серж Брентруп из городского департамента архитектуры и культурного наследия тоже на нашей стороне. По его мнению, представленный проект реконструкции недостаточно проработан, а кроме того, как можно сносить не просто синагогу, а символ трагических событий 1941 и 1980 годов?

    – Нельзя ли потребовать публичного обсуждения проекта?

    – Мы и пытались этого добиться. Но нам не разрешили высказывать свою точку зрения в ежеквартальном издании ULIF-Copernic, блокировали разговоры на эту тему в зале для богослужений, а когда мы стали выражать свою точку зрения в соцсетях, то нас вообще исключили из ULIF. А для общенациональных французских СМИ эта тема либо не актуальна, либо слишком щепетильна.

    Марк Котлярский, «Детали». Фотографии предоставлены APPC˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend