Friday 24.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Depositphotos.com
    Фото: Depositphotos.com

    В минфине придумали, как сэкономить на пенсионном обеспечении

    Пока фермеры спорят об импорте, выбрасывая яйца на тротуар, а инвалиды блокируют трассы, требуя прибавки к пособиям, одна из главных реформ, спрятанная в глубинах Закона о регулировании хозяйства, остается почти неизвестной широкой публике. Хотя она коснется большинства граждан страны и повлияет на то, как будут управлять примерно третью всех пенсионных накоплений в Израиле с 2022 года.

    Речь идет о реформе сферы государственных целевых облигаций. Министерство финансов хочет с ее помощью сократить расходы бюджета на обеспечение пенсий сразу на 7 млрд шекелей в год. В долгосрочной перспективе, согласно прогнозам, этот шаг избавит правительство от необходимости выплачивать по 20 млрд в год. «Граждане не пострадают», – уверяют в минфине. Но почему же тогда против этой реформы сразу выступил Форум получателей накопительной пенсии?

    О чем, собственно, речь

    Целевые государственные облигации не торгуются на бирже, их не могут приобрести частные инвесторы – только пенсионные фонды и некоторые другие структуры. Есть облигации нескольких серий, доходность всех привязана к индексу.

    • Облигации серии «Хец» приносят от 4 до 6,2 процента годовых;
    • Облигации серии «Мерон» выпускались до 1995 года, на 20 лет, и дают 5,5 процента годового дохода. Затем их сменили 15-летние «Арад», которые дают 4,8 процента дохода в год.
    • Для «Битуах леуми» выпускается также облигация «Ибель», сроком на 20 лет, под 5,5 процента годовых.

    Теперь, в рамках реформы, подготовленной минфином, правительство хочет заменить эти облигации спорной системой, гарантирующей схожий доход в 5 процентов годовых. О ней расскажем чуть ниже.

    Что делают пенсионные фонды с деньгами, которые мы ежемесячно откладываем на старость? Вкладывают в акции, объекты и другие активы в надежде заработать на этом. Но чем больше объем денег, которыми они могут играть на рынке, тем большему риску они подвергают нас. Потому государство ограничивает их в этом. Нечто подобное происходит и в банковском секторе: например, регулятор не разрешал банкам вкладывать больше 20 процентов всех средств именно в недвижимость. Инвестиции должны быть разнообразны, иначе вкладчики могут остаться ни с чем, если одна или две отрасли рухнут во время кризиса.

    До 2003 года около 70 процентов денег всех пенсионных фондов было вложено в целевые государственные облигации: их обеспечивало государство, следовательно, риск для получателей пенсий был минимален. В 2003 году Биньямин Нетаниягу решил снизить долю, вкладываемую в них, до 30 процентов. Это позволило фондам выводить больше средств на биржу ценных бумаг и прочие активы, вплоть до прямого инвестирования объектов недвижимости или инфраструктуры. Риск вырос, а в 2008 году разразился международный финансовый кризис, из-за которого доходность биржевых бумаг упала. Пострадали все. Из-за этого и общественные организации, и депутаты кнессета стали вновь требовать увеличить долю государственных целевых облигаций с гарантированным доходом в портфелях фонда, чтобы гарантировать пенсионные накопления людей. И хотя этого не произошло, все же сохранялась определенная диверсификация портфеля, защищавшая пенсионеров от излишних рисков или неудач менеджеров.

    Чем пугает новый вариант минфина?

    Теперь вместо этой защиты государство хочет ввести регулярные проверки возвратности средств. Деньги, гарантирующие возврат наших пенсий, будут накапливаться в специальном внебюджетном фонде со счетом в Банке Израиля. Но мы ведь знаем, что в случае крайней необходимости государство способно запускать руку и в такие фонды?

    Пример: «Фонд чистоты окружающей среды», созданный в 1984 году для сохранения окружающей среды. Его нужно использовать для захоронения отходов, утилизации старого асбеста и прочих экологических нужд, а пополняют его штрафы и санкции за ущерб природе. Но когда пришла пора бороться с «короной», минфин потребовал из него 0,5 млрд шекелей. А годом ранее оттуда и без всякой «короны» изъяли 700 млн шекелей. Из пенсионных денег «Битуах леуми» также успевали выдернуть лишнего, когда припирало.

    Значит, до проведения реформы нужно обеспечить новому фонду защиту от подобных поползновений в будущем. Но как? Государство говорит: я обещаю 5 процентов годовых по все той же 30-процентной доле вкладов. Окажется больше – излишек переведем в вышеуказанный фонд, получится меньше – государство доплатит необходимое из этого фонда, который будет находиться под управлением главного аудитора министерства финансов.

    Но кто поручится, что, если разразится кризис и в казне не будет денег, или фонд не успеет их накопить, государство не отступится от своих нынешних обязательств? Как заставить министра финансов дать людям деньги именно тогда, когда у минфина нет денег? В реформе этот пункт отсутствует, да и вряд ли такая гарантия возможна.

    В мире к практике выпуска целевых облигаций для обеспечения пенсий прибегают редко. Подобные системы действуют в Австралии и Новой Зеландии, а в Великобритании, например, пенсионные фонды просто получают определенные льготы при покупке обычных гособлигаций.

    В основе реформы лежит идея, что вместо покупок гособлигаций фонды смогут перебросить освободившиеся пенсионные средства на открытый рынок по тем же трекам, что сейчас они используют в модели «до 50 лет» (модели вложений в пенсионных фондах делятся по возрасту, эта является основной и, как правило, самой крупной). Это неплохо – но все же это повышает риск. И если государство заинтересовано отказаться от целевых облигаций, чтобы не нести груз выплат по ним – нужно найти другую, менее рискованную схему распределения пенсионных накоплений, чтобы интересы будущих пенсионеров не оказались ущемлены ни при каких обстоятельствах.

    Эмиль Шлеймович, «Детали»˜. Фото: Depositphotos.com

    Также использованы материалы: Хагай Амит и Женя Волынски, TheMarker

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend